03 марта, 2017

История жизни за три минуты: клипмейкер Ирина Миронова – о любимой работе

Поделиться в социальных сетях:

Ирина Миронова – режиссер более 800 клипов. Она сотрудничала с Земфирой и "Би-2", Аллой Пугачевой и Тимати, Кристиной Орбакайте и Дианой Арбениной. Корреспондент m24.ru встретился в The Ritz-Carlton с клипмейкером и узнал, как рассказать историю жизни за три минуты, чем клипы отличаются от большого кино, почему шедевр можно снять и на смартфон и как отучиться придираться и браться за любую работу.

Ирина Миронова. Фото: m24.ru/Лидия Широнина

– Ирина, в одном из интервью в 2012 году вы сказали, что принципиально не хотите снимать кино и рекламу, что заставило вас изменить свое мнение?

– Я такое говорила неоднократно, много лет. Я снимаю музыкальные клипы с 2000 года, почти 17 лет. Однако до своего первого музыкального клипа 10 лет училась: работала с камерой, была режиссером музыкальных роликов, не клипов, а фильмов, музыкальных сюжетов и так далее. Я очень хотела именно снимать музыкальные клипы, как художественное произведение и долго готовилась к этому.

Надо сказать, что на тот момент в России мало кто понимал, что такое клипмейкерство. Не было еще Instagram, не было такого количества музыкального контента, который есть сейчас в интернете. Вообще, интернет и музыкальные каналы на ТВ сейчас очень способствуют развитию клипмейкерской индустрии.

Когда я начинала, не было понимания, кто такие клипмэйкеры. Мне удалось оказаться в этом художественно придуманном мире автором. Я окунулась в этот мир, стала в нем творцом собственных миров, которые образуются в результате прослушивания и понимания музыки и артиста, создавшего ее. Ведь сам артист, сама его персона – тоже мир, и его можно визуализировать.

Когда я начинала, не было понимания, кто такие клипмэйкеры

Мне удалось снять свои первые музыкальные клипы довольно успешно, появились первые клиенты. Позвонила Земфира, позвонила Пугачева. А после них ко мне пришли и люди из рекламы. Они обратились с предложением поработать со мной как с режиссером рекламного ролика. Это было в 2003 году, я согласилась, мне было любопытно, и отправилась снимать шоколадку "Марс" в ЮАР. Это получился достаточно большой проект с командировкой в другую часть света. Но это был мой первый и последний опыт работы режиссером рекламы.

Я прошла сквозь мир создания рекламного ролика от начала и до конца. Там все решают продюсеры, брэнд-менеджеры – вся та огромная компания людей, которая создает рекламный продукт совместно. А вот режиссер авторством там заниматься не может по определению, что меня, конечно, не устроило. Просто командовать "Мотор", "Начали" и "Стоп" в конце смены, никак не принимая участия в самой жизни этого проекта и не принимая никаких важных решений, просто исполняя все решения, принятые до режиссера довольно техническим образом.



Был 2003 год, и я поняла, что вот это мне точно не интересно. Во всяком случае такое тогда у меня сложилось впечатление.

Оказалось, что для меня очень важно быть абсолютным автором во всех своих клипах. Я сама пишу сценарии, сама придумываю образы, стили, костюмы, какие-то художественные решения. Конечно, потом уже я нанимаю людей, которые все это воплощают в жизнь. Но все основные решения я принимаю сама и предлагаю их артистам. Артисты или соглашаются, или же мы что-то дорабатываем.

Меня все это привлекает – изобретение новых решений, придумывание этих маленьких миров, и все это является базовой составляющей моей профессии – быть автором во всех художественных аспектах при создании произведения искусства. Ну и, безусловно, съемками и монтажом – этим так же сейчас занимаюсь я сама. Именно поэтому у меня вышла такая незадача с рекламой.

Прошли годы, я еще больше выросла, как режиссер, и как продюсер своих роликов и мне стало этого мало. Накопился опыт съемок во всех жанрах. Мы отрисовали огромное количество компьютерной графики, и создали множество трюков. Мне хочется применить этот опыт, реализовать его в полном объеме. Реклама могла бы дать такую интересную возможность. Мне уже тесно, мне уже хочется что-то нового и неизученного.

Что касается кино, то там почти такая же ситуация, как и с рекламой. Мне делают предложения снимать фильмы буквально с первого года моей работы в клипмэйкерстве, по крайней мере раз в полгода точно. Но, как правило, им всем лишь нужен мой опыт для решения каких-то своих задач и, естественно, мне это неинтересно.

Ирина Миронова. Фото: m24.ru/Лидия Широнина

Я считаю, что все устройство клипов совсем не связано с устройством большого кино в силу хронометража. Во-первых, потому что в клипе меняются все законы, по которым снимается кино. В клипе ты должен рассказывать историю, мгновенно вкрутить ее шурупом в мозг человеку всего за три минуты и это сильно отличается от большого кино. Только на 29-й минуте в любом фильме произойдет что-то важное, новое, изменяющее весь смысл происходящего на экране. Например, она сломает ногу, после чего задумается о великом, начнет писать хорошие книги, и вся ее жизнь кардинально изменится. И вот дальше начинается большое кино, все самое интересное. Но нужно целых 29 минут, чтобы погрузить зрителей в экран.

Только на 29-й минуте в любом фильме произойдет что-то важное, новое, изменяющее весь смысл происходящего на экране

Я постоянно читаю учебники, очень давно изучаю кино. Да и сама тоже пишу об этом учебники, к тому же у меня есть школа, которая называется "Я снимаю кино". Я очень люблю кино, просто как фанатик. Схожу по кино с ума, все смотрю, – и хорошее и плохое, все люблю. Да, могу и хорошее ругать, а плохое хвалить, а могу и наоборот. Люблю в этом вариться, разбираться, но это к клипам не имеет такого непосредственного отношения. Скоро выйдет моя новая книга, фактически учебник – "Как снимать хорошие клипы". Это весь мой опыт, который я могу зафиксировать про клипы. Мне очень хочется об этом всем рассказать, потому что желающих снимать очень много и, слава богу, для этого теперь есть возможности, – практически достаточно одного мобильного телефона. Примеров таких много. И я только "за" – пусть все снимают, каждый свое. Все это привело к тому, что настал момент, когда мне очень хочется снимать и большое кино и рекламу. Вот такой длинный ответ, на такой простой вопрос.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашей школе?

– С 5 марта стартует уже третий курс. Это не обычное учебное заведение, это школа не для профессионалов. Хотя, в этом году я хочу провести эксперимент, и будет одна группа "как бы для профессионалов". Однако, это не имеет никакого отношения к тем учебным заведением, где дают именно профессию. Все они пишут: "хочешь зарабатывать деньги на том, что мы научим тебя снимать клипы, видеоролики, свадьбы – приходи. И ты дальше с нашим дипломом или без него, пойдешь и сразу начнешь зарабатывать деньги". Вот это не моя тема. Моя школа – это скорее клуб, это даже можно назвать туризмом. Она для тех, кто очень любит кино, ну очень любит! От видеороликов для инстаграма, до большого размера фильмов в кинотеатрах. Для людей, которые любят смотреть на то, как что-то движется, шевелится, которые хотят понять, как это сделано, и хотят этому научиться, но не знают как. Вот для всех желающих быть сопричастными с кино и была придумана эта школа.

Тем не менее, хочу сразу сказать, что кого попало не беру. Каждый должен пройти специальный кастинг. Я всех прошу сделать такую вещь – написать мне письмо на почту. Для меня это важно, это сигнал – если человек сел и потратил свое время, написал мне письмо – "я такой и такой, зовут меня так-то, хочу снимать, расскажите мне про вашу школу". А я ему отвечаю – расскажите мне про себя, кто вы такой? Потому что я приглашаю людей живьем, они между собой знакомятся, видят друг друга много-много времени и я хочу, чтобы им было приятно вместе.

Я вступаю в диалог, я знакомлюсь с вами, а вы со мной. Вы лежите, а я рассказываю

У меня два раза уже так получилось. Я вступаю в диалог, я знакомлюсь с вами, а вы со мной. Я вам рассказываю о том, что мы по воскресеньям три часа прекрасно проводим время, лежа на диванах. Вы лежите, а я рассказываю. У меня есть программа, что я буду рассказывать, я ее публикую на сайте, но там указано, что в любом случае все ваши вопросы будут учтены. Вы можете на протяжении всего курса задавать любые вопросы, и если я даже не знаю на них ответа, я обязательно его узнаю и вам его расскажу. Я даю вам огромное количество литературы по этим вопросам, по всей своей программе, учебников. Но, естественно, не моих, а просто списки того, что нужно здесь прочитать, ну если вы хотите. Поэтому всю неделю от воскресенья к воскресенью вы можете заниматься, смотреть фильмы, смотреть видеоуроки. Я делаю полный обзор всего что есть в интернете на эту тему. И вы можете это смотреть без меня дома, заниматься сами.



При этом никто ничего не должен. Кто что хочет тот то и делает. У каждого своя цель. Кто-то желает просто просидеть три часа в воскресенье с широко раскрытым ртом, пить китайский зеленый чай, который я там всем предлагаю, слушать, задавать вопросы и получать ответы. Ему это интересно, он ничего больше не хочет знать, а просто хочет провести так время. А есть те, кто по-настоящему стремится научиться снимать кино. Если я взяла этих людей, то значит я действительно дам им все. Я им говорю – о`кей, вы можете приходить ко мне на съемки, задавать любые вопросы, участвовать в моих проектах. Я интегрирую учеников в свой бизнес. Они становятся соучастниками всего, что я делаю. Да, это стоит дорого. Курс – 100000 рублей за 10 мастер-классов. Это не каждый может себе позволить. Но ко мне приходят люди, которые могут себе это позволить. Чаще всего они уже добились чего-то в другой сфере, но хотят знать больше, научиться чему-то новому.

Кроме того, я делаю еще дополнительные красивые большие мероприятия. Например, в октябре мы проводили уикенд в крупном московском отеле с мастер-классом и банкетом. Получается такой кино-туризм. Все это тоже входит в понятие моей школы.

Я очень часто приглашаю людей с собой на премьеры, мои студенты ходят со мной на показы мод, на премьеры фильмов, куда очень сложно купить билеты или вообще можно попасть только по приглашениям. Получается, что все погружаются полностью в этот мир съемок, в мир кино. И, конечно же, я постоянно на связи. Они могут мне писать, звонить, спрашивать, мы можем что-то обсудить. Программа всегда адаптируется под разный набор. В группе обычно до двадцати человек, чтобы всем было комфортно. Во время отбора я смотрю их профили в соцсетях, пытаюсь понять, что из себя представляет каждый человек и потом думаю впишется он в эту группу или нет.

Что касается профессионалов, кто хочет именно научиться-научиться, то это уже отдельный вопрос. Я иногда беру таких людей, но тогда это уже стоит дороже, тогда это уже вообще другая программа, человек становится фактически моим ассистентом.

Я очень люблю сама с такими людьми общаться, они мне возможно даже дают гораздо больше, чем я им. Я им даю то, что я знаю, а они мне дают огромное количество энергии, своих вопросов, своего азарта, своих желаний. Наверно школа возникла именно из-за такой необходимости всегда кружиться, вариться в такой компании людей. Это очень эгоистическое с моей стороны решение – открыть школу.

Я это сделала для себя, но поскольку поток имеется, и он такой не маленький, он растет, то я этому очень рада и приглашаю всех желающих, без ограничения в возрасте, в подготовке, открыть новую страницы своей жизни под названием "Я снимаю кино, хочу и снимаю". На айфон, на что угодно. У меня разные программы. Я адаптирую под конкретную группу, смотрю, что эти люди из себя представляют, и что они хотят.

Недавно в Сочи мы сделали такой вот эксперимент: со всей страны приехали люди, два дня слушали мастер-класс, а потом месяц снимали свой четырехминутный фильм. Потом мы посмотрели все эти фильмы, выбрали в номинациях победителей. Сейчас это можно на сайте посмотреть, ролики победителей.

Ирина Миронова. Фото: m24.ru/Лидия Широнина

Мы назвали проект Women’s movie. Women’s – это игра слов. Это и мужчины, и женщины. Мужское-женское кино, снятое своими силами. В следующем году, я думаю, что это будет уже расширенно, будет мини-фестиваль, где мы будем приглашать всех, кто снимает своими силами. Дома, на гаджеты, на любые носители, вот такие приличные фильмы, кто хочет научиться это делать, снимать, участвовать. Мы хотим это поощрять, приглашать таких людей, учить их, делать отдельные мастер-классы, уикенды, это кино-туризм. Будем его развивать, приглашать всех желающих.

Сейчас в Москве в моей школе начинается новый курс: 10 воскресений, после чего еще 10 мастер-классов практики, а потом каждый будет снимать свое кино.

– Всего двадцать?

– Да, но практическая часть пролонгирована. Например, у меня некоторые студенты еще с позапрошлого курса до сих пор со мной работают. Кто-то запускает свои проекты, звонят мне, я постоянно им помогаю, подсказываю, участвую, они уже снимают рекламу за деньги, но все равно мне звонят, показывают работы, и я все равно делаю замечания. То есть это такая история, которая может длиться до бесконечности.

– Когда мы кого-то учим – мы учимся сами… Чему вы научились за время преподавания?

– Я учу смотреть профессионально. Смотреть, снимать. Кто хочет учиться смотреть, кто хочет учиться снимать. Мы обо всем этом говорим. И то количество вопросов, которые мне задают студенты – те люди, которые очень любят кино и которые очень хотят в этом кино научиться как-то существовать – подразумевают какое-то число вопросов, на которые я не могу сразу дать ответ. Просто не знаю этого, никогда не задумывалась об этом. И это самое дорогое, самое ценное в этом. Как только я эти вопросы узнаю, мне сразу хочется ответить на них прежде всего самой себе. Я ищу ответы и нахожу их к огромной своей радости и радости моих коллег.

– Можете привести пример таких ответов?

– Например, благодаря первому курсу я для себя совершенно точно выстроила схему сегментации любого изображения на пять секунд. Это сегментация на неделимые частицы, так мы их называем. Я прочитала огромное количество литературы и первое, что я поняла – из этих пяти секунд состоит любой видеоряд, любой сюжет.

Второе – что сюжетов в природе всего двенадцать. То есть вообще всего. Они прописаны уже давно, как с нотами. Например треугольник: он любит ее, она любит его, а он любит кого-то третьего. Ну понимаете, да? То есть любой треугольник – это от одна конструкция, базовый сюжетообразователь.

Таких сюжетообразующих фрагментов существует в литературе и драматургии всего двенадцать. А все остальное – их комбинации.

Я учу смотреть профессионально. Смотреть, снимать. Кто хочет учиться смотреть, кто хочет учиться снимать

Вот такие вещи я и поняла по вопросам студентов. Некоторые из них будут в учебнике, мы собираем все наши находки, совместные выводы. И про 29-ю минуту тоже. Мы посмотрели и проанализировали столько фильмов, их хронометраж, пытаясь понять, что такое время, ведь оно – важнейшая составляющая видео. Любой сценарий – это не только что мы рассказываем, какой сюжет, но и за какое время. Вот такие вот золотые вещи, звенящие, я их собираю и вписываю в свой авторский учебник. это исключительно благодаря студентам. Они задают такие необычные вопросы, что приходится на них отвечать.



– Как вам спустя столько лет удается сохранять свою индивидуальность в творчестве, не снимать "шаблонные" клипы? Какие советы вы можете дать начинающим, которые только начали снимать, но уже тиражируют какие-то приемы, чтобы они не повторялись, оставались оригинальными?

– Тут у меня два совета. Чтобы быть клипмейкером – нужно не только очень много и долго учиться, но и все время поддерживать форму. Это знаете, как быть скрипачом, играть на скрипке. Нельзя так: "Ты умеешь играть на скрипке? Не знаю, не пробовал". Ты ежедневно учишь эти гаммы, стоит чуть забросить и ты уже начинаешь лажать. Здесь нужно снимать. Часто снимать. Много снимать. У меня есть очень много снятых вещей, которые не выходили в эфир. Что-то оказывается в частных коллекциях, – многие люди хотят оставить себе на память такие очень красивые визуализации. Большое количество людей сейчас ходят петь в караоке. Или, к примеру, ты спокойно можешь придти в студию, записать песню или вот снять клип. Люди с большими деньгами снимают иногда даже фильмы. Это тоже огромная работа, которая мне интересна, потому что там нет формата, там нет каких-то каприз, хочу это – не хочу то. Люди открыты, мы экспериментируем, пробуем новую графику, новое оборудование, приемы. Это мое любимое, этого даже нет в эфире. Это люди для себя снимают. От этого я не отказываюсь и снимаю, снимаю, снимаю.

Нужно не только много и долго учиться, но и все время поддерживать форму. Это знаете, как быть скрипачом, играть на скрипке

У меня была одна ошибка, после нескольких первых клипов. К тому времени, я уже сняла Земфиру и Пугачеву, и приходит Олег Газманов со своей песней. И я в нее как-то не "врубилась". И я об этом ему так честно и сказала – так и так, я вам ничем помочь не могу, не понимаю, как эту музыку снимать и отказалась. Он пришел еще раз через год, с другой песней, но я уже поняла, что если я буду выбирать – то я мало что сниму. Несмотря на то, что не каждый год, мягко говоря, пишутся хиты, которые мне нравятся. Поэтому у меня есть второй совет для начинающих – если вы хотите научиться снимать – не кривляйтесь, снимайте все подряд. Даже, если не нравится песня. Нужно отучиться придираться, научиться слушать музыку не как слушатель, а как профессионал. В каком-то смысле технически. И это очень хороший способ научиться снимать клипы на любой материал. Потому что даже не на очень удачную песню можно снять удачный клип. А зачем отказывать себе в удовольствии снять хороший клип, если ты хочешь научиться снимать?

Не отказывайтесь от плохой музыки, от той, которую вы не понимаете. Попробуйте абстрагироваться от этого. Я бы не сказала, что люблю все песни, которые я снимала. Я ведь снимаю очень разную музыку – и Михайлова, и "Би-2" снимала. Молодую и старую музыку, джаз и классику. Даже целый фильм и клипы на джаз. И клипы на классиков – Рахманинова, Генделя.

Лидия Широнина и Дмитрий Широнин

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика