Москва 24

Культура

21 октября 2018, 00:00

"Небесный почтальон Федя Булкин". Отрывок из "маленького" романа Александры Николаенко

Портал Москва 24 делится с вами отрывком из новой книги автора романа "Убить Бобрыкина".

Роман "Небесный почтальон Федя Булкин" – про нескончаемое лето с пахучей земляникой и бесконечную зиму в ожидании Нового года, про родителей, которых уже нет, и про бабушку, которая всегда рядом, хоть и "уже не новая", про такие смелые и честные детские мысли о справедливости и смерти. И про то, что все всегда будут вместе, как в Фединой записке "Богу о нас".

Федя Булкин живет с бабушкой, а родители его в командировке – строят Град Небесный. "Мама с папой мои геологи. Без геологов в строительстве никуда. Осваивает советский народ новые территории, и какие!" Главная Федина мечта – добраться туда, к ним. Для этого он учит таблицу умножения, пишет письма Деду Морозу и Ленину, спорит с богом и, конечно, взрослеет, не забывая откладывать деньги в кошку-копилку на билет до Града. Повидаться.

Портал Москва 24 публикует отрывок из книги Александры Николаенко, которая выходит в издательстве АСТ совсем скоро – в октябре этого года.

Александра Николаенко – художник, писатель. Окончила Строгановское училище, стала одним из самых молодых членов Московского союза художников, иллюстрировала детские и взрослые книги. Ее работы находятся в частных коллекциях в России, Франции и Великобритании. В 2017 году стала лауреатом премии "Русский Букер" за дебютный роман "Убить Бобрыкина".


Из тетради Фединой:
о небесных геологах

Поехали мама с папой мои строить Город Небесный, сказала бабушка. Командировка, ясное дело.
Мама с папой мои геологи. Без геологов в строительстве никуда. Осваивает советский народ новые территории, а какие!
Где же все-таки Город этот Небесный на глобусе?..
— Все, что на глобусе, Федь, Бог на земле рисовал. Моря, острова...
А Град Небесный на небе, не на земле.
— На самолете лететь?
— Самолеты, Федь, ниже летают.
Не зря я космонавтом, как Юрий Гагарин, стать собираюсь. Вон как, оказывается, высоко Град строят, если и самолетов выше...
— На ракете?
— На ракете, вырастешь и на луну полетишь. А Город Небесный еще и луны повыше.
До каких высот добрались строители! Землю застроили, небо перешагнули, космос теперь осваивают! Папе с мамой, конечно, некогда там, дело важное у них, понимаю...
Но как стану космонавтом, долечу до луны, там осмотримся, и так скажу своим космонавтным товарищам: а теперь летим в Город Небесный, товарищи! К папе с мамой!
— ...А карту, как в Град Небесный лететь, на небе, Федя, Господь нам звездочками означил. Млечный путь называется. Звездный град. От Большой медведихи это направо...
Вот как! План начертил, слава богу, Бог для тех, кто к папе с мамой лететь захочет. Значит — увидимся. А то уж очень скучаю...

Из тетради Фединой:
о граде небесном

Хрясть!
— Господи помилуй....
Боится бабушка грома моя больше, чем я войны атомной.
— Не бойся, бабушка, у нас же громоот...
Хрясть!
...вод...
— Господи поми...
Хрясть! Хрясть! Хрясть!
Разгневался на нас с бабушкой Бог за грехи наши тяжкие. Молниями сверкает. Грохочет...
— Здорово, бабушка! Как салют...
Жуть захватыва...
Хрясть!
Стенки вздрагивают! Представляю, каково парнику...
Хрясть!
И где только бабочки прячутся...
Чашка подпрыгивает. Стекла звенят! Пол под тапками вздрагивает. Мы сидим с бабушкой в уголке, у лампы керосиновой...
ХРЯСТЬ!
Ничего себе рокотнуло...
— Ничего себе сейчас рокотнуло, да, бабушка?
— Господи, помилуй нас...
Хрясть!
Отключил нам с бабушкой Бог электричество... за неуплату...
Хрясть!
Совсем испугалась бабушка у меня, да и во мне немножечко...
Хрясть!
Мамочки мои дорогие...
— Не бойся, Феденька, у нас же громоотво...
— Хрясть!
Шепчет бабушка страшным шепотом:
— Это, видно, Федь, коричную повалило...
Напополам ломает, как спички, с корнем вырывает Бог, когда сердится, во-о-от такие деревья! Я сам в лесу видел...
Хрясть!
Мою любимую самую... Коричну...
Хрясть!
...ю любимую яблоньку... полосатые яблочки хрусткие, сладкие, вкусные...
ХРЯСТЬ! ХРЯСТЬ! ХРЯСТЬ!!!
И вцепляюсь в бабушку, крепко-накрепко, намертво! Чтобы уж если пропадать, так уж с бабушкой. А с ней не пропадешь еще, может быть...
Хрясть!
И вот он! Ворвался... Вырвал небом бушующим форточку... Марлечку нашу с бабушкой откомарную... теперь комары-то поналетят...
А мы назад окно вместе с бабушкой, в две силы, слава богу, от Бога закрыли...
Белые ягоды полетели с неба... Дробь по крыше пошла барабанная...
— Что это, бабушка?
— Град это, Федя... Господи помилуй! Патиссоны-то я не накрыла...
Град? С куриные яйца градины.... Град небесный...
— Вкусный он, бабушка?
— Кто?
— Да град!
— А?
Хрясть!
Градины-виноградины...
Разверзлись хляби небесные... Настал судный час...
Хрясть!
Что мы такого ему мы с бабушкой сделали, что все небо он обрушил на нас...
Хрясть!
— Я клубнику съел сегодня утром зеленую...
ХРЯСТЬ!
— Не помыл...
ХРЯСТЬ!
— Две съел...
ХРЯСТЬ!
— Три...
НЕЛЬЗЯ НЕМЫТУЮ ЗЕЛЕНУЮ КЛУБНИКУ, ФЕДЯ, ЕСТЬ!
ХРЯСТЬ!
— Я больше правда так не буду... честное слово...
НУ ЛАДНО...
И вдруг все тихо. Капает только отовсюду, перекатывается что-то, перехватывается, слышно, как над головой рама поскрипывает чердачная. Через нее хотел, видно, до нас с бабушкой добраться разгневанный Бог-градовержец...
Язычок огненный в лампе керосиновой прыгает... Бог отходчивый и доверчивый, прям как бабушка. Дашь ему честное слово, он и верит...
— А стекло какое холодное! Как зима...
И в саду все белым-бело... Град небесный по всем грядкам рассыпан. Сахарный. Никогда не видел еще я небесного сахара... Круглый он.
— Пойдем скорей, бабушка! Собирать...
Повезло нам с бабушкой, столько сахара бесплатно насыпалось. Будет нам теперь из чего варенье варить. Может быть, и не сердился вовсе на нас с ней Бог? Может быть, наоборот, он хотел сделать хорошее?
Ведро нужно взять — град небесный с грядок собирать.
— Что это, бабушка? Снег?
Неужели изо льда град небесный? Виноградины огромные снежные... Парник растрепанный... По всему, по всему сверкают белые градины... Воздух как зимой...
А на небе уже растаяло, сине, колодезно. До самого донышка видно. И столько же звезд в нем осталось, как до градопада было.
Собираю градины в ведро, и позвякивают стеклянно на донышке, бочком о бочок, ягоды снежные, ледяные...
— Растает он, Федя. Зря ты его собираешь.
Тает градопад...
Так и сверкает в талом золотом водяным...
Зато солнце в ведро попалось...

И умываюсь утром не простой водой — ледяной, солнечноградной...
— И клубнику всю перебило, Федя... беда... Собери хоть, что уцелела...
И тянусь с опаской, в небо оглядываясь, к бледному бочку. Ничего, честное слово вчера я давал, а теперь сегодня...
И замираю, отдернув руку. Смотрит из-под темного листа клубничного, как из-под зонтика, на меня целехонькая, с яйцо куриное, Богоградина...

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать