03 июля, 00:01

Сухим из воды. Один день из жизни спасателя-водолаза

Поделиться в социальных сетях:

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Зачем спасатели вяжут бесконечный узел, как водолазу помогает чутье и можно ли выйти сухим из воды — читайте в материале специального корреспондента портала Москва 24 Виталия Воловатова.

Куда только ни заведет журналистская карьера! Доводилось бывать в окопах под палящим солнцем и в метель на открытии нового моста через железную дорогу. Подниматься на опоры ЛЭП и спускаться в затопленные подвалы. Блуждать по лесу и петлять по городским улицам. Скользить по обледенелой крыше пятиэтажки и балансировать на краю песколовушки очистных сооружений. Все ради лучшего кадра и самой точной информации.

Но сегодня мы едем на пляж. Да, вот так вот — прямо посреди рабочего дня! Просто праздник какой-то! А спасибо за него — Департаменту по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности. Мы едем в гости к их водным спасателям. И не куда-нибудь, а на спасательную станцию "Татарово", что в самом сердце Серебряного бора! Ну что, Антон, ты плавки взял?..

На суше


Их часто путают с МЧС. И, действительно, суть примерно одинаковая: спасать людей, попавших в беду. Только у МЧС в Москве нет спасателей на воде, им подчиняется ГИМС — Государственная инспекция по маломерным судам. Эдакое речное ГИБДД. А вот катера, которые следят за безопасностью людей в акватории Москвы-реки, принадлежат городу. И базируются на разных спасательных станциях. И вот мы стоим у ворот одной из них, открываем калитку и шагаем в приятную тень кленов.

Сотрудник столичной поисково-спасательной службы на водных объектах, спасатель 1 класса и водолаз 6 разряда Виталий Корсаков ходит где-то здесь. Отыскиваем его возле огромного грузовика с кунгом. Смена нашего героя только началась, поэтому он проверяет комплектность и исправность всего необходимого оборудования. Эта машина — полноценный поисково-спасательный пост, только на колесах. Здесь есть все, что может понадобиться спасателям.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



С любопытством наблюдаем, как наш герой выдвигает различные ящики и ящички, открывает дверцы и люки, пробегает взглядом по оборудованию. Вот автономный генератор электричества, вот световая колонна. Бухты разнокалиберных веревок, шанцевый инструмент, гидрокостюмы, водолазные принадлежности и даже надувная лодка.

"Мы работаем по графику "сутки через трое". И когда заступаем на смену, то первым делом должны принять все оборудование. Мы должны знать, где что лежит, быть уверены, что все исправно. Потому что, когда придет сигнал, у нас будет лишь минута на то, чтобы выдвинуться, и еще три минуты — чтобы найти и спасти человека", — объясняет Виталий.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



Поэтому мы не мешаем и терпеливо ходим следом, как варан за буйволом. После машины наступает черед патрульных катеров. Их у причала примостилось три штуки: у всех разное назначение. Например, один наиболее удобен для подводных работ — из-за большой палубы. Другой — легкий, с откидным пологом, на нем хорошо патрулировать акваторию в жаркие дни. У третьего же большая закрытая рубка, которая защитит экипаж от ненастья.

Тут же пришвартованы резиновая моторная лодка и даже гидроцикл. Все водолазное снаряжение, конечно, находится на том катере, с большой палубой. Но в остальных судах есть так называемый "комплект № 1″: маска, трубка и ласты — самый минимум для водолазных работ. Он есть даже на водном мотоцикле.

Но вот осмотр закончен, и мы заходим в станционное здание. Здесь спасатели проводят время, когда оперативная обстановка спокойна. Конечно, тут есть все необходимое: кухня с небольшой столовой, комната отдыха, гардеробная, склад оборудования и других материальных ценностей. Даже свой мини-медпункт! Лекарств, конечно, нет, поскольку в штат этой поисково-спасательной станции не входит медик. Но зато тут много разнокалиберных бинтов и лейкопластырей. Так что, если ненароком поранитесь о сучок где-то неподалеку, — загляните, перевязку вам сделают.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



В смену заступают трое: спасатель, спасатель-судоводитель и спасатель-водолаз. А если немного отойти от номенклатуры, то схема выглядит просто: один ведет судно, второй вытаскивает пострадавшего из воды. Третий, если надо, спускается "во недра речные" и достает человека уже оттуда. Кстати, тут мы были приятно удивлены: оказывается, даже если за тобой идет водолаз, это еще не конец.

"Если с момента утопления прошло не более пяти минут, и я успеваю вытащить человека — его еще можно спасти. Прямо в катере мы начинаем делать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание. У нас есть "амбушка" (мешок Амбу, приспособление для вентиляции легких — прим. ред.) и специальные салфетки для дыхания "рот-в-рот", — рассказывает наш герой.

Это, конечно, не ужасный, но эффективный "Автопульс". И дефибриллятора у спасателей нет. Все спецоборудование — прерогатива профильных реанимационных бригад скорой помощи. Но тот комплект, что есть в каждом катере, позволит продержаться до подъезда другого героя нашего цикла. Или кого-то из его коллег.

На воде


Но грех отсиживаться на берегу в такую чудесную погоду, тем более что в зоне ответственности ПСС "Татарово" — четырехкилометровая акватория. От пристани спасателей в одну сторону — почти до Живописного моста, и в другую — почти до пристани в Троице-Лыково. То есть полный круг сначала вдоль одного, потом вдоль другого берега — целых восемь километров. В режиме патрулирования малым ходом это занимает около часа.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



На пристани получаем спасательные жилеты — непременный атрибут для нахождения на судне! Это как ремень безопасности в автомобиле. Тем более, предупреждают спасатели, это на солнышке жарко, а вода в толще реки еще не прогрелась, и оказавшегося в воде человека может ждать неприятный сюрприз в виде судороги или даже остановки сердца. Изучаю жилет: в комплект входит свисток на веревочке, на корпусе которого азбукой Морзе выбит сигнал SOS. Для тех, кто не помнит: три коротких, три длинных и снова три коротких сигнала. Впрочем, оказавшись в воде, можно просто истерично свистеть и размахивать руками — кто-нибудь обязательно заметит и сообщит спасателям.

В кармане жилета обнаруживаю стопку памяток о безопасном поведении на воде. Вот их-то мы сейчас кому-нибудь и раздадим! А, кстати, кому? Наш герой указывает прямо по курсу — там на фарватер выходит весельная лодка с экипажем из трех человек. Но, присмотревшись получше, понимаю, что экипаж — это в нашем случае, а там просто отец семейства катает свою жену и сына. Все, конечно, без жилетов. Что, как мы уже знаем, — нарушение. Но пропагандистская работа с населением — часть службы спасателя, поэтому догоняем и малым ходом ложимся на параллельный курс.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



Спасатель Виталий Корсаков здоровается, представляется и вежливо интересуется, есть ли у отдыхающих жилеты. Отец сообщает, что есть — и тут же демонстрирует три жилета, лежащих на дне лодки. Несмотря на протесты, ребенка тут же одевают в защитное снаряжение, сами же взрослые предпочитают остаться, как есть: в майках и шортах. Ну что же, это их осознанный выбор, а наш герой проводит краткий инструктаж по безопасности, после чего желаем приятного отдыха и продолжаем патрулирование. А я замечаю, как спасатель тайком облегченно выдыхает.

"Я работаю спасателем уже 14 лет. Служба непростая, и за это время я многое повидал. Когда ищешь под водой утопшего — это такой, достаточно тяжелый психологический момент. Но лично для меня тяжелее всего, когда тонет ребенок", — неохотно сознается он.

Поэтому даже этот эпизод можно считать маленькой, но победой. Ведь предотвращать — всегда лучше, чем спасать. И тут уже наметились значительные улучшения. Наш герой замечает, что в последнее время случаев травм на воде становится меньше.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



"Сейчас активнее ведутся профилактические беседы в школах, на производстве, с компаниями, которые отдыхают на берегу. Тем не менее, к сожалению, часто можно видеть, что люди не только купаются под запрещающими знаками, но и бравируют этим! Хуже, конечно, только те, кто употребляет алкоголь перед тем, как войти в воду. Это по-прежнему основная причина травматизма и гибели", — говорит Корсаков.

Мы уже писали про главные ошибки купальщика. И, казалось бы, всем с детства говорят: "не зная броду — не суйся в воду!" Однако же каждый сезон находятся те, кто пренебрегает прописными истинами. Зачастую все проходит нормально, но порой такая небрежность слишком дорого обходится. Впрочем, водолаз Виталий Корсаков — не первый наш герой, которому из года в год по долгу службы приходится растолковывать людям очевидные вещи.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



К счастью, патрулирование проходит без происшествий. Ну, если не считать одной волны, что накрыла нас с фотографом. Спасатели — ребята опытные, и сами среагировали, и нас предупредили. Мы успели лишь слегка приподняться, чтобы от резкого толчка не вылететь за борт. Что поделать, водное движение здесь достаточно интенсивное: каждый катер, водный мотоцикл или речной трамвайчик порождает волну. Будь мы чуть менее сухопутными — знали бы сами. Впрочем, хвала журналистской удаче — техника не пострадала. А мокрая одежда под знойными солнечными лучами приносила дискомфорт недолго.

На обратном пути к причалу нам попались два купальщика, которые уютному и облагороженному пляжу № 3 Серебряного бора предпочли обычный "дикий" спуск к воде. Спасатели предупредили каждого, что на фарватер заплывать не стоит, убедились, что у граждан все хорошо и продолжили путь. Уже почти у самой станции мы увидели на берегу группу людей... нет, не в полосатых купальниках. А вообще без оных — это тот самый нудистский пляж, который любители единения с природой все собираются покинуть и никак не покинут. Впрочем, правила безопасности они вроде бы соблюдают, поэтому мы лишь тактично отворачиваемся.

Под водой


Виталий Корсаков с детства мечтал о море. Поэтому, достигнув призывного возраста, отправился служить на флот. И уже там, следуя зову "большой воды", взглянул на мир не с поверхности, а из глубины мирового океана. О службе он особо не распространялся по понятным причинам — лишь мечтательная улыбка озаряла лицо. Сказал только, что побывал во многих морях со всех сторон нашей родины. А когда вернулся в обычную жизнь, другого будущего для себя не видел. Поэтому получил квалификацию гражданского водолаза, что с его опытом сделать было не так сложно.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



"Трудно сказать, где легче работать: в море или в реке. Везде своя специфика. Например, в море более чистая вода и лучше видимость, но гораздо труднее бороться с волнами. Речное же течение не является для меня существенной проблемой, но вода очень мутная. Например, здесь, в Серебряном бору, иногда бывает нулевая видимость, не помогает даже мощный фонарь. В таких случаях плывешь уже просто на ощупь, тебя ведет то особое чутье, которое развивается у опытного водолаза", — рассказывает наш герой.

Шли годы, сменялись века, техника непрестанно развивалась, но даже сегодня, с новейшим снаряжением, человек все равно чужой в подводном мире. В этой опасной среде водолаз может надеяться лишь на
две вещи: свое чутье и напарника, который стоит на катере и держит водолазный конец. Именно эта веревка — единственная связь между мирами. Это только в фильмах и компьютерных играх водолазы общаются между собой по рации — на деле все несколько сложнее.

Нам обещают показать, как это происходит. И вот, уже на палубе пришвартованного катера, Виталий Корсаков начинает переодеваться для путешествия в соседний мир.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



Поскольку вода еще прохладная, он с помощью командира облачается в водолазный костюм сухого типа, или "сухарь". Это полностью герметичный комбинезон, который не пропускает воду. В нем же водолазы погружаются зимой, но тогда для тепла пододевают специальное термобелье. Сейчас же "сухарь" можно носить прямо на штатном комбинезоне. А немного позже, когда вода прогреется достаточно, водолазы будут использовать костюмы мокрого типа.

Наш герой надевает мощные ласты, крепит к ноге водолазный нож в массивных пластиковых ножнах. Его отличают также объемная пластиковая рукоять и резиновая петля на ней, — чтобы не потерять в толще воды.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



"Под водой подстерегают разные опасности. Это и водовороты, и всякий мусор, который может повредить костюм или оборудование. Очень много старых рыбацких сетей. Если попадешь в такую — без ножа не обойтись! А если не справишься сам, придется просить помощи. Но зато рыбы не докучают: они любопытные, всегда приходят посмотреть, что я делаю, но тактично держатся в стороне", — объясняет он.

Причем человека в этом чуждом мире стороной обходят как маленькие уклейки и карасики, так и двухметровые сомы, которыми иные купальщики пугают детей. К счастью, в этих широтах нет подводных хищников, которые были бы по-настоящему опасны. А наш герой тем временем размещает на спине семилитровый баллон с кислородом. Это стандартный объем, которого хватает для выполнения рядовых задач. С ним опытный водолаз сможет работать под водой примерно 35-40 минут.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



"Конечно, все зависит от задачи. Если ты просто идешь вдоль дна и ищешь какой-то предмет, дышишь ровно, то хватает дольше. Если же ты что-то передвигаешь, пилишь, режешь, прикладываешь иные усилия, то это нагрузка, учащенное сердцебиение и повышенный расход. И, конечно, когда ищешь утонувшего человека или пытаешься его поднять — тут еще и эмоционально тяжелый момент, поэтому воздух расходуется еще быстрее", — добавляет Корсаков, после чего надевает маску и шлепает к краю борта.

Есть такая шутка: "Зачем водолазы курят? Чтобы расходовать меньше кислорода!" Но, конечно, это всего лишь юмор. И для того, чтобы служить спасателем, нужно обладать крепким здоровьем и отменной физической силой. Последняя проверка снаряжения, а я тем временем выполняю ответственное задание. Ставлю на флагшток пристани "Альфу". Это такой бело-синий хвостатый флажок, который в международной морской классификации обозначает букву "А". Видели красивые фото с морских парадов, где корабли увешаны гирляндами разноцветных флагов? Вот это оно.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



У этого флага есть еще одно значение. Вывешенный самостоятельно, он говорит: "У меня спущен водолаз! Не приближайтесь и следуйте малым ходом!" В разных странах нормы немного отличаются, но суть примерно одна: судам нельзя подходить к этому флагу где-то на 60 метров, а водолаз не должен уходить от него дальше, чем на 30 метров. Как он определит под водой расстояние до флага? В этом ему поможет напарник.

Наш герой спускается в пучину вод под любопытные взгляды вездесущих уток. И, наверное, не менее вездесущих карасей, но мы их не видим с пирса. А командир тем временем объясняет основы общения. Между собой водолазы переговариваются знаками. А чтобы сообщить что-то на
поверхность, используют водолазный конец. Например, задать вопрос "У тебя все хорошо?" можно, один раз дернув конец. И если в ответ он дернется тоже один раз, значит — "Да, у меня все в порядке". Дважды дернув конец, напарник говорит: "Проверь запас воздуха!" Водолаз дважды дергает: "Проверил, все в норме!" И так далее.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



Также, с другой стороны: если водолаз хочет узнать, не изменилось ли что-то в его задаче, он дернет конец один раз. Один рывок в ответ: "Продолжай работать". В общем, принцип прост: в норме количество рывков ответа должно равняться количеству рывков вопроса. Если же водолаз попал в беду и нуждается в помощи, он должен быстро и нервно дернуть конец более четырех раз подряд. Тогда напарник будет экипироваться, чтобы пойти за ним. Кстати, именно поэтому для водолазных работ в лодке должны быть трое. Соответственно, если водолаза нужно срочно вернуть, с поверхности конец дергают резко и нервно более четырех раз подряд.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



Пока Виталий возвращается в мир людей и осторожно карабкается в громоздком снаряжении по лестнице на причал, мы с интересом наблюдаем за его напарником. Тот отработанными ловкими движениями плетет из водолазного конца затейливую и любопытную бахрому. Заметив наши взгляды, поясняет, что это — Бесконечный узел. Всего лишь удобный способ хранить бухту веревки: связанная таким образом, она никогда не запутается и будет лежать аккуратной кучкой. А при необходимости ее можно очень быстро развязать, ведь этот узел распускается, стоит лишь потянуть за конец.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин



Мы с Антоном повидали много интересных и необычных профессионалов. И у всех были какие-то свои негласные правила или ритуалы. Например, пилоты санитарных вертолетов никогда не летают в тринадцатый вылет, у них это называется "после двенадцатого". Офицер мотобатальона ДПС следит, чтобы шлем ни при каких условиях не касался асфальта. А поездные бригады "Аэроэкспресса" не обсуждают на маршруте рабочие проблемы коллег. Как ни странно, у водолазов ничего такого не обнаружилось.

"На этой работе ты должен быть уверен в своих силах. Но, прежде всего, ты должен верить в своего напарника. Потому что, когда ты под водой, именно в его руках находится твоя жизнь. Как и жизнь того, за кем ты спускаешься", — улыбается спасатель 1 класса и водолаз 6 разряда.

Сегодня он прямо на наших глазах вышел сухим из воды. И это говорит о том, что нет ничего невозможного в нашем мире, а есть много необычных профессий. Мы с фотографом уже достаточно обсохли и теперь продолжим путь, чтобы найти еще больше интересных профессионалов и познакомить вас с ними.

Микроавтобус спасателей подвез нас до метро. До редакции путь приличный — прислонюсь, пожалуй, к поручню и немного вздремну, представляя, как невидимый за дверью кабины машинист метро напевает свою веселую песенку! Надеюсь, Антон не забудет меня, когда соберется выходить.



Воловатов Виталий

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика