05 мая, 2015

Эхо войны: как проходили сражения на подступах к столице. Зеленоград

Поделиться в социальных сетях:

Фото: m24.ru/Александр Сивцов

В годы Великой Отечественной войны немецким войскам не удалось дойти до Москвы. Город уцелел благодаря мужеству защитников подмосковных рубежей. Часть территорий, на которых в начале войны шли ожесточенные бои за Москву, сегодня находятся в черте мегаполиса. Ко Дню Победы сетевое издание M24.ru рассказывает, как советские войска защищали ближние подступы к городу.

Зеленоградский округ находится всего в 37 километрах от центра столицы. Он занимает площадь более 37 квадратных километров, сейчас в нем проживает порядка 230 тысяч москвичей. Этот округ по праву считается живым памятником войны: на его территории расположено более 20 памятников и около 10 мемориальных досок. Большая часть памятников находится на попечении у школ и предприятий.

В 40 из 50 школ округа есть музеи, посвященные сражениям в Великой отечественной войне. И только здесь каждый год широко отмечают восьмое декабря – дату начала отступления немецких войск.

Панфиловский проспект, соединяющий Железную дорогу и Ленинградское шоссе - символ линии фронта, разделившей немецкие и советские войска. Ходили легенды о том, что дорогу специально спроектировали так, чтобы она служила памятью о тех событиях, но историки это опровергают. По их словам, ранее трасса называлась Крюковское шоссе и существовала задолго до войны.

35-я пехотная и 11-я танковая дивизии фашистской Германии подошли к деревням, располагавшимся на территории Зеленограда, в конце ноября 1941 года. Они образовали в районе станции Крюково командный пункт.


Именно в поселке Крюково и развернулись самые ожесточенные бои, они затронули также деревни Алабушево, Матушкино, Михайловка и Каменка.

Прорыв в столицу со стороны Крюково не удался. Стоявшие в поселке фашистские войска ближе всех подошли к столице.

Поселок Крюково

Те, кто жил в те времена в поселке, в первую очередь, вспоминают, как немецкие войска начали бомбить его 26 ноября 1941 года. А вот самих многочисленных боев и захватов территории очевидцы не вспоминают. В конце ноября они спустились в землянки, оставив полуразрушенный поселок и 8 декабря, поднявшись на поверхность, обнаружили пепелище.

Зеленоград воинской славы. Вид в сторону платформы Крюково со Старокрюковского моста Фото: m24.ru/Александр Сивцов


В деревнях почти не было промышленного производства: четыре небольших кирпичных завода, стеклодувная фабрика и железнодорожное депо. Оно-то и было главным стратегически важным объектом вместе со станцией Крюково.

Анатолий Акимов. В 1941 году жил в поселке Крюково, в 1944 году ушел добровольцем на фронт.

О приходе немецких войск

Все началось с бомбардировки 26 ноября. В наш дом тогда попала бомба и не разорвалась. Я впервые тогда увидел бомбардировщики. Когда началась атака с воздуха, смотрел, как падает снаряд, взрыв был такой же как в кино, я упал. Потом услышал шум второго снаряда над своим домом. Вбегаю, потолок пробит, в полу застрял снаряд 50 килограмм.

Дома тогда были бабушка, сестра и мать. Бомба пролетела в нескольких сантиметрах от мамы. Если бы снаряд разорвался, то все бы погибли. Семья собралась и мы спустились в убежище к соседям по дому. У нашего дома было три хозяина, строили все вместе.

Нам, тринадцатилетним пацанам, в убежищах не сиделось, мы решили податься в партизаны. Собирались в пустом доме у ребят, которые осиротели и жили самостоятельно. Там играли в карты, покуривали. И вот приходит к нам капитан: "Пацаны, быстро собрались и за мной".

Заставили нас доски носить из дровяных сараев на заграждения. Только мы начали их перетаскивать, как послышалась артиллерийская очередь. Мы спрятались, через некоторое время все стихло, снова начали носить доски. И тут опять очереди, уже автоматные.

Капитан нам скомандовал быстро спрятаться в убежище в ближайшем доме. Забегаем, а там все битком. Пришлось мне бежать к себе. Добрался, бледный как смерть, сел в уголке тихонько.

В убежищах мы дней и ночей не различали. Только слышали громыхает или нет. В один из дней, уже числа 7 декабря началась сильнейшая артподготовка – это наши солдаты отбивали Крюково у немцев. И когда все стихло, фашисты ушли и больше не возвращались.

Зеленоград воинской славы. Памятник на братской могиле у станции Крюково.


Мы не помним никаких бесконечных боев. Рассказывают, как восемь раз поселок переходил от наших к немцам, но ничего не помню такого.

После освобождения поселка, мы с пацанами обыскали округу, нашли оставшееся после немцев оружие и бегали в лес стрелять. Милиционеры нас гоняли все время, но мы убежим, а на следующий день снова придем.

О Дне Победы

Известие о победе я получил уже будучи на фронте. В феврале 1944-го я сел на зенитный бронепоезд, который приходил к нам на постой, и уехал на войну. Мы прошли Витебск, потом вышли на Вильнюс, потом в Клайпеду. Там мы участвовали в сражении, помешавшем соединиться двум группировкам немецких войск на севере.

Боевой путь Бронепоезда "Щорс"


За несколько дней до победы мы получили письмо о том, что прорван последний рубеж немецкой обороны. Наши войска пошли на Берлин. И в два часа ночи с восьмого на девятое мая нам объявили, что война закончилась. Уже на следующий день мы выдвинулись на место расформирования наших войск в Наро-Фоминск.

О послевоенном времени

Моя служба 9-го мая не закончилась. Я служил еще пять лет после войны и только в 1950-м вернулся в родное Крюково. Для меня оно не изменилось совсем. Только некоторые дома перестроили.

Екатерина Акимова. В 1941 году жила в Крюково, до сих пор проживает в Зеленограде вместе с супругом.

О прибытии немецких войск

За несколько дней до бомбежки в поселок пришли советские войска – здоровенные, шикарные сибиряки в белых полушубках. Один взвод и у нас поселился. Они с собой гречку принесли. Мы с сестрой сели ее как-то перебирать, и вдруг слышим противный тяжелый гул, и через несколько мгновений рядом с нашим домом взорвался снаряд. В окнах выбило стекла, и они засыпали все зерно, которое мы перебирали.

Вскоре началась стрельба, и мы спрятались. Не выходили до самого момента оккупации. В землянке было тесно, там сидела наша семья – семь детей без родителей, и еще четыре дома. Потом к нам прибежал еще раненый солдатик, нога была прострелена. Так и остался с нами. В какой-то момент наверху все стихло, мы гадали чем кончился бой. А потом услышали стук, на ломаном русском нам закричали: "Открывай, стрелять буду!".

Открыли. Наверху нас ждали немцы: "Выходи, здесь бой! Быстро!". Мы вышли, нас загнали в уцелевшую избушку и там мы жили до начала артподготовки. На улицу почти не выходили. Боялись.

Но и фашисты тоже боялись. В Крюково прорвались первые отдельные отряды: снаряжения у них не было, подкрепление с провизией тоже еще не пришло. Они мерзли в своих тонких зеленых шинельках. Один немец стянул с нашего мужика сапоги, переобулся в них и ходил довольный.

Зеленоград воинской славы. Мемориал - памятник на рубеже обороны 354-й стрелковой дивизии на пересечении Ленинградского шоссе и Панфиловсого проспекта в городе Зеленоград.


Еду они у нас тоже отбирали. Стоило нам затопить печь с утра и попытаться начать готовить еду, как тут же прибегали фашисты и забирали все, что варилось, себе. И каждую ночь они обыскивали избу с наганами и фонариками. Очень боялись партизан. И кирпичного завода неподалеку тоже боялись, никогда не подходили к нему близко, ждали подкрепления.

Как-то мы даже услышали слух из соседнего дома, что нас поджечь собираются. Вот мы ломали голову, как быть. Но все-таки никто нас не тронул. А потом в один из дней к нам ворвался немецкий отряд, и их командир закричал: "Быстро, на выход! Здесь будет бой! Здесь бой, на выход!". Нас выталкивали из избы и гнали прочь. Мы посадили детей на сани, забрали стоявшую в сарае корову и пошли. Решили отправиться в Алексеевский колхоз. Уже по дороге мы услышали, как началась артподготовка.

Между Крюково и колхозом лежали большие поля. Они почернели от снарядов. Идти было очень страшно, звук отражался так, что нам казалось, что каждая пуля и мина летят над нашими головами. Дошли все. Постучали в первые попавшиеся дома, нам открыли и приютили. Мы провели там не более пары дней и, когда стрельба полностью стихла, отправились обратно.

Шли медленно. Не знали чего ожидать. И вдруг увидели, как навстречу идут наши войска. Мы сразу кинулись к ним обниматься, радовались. Они конечно первым делом спросили, откуда мы идем и есть ли там немцы. "Нету, - отвечаем.- А в Крюково?". Солдатики ответили, что выбили немцев из поселка и мы пошли уже гораздо веселее.

О Дне Победы

Не помню уже, как мы узнали, что война кончилась, но в поселке творилось что-то невообразимое. Люди совершенно не отдавали себе отчета ни в чем. Кто-то плакал о погибших, кто-то хохотал, кто-то плясал. С ума сойти, что творилось.

О послевоенном времени

Когда война закончилась, людей охватило потрясающее вдохновение. Многие перестраивали свои дома, вместо картошки вдруг сажали яблони, разводили скот. У всех было ощущение, что все изменится к лучшему.

А потом в 1958 году пришел приказ о строительстве города спутника и многие соседние деревни снесли. Все только отстроились, восстановили хозяйство и тут выселяют, на месте деревянных домов возникают «хрущевки».

Нас переселяли уже гораздо позже - в 1987 году. Мы уехали последними со своей улицы. Хорошо, что строители не отключали нам свет. Мы и сейчас еще не можем привыкнуть к квартире, на земле жить – это совсем иначе. Отказаться от погребов, своего хозяйства и прочего очень сложно.

Матушкино

В 1941 году в деревне Матушкино было 72 дома и проживало около 460 человек. Большая часть мужского населения работала столярами, женщины, преимущественно, занимались вязанием.

С конца ноября 1941 года жители деревни наблюдали, как отступали советские войска. Матушкино расположено близко к Ленинградскому шоссе, по которому отступали отряды солдат и шла военная техника.

Зеленоград воинской славы. Обелиск у памятника "Танк Т-34" на 41-м километре Ленинградского шоссе на въезде в Зеленоград. Надпись на обелиске: "Здесь 30 ноября 1941 г. доблестные воины 16 армии и московского народного ополчения остановили врага. С этих рубежей 6 декабря 1941 г. они начали разгром немецко-фашистских захватчиков".


30 ноября в деревне начались активные боевые действия. С 5 декабря бои шли не прекращаясь, к тому времени все жители Матушкино уже перешли в окопы, а дома заняли немецкие войска. К 9-му декабря деревню вновь освободили, и больше солдаты Третьего рейха там не появлялись.

После войны в Матушкино осталось 17 домов, и до 3 марта 1958 года, даты основания Зеленограда, жители успели отстроить еще 32 дома.

В память о боевых действиях на территории района Матушкино был установлен знак в честь освобождения 354-й стрелковой дивизией деревни и памятная табличка на дереве — свидетеле боев за деревню.

Алабушево

До ноября месяца 1941 года рядом с деревней располагался военный аэродром, на котором испытывались парашюты. После 22 июня 1941 года он стал аэродромом ПВО. Но немецкие войска истребили Як. В конце октября – начале ноября аэродром эвакуировали.

Деревня Алабушево сгорела во время немецкой оккупации. Она была первым Зеленоградским поселением на пути армии Третьего рейха и стала одним из опорных пунктов фашистских войск. Традиционно немецкие занимали деревенские дома, но, не умея топить печей и пользоваться самоварами, устраивали пожары.

Среди очевидцев оккупации есть легенда, что именно лесник из Алабушево провел танковую дивизию через лес до Ленинградского шоссе. Позже по рассказам жителей окрестных деревень он был расстрелян.

В Алабушево установлен памятник Защитникам Москвы.

Сюжеты: Тренды города: все, что волнует столицу , 70-летие победы в Великой Отечественной войне , Битва за Москву: как защищали столицу

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика