Москва 24

16 февраля, 2015

Максимально честно: Андрей Колесников о лихорадочной журналистике и патриотизме

Поделиться в социальных сетях:

"Максимальное приближение": Андрей Колесников


Андрей Колесников - ветеран кремлевского пула, главный редактор журнала "Русский пионер" и специальный корреспондент газеты "Коммерсантъ". Журналист рассказал ведущему программы "Максимальное приближение" на телеканале "Москва 24" Максиму Иксанову о "барном издательстве", именитых колумнистах, министерских стихах, рукописных текстах, осмысленной критике, мастерстве заголовка, совещаниях в Ново-Огареве, интервью с Владимиром Путиным и кресте патриота.

Мы находимся в редакции журнала "Русский пионер". У вас очень скромный офис. ("Русский пионер" - ежемесячный русскоязычный иллюстрированный журнал, выходит с февраля 2008 года. - прим. ред.)

- Да, у меня довольно скромно. Мы вообще сейчас обсуждаем идею проводить редколлегию в каком-нибудь баре. А верстать журнал можно в подвале. Сейчас офис все больше становится условностью.

Чем интересен ваш журнал?

- Одна из главных идей журнала в том, что мы привлекаем людей, которые в жизни занимаются совсем другим делом. Я не уверен, что Михаил Дмитриевич Прохоров когда-нибудь что-нибудь писал, какую-нибудь колонку, но он попробовал. О чем я мог попросить его писать? Конечно, про секс. Он сел, задумался - было о чем сказать. У меня на стене висит елочная гирлянда, на ней изображены многие наши колумнисты: Миша Сеславинский, Гришковец, Юмашева, Медведев (не тот Медведев), Собчак, Миллер. Вот теперь Вы видите, примерно, что такое журнал "Русский пионер".

Покажите, пожалуйста, свежий выпуск журнала.

- Смотрите, здесь у нас колонка министра иностранных дел Сергея Лаврова. Она исполнена в стихотворной форме. Никто не знал, что он пишет стихи. А он пишет, причем на тему заграницы. Эти стихи он никогда не публиковал, они были предназначены для его друзей, отъезжающих за границу. Но что-то он не пишет о том, как они возвращались. Возвращались ли они? Вот вопрос.

Любой журналист поначалу мечтает оказаться в так называемом кремлевском пуле, потому что там всегда тепло, там всегда есть чаек и пирожки. Кажется, что работа более спокойная. (Кремлевский, или президентский, пул - группа журналистов, на постоянной основе освещающих деятельность президента РФ. - прим. ред.)

- Там не всегда тепло, там не всегда есть чаек. Работа довольно муторная, честно могу сказать. Приходится подолгу ждать. Чем дольше ты ждешь, тем меньше у тебя времени, чтобы успеть что-то написать. Потом начинается такая гонка, такая лихорадка! Я, например, до сих пор большинство текстов пишу ручкой. Так получается быстрее. Потом я быстро надиктовываю текст. А если ты в командировке, бывает, что самолет элементарно начинает взлетать. Я несколько раз диктовал последние строчки, когда самолет был уже в воздухе.

Будучи специальным корреспондентом "Коммерсанта", часто ли вы оказываетесь за кремлевской стеной?

- Мне кажется, Владимир Владимирович Путин как-то немножко разлюбил первый корпус Кремля. Он, если вы заметили, почти перестал ездить по Москве. И он, и Дмитрий Медведев чаще летают на вертолетах. Как-то вдруг выяснилось, что можно всех позвать в Ново-Огарево, и все приедут - может быть, с большим удовольствием, чем в первый корпус Кремля. Там как-то оно все попроще.

Что важнее - устраивать газету "Коммерсантъ" или президента и его окружение?

- Второе в данном случае не важно. Мы на другой стороне баррикад. Есть мы, есть они. Возможно, смысл журналистики в том, чтобы находиться в оппозиции к власти. Я спокойно критикую президента, часто резко. Просто в критике должен присутствовать здравый смысл.

В "Коммерсанте" есть человек, у которого поднимается рука, чтобы что-то исправить в вашем тексте?

- У меня как у спецкора есть человек, который непосредственно занимается моими текстами, его зовут Саша Стукалин, заместитель главного редактора. Каким количеством заголовков я обязан этому человеку! В "Коммерсанте" вообще особое отношение к заголовкам. Недавно банки перестали давать ссуды под небольшие проценты, и вот родился заголовок: "Банки боятся и ссуд".

Можете ли вы себе представить, что променяете Владимира Путина на другого лидера, станете проводить с ним так же много времени?

- Вот уже 12 лет я этим занимаюсь, и до сих пор нескучно, поскольку он почти не открывается тебе. У меня с ним было только одно интервью один на один, в машине "Лада Калина". Если он снова даст мне интервью, мне до сих пор есть, что спросить.

В Вашей работе есть возрастные ограничения? Как у спортсменов, когда они перестают справляться с нагрузками.

- Если я до сих пор устраиваю редакцию газеты "Коммерсантъ", то остальное зависит от моего собственного желания.

Можно сказать, что вы - патриот?

- Быть патриотом в нашей стране, многострадальной и великой, - это твой крест. В этом смысле, да, я считаю себя патриотом. Я готов нести крест порядочного человека.

Узнать больше об Андрее Колесникове вы можете, посмотрев выпуск программы "Максимальное приближение" от 14 февраля 2015 года.

Сюжет: Максимально честно: знаменитости крупным планом

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика