29 октября, 2015

Невидимый помощник: как криминалисты работают с отпечатками пальцев

Поделиться в социальных сетях:

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Отпечаток пальца на месте преступления – одно из важнейших доказательств в следствии. Его очень легко оставить, просто обнаружить и сложно стереть.

Как работают с почти невидимыми помощниками криминалисты, m24.ru рассказал замначальника ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве, майор полиции Роман Песчанов.

Сбором отпечатков занимаются сотрудники экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ). Все необходимое для обнаружения следов хранится в дактилоскопических наборах, которые полиция возит с собой в передвижной лаборатории.

Орудия эксперта – кисточка и баночка с порошком. Необходимо кропотливо водить инструментом по всем поверхностям, и тогда отпечатки окрасятся и станут заметнее.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Чтобы подготовить экспертов к работе "на земле" и протестировать их навыки, сотрудники ЭКЦ практикуются в комнатах, где смоделированы типичные московские интерьеры и расставлены манекены. За их работой наблюдают старшие товарищи и руководство – по всем комнатам развешены камеры, а в специальном помещении установлены мониторы.

В деле криминалиста используется широкий ассортимент порошков, все они – отечественного производства. Есть два вида: магнитные и немагнитные. Железо нельзя обрабатывать магнитным порошком, так как кисточка просто прилипнет к объекту и ничего не получится. С другими поверхностями – пачками сигарет, зеркалами, посудой, – удобнее работать именно магнитным порошком. Сначала объект обрабатывают одной кисточкой, чтобы окрасить следы, а затем – другой, чтобы их почистить. Теперь отпечаток можно снять с помощью дактилоскопического скотча и взять в работу.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Преступник не всегда оставляет четкий отпечаток, но следы сохраняются на любых поверхностях: стекле, бумаге, металле. Даже если вы, пожевав жвачку, скомкаете и выбросите ее, она станет объектом дактилоскопической экспертизы. Такие предметы собирают и тоже привозят в ЭКЦ.

В лаборатории центра установлена камера, призванная выявлять эти следы. Это печь, похожая на обычную духовку. Предмет обрабатывают спреем, сушат в вытяжном шкафу и помещают в камеру, нагретую до 100–120 градусов. Тут начинает действовать химический реагент – он вступает в контакт с потожировым веществом (следом пальца руки или ладони), и узор окрашивается в розовый цвет.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Если рисунок не выявить даже таким методом, то в процесс включаются эксперты биологической лаборатории, которые с помощью реагентов выделяют из потожирового вещества ДНК. Не бывает такого, чтобы совсем не осталось никаких следов.

В целом отпечатки хранятся долго, но все зависит от обстановки: если след в закрытом помещении, он может быть обнаружен и через пять лет, особенно если пространство никак не используется. Тут важны условия хранения. Например, след на пластиковой бутылке, найденной в сугробе, можно легко испортить: если не просушить тару перед исследованием, дактилоскопический порошок при контакте с влагой превратится в пятно, с которым уже не получится работать.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Вернемся к отпечаткам. Обнаруженные следы изымают с места происшествия с помощью специальной пленки – дактилоскопического скотча. В таком виде их транспортируют в ЭКЦ, где отпечатки фотографируют и описывают. Изображение переносится с пленки на фотобумагу, которая крепится к описи. В итоге получается карточка, которая хранится в течение установленного времени. Там указаны обстоятельства дела, его порядковый номер и другие данные. Составление этого бумажного комплекта – обязательное условие работы криминалистов.

После всех указанных процедур карту сканируют и начинается собственно исследование следа на компьютере. Загрузив отпечаток, специалист с помощью программы расставляет на нем от 10 до 30 точек. Ориентируясь на них, система "Папилон" ищет похожие образцы по всероссийской дактилоскопической базе.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

В результате формируется рекомендательный список отпечатков, совпавших с исходным узором по максимальному числу признаков. Их сравнением и установкой личности занимается уже не машина, а человек. Таким образом, аппарат оказывает экспертам помощь в поисках, но не дает однозначного ответа.

Даже если личность лица, оставившего отпечатки, установлена, это вовсе не значит, что виновник найден. Человек может быть как преступником, так и уборщицей или, скажем, хозяином квартиры, где все произошло. Установить истину – задача следствия. Эксперты–криминалисты не раскрывают преступления, их задача – добыть информацию для органов дознания, следствия или уголовного розыска.

Сергей Блохин и Софья Бассэль

Сюжеты: Тренды города: все, что волнует столицу , Лица порядка: как работает столичная полиция

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика