Москва 24

Общество

08 мая, 00:01 (обновлено 13.06.2019 17:21)

Главная / Истории /

Чем закончилось дело Кокорина и Мамаева

"Правая сторона Пака" и чтение по губам: как развивалось дело Кокорина и Мамаева

В скандальном деле футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева поставлена точка. 8 мая Пресненский суд признал спортсменов и их друзей виновными. Братьев Кокориных приговорили к 1,5 годам колонии общего режима. Павел Мамаев и Александр Протасовицкий получили по году и пяти месяцам. Апелляционную жалобу оставили без удовлетворения. Разбираемся, что удалось установить в суде.

Фото: ТАСС/Владимир Гердо

"Петухи" и драки

По данным следствия, в октябре 2018 года футболисты в компании с младшим братом Кокорина Кириллом и их другом Александром Протасовицким стали участниками сразу двух конфликтов в центре столицы. Сначала они избили водителя одной из ведущих Первого канала Виталия Соловчука, а чуть позже, в "Кофемании" на Большой Никитской улице – главу департамента Минпромторга Дениса Пака. Александр Кокорин даже ударил его стулом, полагает следствие. Попытавшийся успокоить буйных молодых людей гендиректор НАМИ (разработчик президентских автомобилей Aurus) Сергей Гайсин также получил от одного из них удар по лицу.

На скамье подсудимых оказались все четверо мужчин. Прокурор запросила полтора года заключения для братьев Кокориных, а для остальных фигурантов дела – год и пять месяцев тюрьмы.

Мамаев и Кокорин извинились перед избитым Соловчуком

Свидетели защиты настаивали, что потерпевшие сами нарвались на драку. По их словам, Соловчук якобы обозвал компанию "петухами", а Пак и вовсе употребил по отношению к молодым людям нецензурное слово. А сторонние очевидцы отметили, что в компании Кокорина и Мамаева все изрядно выпили, много шумели и бранно ругались.

Все подсудимые частично признали вину. Так, Кокорин не признал вменяемую ему статью "Хулиганство" и ее пункт о предварительном сговоре, а также эпизод по статье "Побои" в случае с водителем Соловчуком. Таким образом, нападающий "Зенита" признал лишь факт драки с чиновником Паком.

Мамаев также отверг обвинения в хулиганстве по сговору. "По Гайсину вину не признаю, по Соловчуку признаю, но это было не из хулиганских побуждений, к Паку отношения не имею", – заверил футболист. В свою очередь, Александр Протасовицкий также отверг обвинение в сговоре, но признал, что нанес "два удара по Гайсину с целью его удержания и предотвращения конфликта".

Стул и "правая сторона Пака"

Фото: Агентство "Москва"/Зыков Кирилл и ТАСС/Вышинский Денис

Почти все заседания суда прошли спокойно, без происшествий. Только на третий день опрос свидетелей пришлось прервать из-за "минирования": сотрудников и посетителей Пресненского суда эвакуировали из-за ложного сообщения о взрывном устройстве. После проверки заседание продолжили. Показания некоторых свидетелей оказались весьма любопытными.

Например, подруга Кокорина и Мамаева Екатерина Бобкова сообщила суду, что легла на упавшего во время драки Соловчука, "чтобы остановить все это". Комментируя возможную сексуальную связь с Кокориным, женщина заявила суду, что она – "лесбиянка, не испытывает к мужчинам никакого влечения". При этом уточнила, что не помнит, целовалась ли с футболистом, но точно положила голову ему на колени. Бобкова добавила, что во время потасовки в "Кофемании" в какой-то момент начала бить посуду, так как "нервничает", когда на нее "кричат".

А адвокатам защиты оказалось крайне важно выяснить у свидетеля-официанта, где оказался стул, брошенный Александром Кокориным в "Кофемании". Адвокат Татьяна Прилипко поинтересовалась, куда "приземлился" летящий стул. "Могу предположить, что на правой стороне Пака", – ответил свидетель. Прилипко также уточнила, точно ли "полет закончился на Паке". Официант вновь подтвердил этот факт.

Снимок с видео: Москва 24

Вообще большая часть заседаний была посвящена, как его окрестили на суде, главному "участнику конфликта" – стулу. Электрику "Кофемании" даже пришлось подробно рассказать, благодаря каким процедурам ему удалось починить стул после встречи с "правой стороной Пака".

В какой-то момент участники заседания заподозрили, что к делу могли приобщить стул, который в конфликте участия не принимал, а главный "виновник" остался в "Кофемании". Менеджер ночной смены заведения уточнил, что изъятый стул мог быть определен "произвольно". Якобы мужчина слышал разговор силовиков о том, что им "все равно", какой стул изымать. "Давайте вот этот возьмем", – так пересказал менеджер предполагаемые слова сотрудников органов правопорядка.

Внимание адвокатов защиты в какой-то момент переключилось на чтение по губам Пака. Они решили выяснить, что сказал чиновник компании, если в итоге все закончилось дракой. К делу привлекли специалистов по сурдопедагогике и жестовому языку, которые изучили видеозапись конфликта с Денисом Паком. В итоге эксперты сошлись во мнении, что чиновник произнес одно или два нехороших слова, которые и привели к избиению.

Напоследок адвокаты подсудимых рассказали, что обвиняемые – замечательные люди. Что они занимаются благотворительностью. В качестве подтверждения этих данных они предоставили суду благодарственные письма людей, которым футболисты помогли. Адвокат Татьяна Прилипко также сказала "пару слов о потерпевших" Соловчуке и Паке. Она сообщила, что избитые – "самовлюбленные", "высокомерные", "провокационные" люди, которые "комплексуют".

Достаточно посидели?

Фото: ТАСС/Василий Кузьмиченок

В своем последнем слове Мамаев извинился перед потерпевшими, "семьей и обществом". Он рассказал, что единственное, что он делает хорошо – это играет в футбол. А также сообщил, что хочет продолжить карьеру. Александр Кокорин также принес извинения и заявил, что уже наказан месяцами, проведенными в СИЗО. За себя и друзей он "по-человечески" попросил "не ломать судьбы ребят, дать им вернуться к семье, заниматься любимым делом".

А Кирилл Кокорин рассказал, что подвел родителей, раскаялся на следующий день после происшествия. Младший брат знаменитого футболиста добавил, что признал вину и готов ответить за то, что совершил. Он также похвастался суду, что в СИЗО прочитал 40 книг, что "в жизни столько не читал". Молодой человек считает, что уже достаточно времени провел за решеткой. И попросил судью разрешить ему "выйти, посмотреть хотя бы небо синее, продолжить учиться, продолжить жить".
Протасовицкий же призвал суд к "справедливости". Мужчина рассказал, что у подсудимых большой потенциал, и они не должны терять его в СИЗО. Кроме того, участник потасовок считает, что 17 месяцев заключения, которые запросила для него прокурор, "за три удара – это чересчур".

Адвокат по уголовным делам Вадим Лялин пояснил Москве 24, что так как футболистов арестовали 11 октября 2018 года, в СИЗО они провели почти семь месяцев. Но этот срок засчитывается как 10 с половиной месяцев, так как сутки, проведенные в изоляторе, приравниваются к полутора дням назначенного срока. Таким образом, если суд удовлетворит запрос прокурора, Кокорину с братом останется сидеть семь с половиной месяцев, а остальным – на один месяц меньше.

"Я не знаю, как поступит судья. Но так как они уже отсидели половину запрошенного прокуратурой срока, я бы их отпустил. Они уже наказаны со всех сторон. Мне кажется, злобствовать неправильно. Но решение – за судьей", – считает Лялин.

Апелляция


13 июня Мосгорсуд рассмотрел апелляцию на приговор Пресненского суда от 8 мая. Тогда было установлено, что Кокорины, Мамаев и Протасовицкий "совершили умышленное нанесение вреда здоровью" потерпевших. Сделали они это из хулиганских побуждений.

Защита оспаривала законность приговора, а прокуратура просила внести поправки в квалификацию одной из статей. Однако приговор оставили без изменений, а жалобу – без удовлетворения. Осужденные принимали участие в слушании, их доставили в суд прямо из СИЗО.

Таким образом, Кокорин получил 1 год и 6 месяцев лишения свободы, Мамаев – 1 год и 5 месяцев колонии общего режима. Осужденные останутся под стражей до момента вступления приговора в силу.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика