Москва 24

Эксклюзивы

25 июня, 00:01

Главная / Истории /

Могила исправит: зачем люди закапывают себя заживо

Смерть нам к лицу: зачем люди хоронят себя заживо

Выкопать себе могилу, полежать в ней час-другой, а потом встать новым человеком – с наступлением лета на такое решаются любители экстремальных развлечений. Но закапывание привлекает не только искателей адреналина, но и искателей себя: "самозахоронение", если верить рекламе, лечит депрессию и открывает дорогу в новую жизнь. Зачем люди закапывают себя заживо – в материале Москвы 24.

Фото: предоставлено героем материала

Смерть вам к лицу

Тихий лес без людей в радиусе нескольких километров. Пять-семь человек с объемными рюкзаками и лопатами идут за тем, кто здесь точно не впервые и знает дорогу. Эти несколько человек разного возраста и социального статуса идут, чтобы умереть и возродиться, на "закапывание". У такого ритуала строгий дресс-код: теплые штаны, кофта, плащ с капюшоном и противогаз. Одежда не даст замерзнуть, противогаз – задохнуться. Короткий инструктаж – и тренинг начинается: пара дыхательных упражнений, минута молчания – настройка, чтобы собраться с мыслями.

В лесу слышны только методичные постукивания лопат и то, как земля соскальзывает с железа.

Так обычно начинается тренинг "Самозахоронение", известный в интернете еще как "Закапывание воина".

Александр из Нижнего Новгорода вспоминает эксперимент без воодушевления. Он "закапывался" четыре года назад, когда тренинг набирал популярность. О том, что кто-то водит группы в лес "для просветления", он узнал где-то в соцсетях. Но прежде чем решиться уйти в подполье, проштудировал много информации (все из того же интернета) в поисках ответа, откуда это взялось. "Многие ссылаются на Кастанеду, я действительно нашел что-то подобное у него: в его книгах делается упор на то, что, лежа в земле, ты пересматриваешь (в прямом смысле пересматриваешь) всю свою жизнь. Это такой специальный метод, который знаком последователям его учения. Язычники подобное тоже делали. Мне стало интересно, действительно ли можно что-то понять и открыть, лежа в земле. А еще я боялся глубины, но, прочитав где-то, что такой ритуал помогает бороться со страхами, решил попробовать".

Молодой человек говорит, что эксперимент надежд не оправдал: трубка от противогаза, через который он дышал, была слишком коротка, едва торчала из-под земли, воздуха катастрофически не хватало. А когда первый комок земли упал на грудь, парень не выдержал:

"Если честно, после первого комка я выскочил из могилы. Это произошло инстинктивно. Ноги были не так сильно засыпаны, так что встал я довольно быстро. Но я из принципа хотел это сделать, поэтому собрался с силами и лег во второй раз". Второй раз оказался успешным, но дискомфортным. Повторять опыт молодой человек не видит смысла. "Может быть, это подходит тем, кто очень увлекается эзотерикой, но среднестатистический человек вряд ли переживет какой-то духовный опыт".

Я не силен в химии, но было ощущение, что вдыхаю углекислый газ. У меня галлюцинации начались, потому что воздуха было очень мало, а не потому что я что-то там осознал.
Александр
хотел похоронить страх глубины

Полежать час-другой под землей предлагают коучи, эзотерики, шаманы, предприимчивые граждане и даже дипломированные психологи. "Самозахоронение", "Закапывание воина", "Погребение и воскрешение" – эти тренинги или сеансы называют древнейшей практикой народов Сибири, Алтая, Тибета. Те, кто регулярно возит людей "закапываться", уверяют: символически пережив смерть, человек перестанет ее бояться. Да и вообще могила якобы творит чудеса: лечит депрессию, помогает найти смысл жизни, разобраться в себе, избавиться от всего, что себя изжило. И даже творит невозможное: "Результат фантастический: можно даже злобную тещу полюбить", – гласит анонс на одном из "эзотерических" сайтов.

Рекламу грядущих "закапываний" обязательно сопровождают истории тех, кто начал новую жизнь: нашел себя, разорвал болезненные отношения, открыл бизнес – и все благодаря нескольким часам в холодной земле. Умереть, чтобы родиться, – заманчивая идея, которая приводит в лес обычных жителей больших городов.

Фото: предоставлено героем материала

"Здесь каждому свое: энергия земли очень сильна, – говорит Виктор Пипченко, который называет себя специалистом по измененным состояниям сознания. – Когда человек погружается в нее глубоко, он выходит обновленным. Сначала поднимаются страхи, тревожность, но потом появляется единение с землей и самим собой. То, что можно вынести из этой практики, зависит от уровня осознанности самого человека. Многие ложатся не по одному разу, и каждый раз инсайты все более глубокие".

Виктор окончил мехмат, но зарабатывать предпочел не точными науками, а тренингами: уже "лет двадцать", по его словам, проводит различные практики, а на "самозахоронение" водит людей около семи лет. Сначала он опробовал метод на себе: когда Виктору было около 20, у него умер отец. "Я сам его хоронил и долго потом не мог принять, что его с нами нет, настолько был потрясен. И только через несколько лет, когда увлекся эзотерикой, узнал о практике закапывания и сам прошел ее, переосмыслил отношение к смерти. Для меня эта практика сработала, "самозахоронение" помогло мне справиться с болью от утраты отца. И я начал собирать группы уже как тренер".

Увлечение эзотерикой выросло в дело жизни. Сегодня в арсенале Виктора более 20 практик – "расстановки, йога голоса, зрительский и магический театр, коучинг, рисование и множество других долго описываемых практик и тренингов", – пишет он на своем сайте. Закапывание, по его мнению, подходит всем. "Это не жесткий тренинг, потому что все под контролем. В могиле у нас лежат не больше двух часов (хотя есть тренеры, которые водят закапываться на всю ночь), в среднем хватает минут 30–40. Если наверху слышим какие-то нехарактерные звуки, тут же начинаем откапывать". Гораздо больше щекочет нервы поход в морг на вскрытие: такой тренинг в его программе тоже раньше был. Но сейчас, по неназванным причинам, он больше его не проводит.

Фото: предоставлено героем материала

Попасть в морг "на тренинг" легально нельзя. По делам, не связанным с опознанием умерших родственников или забиранием их тел, вход туда разрешен только студентам-медикам и юристам, когда у них проходят там практические занятия. Некоторые увлекающиеся эзотерикой и учением о сталкинге делятся на форумах проверенными способами: "Можно просто вечерком подойти к сторожу и ткнуть ему что-нибудь такое (бутылочку, денежку...), и он тебя проведет на экскурсию. С него не убудет".

Если к смерти очень тянет, можно наведаться в Новосибирский крематорий. На территории есть музей смерти – Музей мировой погребальной культуры. В единственном в России (в мире подобных тоже немного) культурном учреждении собрано все, что связано с танатосом – от погребальных карет и саркофагов до украшений посмертного гардероба.

В Петербурге при Академии им. И. И. Мечникова открыт Музей судебной медицины. Из экспонатов – черепа и эмбрионы, пораженная алкоголем печень и мумии. Последние интересны тем, что мумификация происходила естественным путем. Среди экспонатов – голова убитой девушки, которую нашли в болоте, мумии самоубийц и умерших в одиночестве жителей северной столицы, которых долгое время никто не искал.

Закапывания, говорит Виктор, пользуются спросом, несмотря на довольно высокие цены: до семи тысяч рублей. "Мы идем, когда тепло и сухо, я не набираю группы каждую неделю и не беру больше десяти человек". Чем меньше времени остается до тренинга, тем он дороже: за три–четыре месяца, когда точная дата еще неизвестна, "захорониться" можно за две тысячи рублей. При оплате день в день – дороже почти в четыре раза. Средняя цена на этот тренинг в регионах – от трех до пяти тысячи рублей.

"Проводников на тот свет" можно найти во всех частях России: если верить сайтам и страничкам в соцсетях современных "шаманов", нынешний вариант "самозахоронения", доступный для всех, зародился у последователей Карлоса Кастанеды, его подхватили петербургские ведущие, а дальше – пошло-поехало. Сегодня закапываются и "инициируются" в Санкт-Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, Челябинске, Екатеринбурге, Оренбурге, Чебоксарах, Уфе. Медицинских справок для прохождения тренинга не требуется. Пипченко говорит: "Достаточно пообщаться с человеком три–пять минут и становится понятно, все ли у него нормально с головой и здоровьем". Чтобы пройти инициацию, нужно заполнить анкету и подписать бумагу о том, что организаторы освобождаются от ответственности за последствия. В случае чего – все претензии к себе.

"Как будто все тело стянуто узкими колготками"

Четыре года назад Вета пошла закапывать друга. Но как только его тело оказалось под землей (голову еще не закопали), у него началась клаустрофобия: по словам девушки, друг просил вытащить его и кричал, "потому что сам сделать ничего не мог". Парня вытащили, и девушка решила лечь сама: "Могила все равно уже готова, так что нечего терять. Конструкция временной могилы была ужасно примитивна, просто прямоугольная яма, в которую я легла, надев теплую кофту и штаны. Мне дали противогаз для дыхания, хобот выводили наружу – так и дышала".

Фото: предоставлено героем материала

"Вес земли ощущается очень тяжело. Мне передавило почти все сосуды в руках и ногах, из-за этого замедлялось биение сердца. И вдохнуть полной грудью было нереально. Очень медленно течет кровь – начинает хотеться спать. И это очень страшно, потому что заснуть – это равноценно смерти. Я пыталась открыть глаза, не осознавая, что они уже открыты – и все равно ничего не видно".
Вета
прошла практику "самозахоронения"

Экс-погребенные говорят: "В голову лезут мысли, что те, кто остался сверху, ушли, не выкопают". Еще в топе страхов – нехватка воздуха. Те, кто находился на поверхности, на крики и мычания Веты в трубку посоветовали "помолчать и наслаждаться". Но вместо наслаждения девушку накрыла паническая атака. "Ощущение собственного тела смазывается довольно быстро, из-за депривации сразу всех органов чувств мозг начинает паниковать. У меня было восемь волн панической атаки, это очень опасно, если не понимать, что происходит, не контролировать дыхание. И там, в могиле, понимаешь, что самый главный страх – это просто остаться наедине с самим собой в темноте. После такой терапии тьмой в восторг приводит сам факт того, что ты жив".

Александр тоже вспоминает, что на борьбу со страхом или переживание трансцендентного опыта просто не было сил.

"Это очень страшно, особенно первый комок земли на голову – инстинктивно хочется вылезти, но ты уже не можешь". Страх глубины, который он хотел оставить в могиле, у него так и не пропал, а усугубился. Но молодой человек рад, что хотя бы не обзавелся новыми фобиями.

Игры со смертью могут быть опасны, заявляют медики. Как аукнется это экстремальное путешествие в загробный мир, точно предсказать нельзя. Но в возможных сценариях развития событий приятного мало: "Могут развиться фобия замкнутого пространства, страх темноты и даже путешествий: люди больше не смогут, например, находиться в каютах корабля или ресторанах в темноте", – поделилась мнением с Москвой 24 врач-психиатр Ольга Игнатьева. От стресса может не выдержать сердце – внезапная смерть наступит быстрее, чем удастся выбраться на свет. В конце концов человек лежит в могиле абсолютно обездвиженный, придавленный весом земли, а иногда еще и доской для пущего эффекта – и вся его жизнь зависит от людей на поверхности: они следят, чтобы конец трубки, откуда поступает кислород, не забился под землю или туда не попал песок. И возвращение к жизни тоже полностью зависит от них – тот, кто лежит внизу, полностью лишается контроля над своей жизнью.

Те, кто водит группы на "самозахоронение", говорят, что ни одного трагичного случая не было. Можно только поверить на слово. Участники и организаторы не связаны никакими обязательствами – люди просто переводят деньги на карту или отдают наличными перед мероприятием. Некоторые решают рискнуть и пойти закапываться сами. Как минимум одна из таких вылазок закончилась печально: в 2010 году в Вологде во время этого обряда умер мужчина, который уговорил друга его закопать ради интереса. Он просто не докричался до товарища, который остался наверху и, вероятно, куда-то отошел.
"В могиле теряется ощущение времени: 15 минут кажутся вечностью, паника рождает уверенность, что еще чуть-чуть – и ты умрешь. Я забыл, сколько наверху людей. Мое сердце так сильно никогда не стучало, и никто не может гарантировать, что оно выдержит. Глубины я стал бояться еще больше. Но все же, когда вернулся на поверхность, на какое-то время почувствовал, будто родился заново: после темноты цвета кажутся ярче, сочнее, а жизнь – прекраснее".
Александр
хотел похоронить страх глубины

Фото: предоставлено героем материала

Поиграем в декаданс

В одном из екатеринбургских тренинговых клубов "Перерождение и инициацию" ведет дипломированный психолог. Он называет тренинг "универсальным средством решения разных "проблем". Практика, как гласит сайт, "очень эффективно помогает людям, которые находятся в каком-то переходном состоянии – состоянии кризиса. Когда по-старому жить уже не хочется, а как по-новому – непонятно". Осознанное приближение к смерти и ее проживание помогают возродить суть человека, сделать его сильнее. Доказательство этому – это якобы опыт наших предков, которые "смертью" и лечили, и проводили инициацию.

Славяне похожим образом закапывали в землю болезнь (но не страхи и не психологические проблемы). Технология была несколько иная: больного помещали в землю по шею, оставляя голову наверху. Часть недуга забирала земля, часть – вода: рубашку больного обязательно разрывали и оставляли гнить под водостоком. Есть еще один, очень отдаленно похожий на закапывание ритуал: "перепекание" детей. Больного ребенка обмазывали ржаным тестом, клали на хлебную лопату и убирали в теплую печь. Там силы трех миров – небесного, земного и загробного – исцеляли дитя.

Фото: предоставлено героем материала

Нужные эффекты в "самозахоронении" достигаются благодаря "активации резервов психики". Это добровольно смоделированный стресс, который в прямом смысле слова сковывает человека по рукам и ногам, и ничего не остается, кроме как пережить его, дождавшись раскапывания. Взаимодействие со смертью действительно может быть полезным, но для него нужна совсем другая форма, считает психолог и телесно-ориентированный терапевт Владимир Баскаков. Он автор метода танатотерапии, который он объясняет как "лечение жизнью, происходящее через внешние признаки смерти". Танатотерапия – один из методов телесно-ориентированной терапии (направление психотерапии, где с пациентом работают через телесный контакт), и он не имеет ничего общего с закапыванием: чтобы умереть и возродиться, не нужно ложиться в гроб и вгонять себя в стресс. Куда больший эффект дает полное расслабление.

"Полностью расслаблены мы будем только один раз – когда умрем. Отсюда так сложно расслабиться в жизни. Танатотерапия принципиально отличается от всего существующего, в ней нет ни закапываний, ни гробов, ни удушений. Мой метод безопасен, он не имитирует умирание и смерть, а моделирует их".
Владимир Баскаков
психолог, танатотерапевт

Сеанс танатотерапии в общих чертах выглядит так. Клиент ложится в максимально удобную позу: на спине, руки и ноги вытянуты, но не натянуты. Танатотерапевт начинает работу с точеных прикосновений к клиенту: постукивания, пощипывания, касания кончиками пальцев, всей ладонью или кулаком. При этом контакт с телом происходит минимальный, а ощущения и переживания участника, наоборот, нарастают. Контроль над собственным телом постепенно сходит на нет, оно становится полностью расслабленным. Затем терапевт начинает по очереди отрывать от пола руки и ноги клиента и прорабатывать суставы, аккуратно проворачивая их. Когда снимаются мышечные зажимы и пропадает ощущение сверхконтроля, у человека восстанавливается контакт со смертью (а страх смерти уходит) и начинает выравниваться баланс жизненных энергий.

Баскаков резко против сравнения "экстрима и лубков" с его методом и не любит, когда кто-то из предприимчивых "копателей" называет ритуал "самозахоронения" танатотерапией. Однако психолог признает, что кое-что общее у них есть. "В их основе так же, как и в танатотерапии, лежит эффект катарсиса. Как в песне Земфиры: "Я выбирала жизнь, стоя на подоконнике". Коснуться "оголенных проводов" страха смерти – и… ощутить себя живым! Это лишь говорит, что другие способы "оживления" для него уже не работают, испытуемый не в контакте с жизнью! Это как в наркомании – идет подсадка на дозу. Следующий раз редко бывает по эффекту таким же. А значит, идет поиск еще большей "дозы"! А тут до смерти (не игрушечной) – один шаг!"

Прямой эфир из гроба

Ростислав Петровский любит практики по познанию себя. Увлечение эзотерикой совмещает с основной, вполне земной работой директора по развитию тревел-агентства. Но его хобби – собственное реалити-шоу, в котором блогеры, музыканты, актеры и другие творческие личности лежат под землей в гробу с включенной камерой. Все, что происходит в гробу, видно наверху: съемочная группа видит, слышит героя и поддерживает с ним контакт из мобильного съемочного павильона (который стоит неподалеку: палатка, экран, звуковое оборудование).

Чтобы процесс познания себя проходил у героя быстрее и легче, ведущий задает лежащему в гробу гостю самые разные вопросы: про отношение к себе, жизни, смерти, факты биографии. Эти вопросы и, конечно, ответы на них и помогают, считает Ростислав, участнику (а заодно и зрителям) понять, какой человек скрывается под маской успешного и счастливого. А самим героям – побыть наедине с собой и, возможно, открыть в себе что-то новое. По версии создателя шоу, гроб – одно из лучших мест, где можно это сделать.

"Я не верю в смерть в принципе. И не верю в стереотипы на тему смерти, поэтому гроб считаю просто уединенным местом, где тебе никто не помешает и где можно перезагрузиться, – поясняет Ростислав. – Бояться на время стать покойником не стоит: лежа там, ты становишься собой, маски уходят. Но далеко не все на это готовы. Первая реакция, когда мы предлагаем поучаствовать: "Какая жесть!" Люди мало находятся наедине с собой, редко отключаются от информационного шума, который мы получаем по всем каналам – слуха, вкуса, зрения. А здесь – темнота. Замкнутое пространство. Гроб".

Фото: со съемок реалити-шоу, предоставлено героем материала

"Я считаю гроб уединенным местом, где тебе никто не помешает и где можно перезагрузиться, – поясняет Ростислав. – Бояться на время стать покойником не стоит: лежа там, ты становишься собой, маски уходят. Но далеко не все на это готовы".

Я кладу людей в гроб, чтобы таким образом понять, что у них внутри, и победить все предрассудки о смерти. Могила – лучший способ сделать это.
Ростислав Петровский
автор и ведущий реалити-шоу из гроба

Первыми в подземелье спустились блогер и модель Денис Кузьмин, известный как Синяя Борода (она и принесла ему 80 тысяч подписчиков), и порнорежиссер Боб Джек. Создатель эротических фильмов говорит, что испытал "ощущения как на том свете" (не уточняя, откуда он знает, что именно на том свете испытывают), и отмечает, что это был "отличный опыт перезагрузки".

Ростислав надеется, что следующим его шоу посетит Найк Борзов (с которым, по словам автора, ведутся переговоры), а он бы хотел увидеть "в гробу" Земфиру, Бориса Гребенщикова и Илью Лагутенко. Конечно, звезды такой величины мигом бы вывели это шоу в топ, подняв просмотры с десяти тысяч (столько набрала первая серия) в десятки раз. Но вот незадача: топовые знаменитости в молодом нераскрученном проекте светиться не хотят, а кто-то и вовсе просит за это деньги. По словам Ростислава, представители Ольги Бузовой готовы обсудить ее участие в программе за гонорар в три миллиона рублей.

А вот простым смертным, среди которых точно найдутся те, кто готов дать интервью из гроба бесплатно, на этой экзотичной съемочной площадке не место: внутренний мир нетворческих людей создателей загробного реалити не привлекает.

Два месяца счастья

Фото: предоставлено героем материала

Сказать однозначно, работает ли этот ритуал во благо или вредит, трудно: все зависит от устойчивости психики и физического здоровья каждого. Хорошо, если для кого-то "самозахоронение" обернется невинной шалостью, но может быть и совсем иначе. Президент Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги Виктор Макаров считает, что это экстремальный способ преодоления страха смерти.

"Это сверхсильное воздействие, все равно что выбрасывать из самолета без парашюта", – рассказал он Москве 24.

Наста Федарцова ехала "хорониться" в Москву из Белоруссии. Девушка искала "своего проводника", у которого бы она захотела пройти этот тренинг. Серфинг по сайтам и группам в соцсетях привел ее к Андрею – два-три раза за сезон (а сезон у этого ритуала короткий – июнь, июль и август, пока земля теплая) он возит "воинов" закапываться в подмосковное Лыткарино. "Я наткнулась на него и поняла, что поеду", – рассказывает Наста, добавляя, что ни о какой симпатии или влюбленности речи не шло.

"Волновалась несколько дней, представляя борьбу с самой собой и страхами, когда буду лежать, закопанная в земле, – вспоминает она дни перед тренингом. – И бояться начала на всякий случай тоже заранее. Паника возникла на пустом месте, когда за несколько дней до поездки я лежала в кровати. Я ощутила сковывающий и пронизывающий страх, за которым я долго следила, пока он не ушел куда-то". Когда она приехала на место, "настроилась мириться с собой изо всех сил под землей. Не знала, как и что делать. Когда меня закопали, я поняла, что по ощущениям все будет не так просто. Земля давит и сковывает так, что совсем не пошевелиться. Твердо и достаточно холодно. Давит на глаза. Гулко стучит сердце. Были мысли, что это все лишено смысла, а ещё думала, хватает ли мне кислорода и не умираю ли я вдруг. Била сильная дрожь от холода. Но вылезать не хотелось".

Было ощущение чего-то великого и важного, как при процессе рождения, я ощутила глобальную любовь, которая везде. Во мне, в земле, внутри, снаружи.
Наста
поймала эйфорию под землей

Запаса любви и спокойствия ей хватило на два месяца – примерно столько сохранялись "беспричинно хорошее настроение и уверенность в том, что все будет хорошо". Наста говорит, что во время практики поняла одно: "Вот это я, я живая. И больше ничего не надо выдумывать. И все стало так просто". А дальше – дальше все вернулось на круги своя.

Фото: предоставлено героем материала

О беспричинной радости и приливе эндорфинов говорит и Вета. Она прыгала вокруг могилы, отряхивалась, кричала, смеялась и радовалась как ребенок: "Поняла, как важно ценить простые вещи: возможность ходить, дышать, говорить, слышать. В моменты отчаяния я напоминаю себе, что у меня все еще есть возможность дышать, ходить, моё сердце бьется, а это уже огромная радость. Это важное ощущение, но я уверена, что оно может прийти и другим, более приятным и менее рискованным способом. А этот подойдет разве что тем, кто ищет экстрима".


Екатерина Рукавичникова

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика