24 июля, 2014

Лидер Megadeth Дэйв Мастейн: "По меркам общества я сумасшедший"

Поделиться в социальных сетях:

Дэйв Мастейн. Фото: facebook.com/davemustaine

Этот человек точно знает, что такое хеви-метал – уже на протяжении тридцати с лишним лет Дэйв Мастейн остается бессменным лидером Megadeth, одной из самых успешных и знаменитых групп тяжелой сцены.

Прежде чем основать собственный коллектив, Мастейн, гитарист-виртуоз, вокалист и автор песен, успел годок (с 1982 по 1983) поиграть в Metallica – группе, которая вместе с Antrax, Slayer и, конечно, самой Megadeth входит в так называемую "большую метал-четверку".

29 июля Megadeth выступят в Москве в клубе Ray Just Arena. В преддверии концерта мы пообщались с Дэйвом Мастейном. Он рассказал M24.ru, откуда берется стремление быть лучшим, как Элис Купер помог родиться талисману Megadeth и любят ли хоккеисты хеви-метал.

- Дэйв, Megadeth в том году отметили тридцатилетие. Как удается постоянно удивлять фанатов новыми композициями?

- Наверное, я просто люблю писать музыку. Многие гитаристы играют, сочиняют что-то, понимают, что песня заслуживает быть записанной, и тут же записывают ее. У меня не так. Самая первая песня, которую я написал после ухода из Metallica, появилась только на третьем альбоме Megadeth. Думаю, композиции не стоит записывать до того времени, пока не придет нужный момент. Их нужно дорабатывать.

Еще была песня, которую я сочинил в самом начале своей карьеры, когда играл в группе Panic. Это было до работы в Metallica. Несмотря на то, что написана она была тогда, записал я ее много позже.

- Креативные люди в жизни обычно так же неуемны, как и в творчестве. Это распространяется на тебя?

- Думаю, моя жизнь относительно спокойна. Ну, лично на мой взгляд. Если поставить рядом человека, "нормального" по общественным меркам, мою жизнь наверняка можно счесть совершенно сумасшедшей. И все же я думаю, у меня все нормально. Ну, знаешь, двое детей, пара собак. Я выношу мусор, мою свою машину. Все ок, короче.

- Так ты собачник?

- Да, у нас живут собаки... Но вообще не сказал бы. Я люблю всех животных. Пожалуй, только кошки не приводят меня в восторг. В детстве со мной случилась одна неприятная история, связанная с ними… никогда мне не нравились коты! А так, все звери хороши.

Дэйв Мастейн. Фото: facebook.com/davemustaine

- Я слышала, ты катаешься на скейте. Каким еще спортом занимаешься?

- На скейте катался в основном в детстве. Но больше мне нравился серфинг. Он как-то шире распространен в городах, где есть вода.

Сейчас мне больше всего нравится кататься на сноуборде. И играть в снежки!

Хотя всем этим активностям я предпочитаю наблюдение за профессионалами, занимающимися боевыми искусствами. Это круто, по-моему, - то, что они делают. Мне нравятся смешанные боевые искусства, кикбоксинг, все такое. Еще хоккей люблю. Мой сын играл когда-то в команде. Это реально классный спорт. Такой быстрый!

- На игры сына ходил?

- Да. И сам тоже вставал на лед. У меня много друзей, которые увлекаются этим спортом. Некоторые из ребят, с которыми мы вместе играли, - мои соседи. С некоторыми еще где-то знакомился. Интересно, кстати, что многие из хоккеистов слушают хеви-метал. Он среди них почти так же популярен, как хаус. Куча игроков электронику слушают. Сам я не фанат подобной музыки, но мне приятно, что есть и такие профессиональные хоккеисты, которым нравится Megadeth.

Дэйв Мастейн. Фото: facebook.com/davemustaine

- Когда ты ушел из Metallica, чувствовал дух соперничества? Хотелось быть круче бывших партнеров?

- Не знаю, было это связано с Metallica или нет… мне просто хотелось быть лучше. Лучше в принципе. Лучше других музыкантов. Это нормально, в общем-то: когда тебе нравится то, что ты делаешь, когда у тебя есть драйв, ты хочешь делать все по высшему разряду.

В какой-то степени стремление вырваться вперед, наверное, было связано с бывшими партнерами по сцене, но куда больше оно было связано с моим собственным характером. Не важно, где я играю – в Metallica, не в Metallica, еще где-то – я должен играть восхитительно, на высшем уровне. Так я к этому отношусь.

- Я слышала, ты играл также в группе Fallen Angels...

- Нет. По этому поводу ходили странные какие-то слухи, но на самом деле эта группа так и не материализовалась.

- В Megadeth сменилось множество музыкантов. Это, по-твоему, хорошо или плохо?

- Да, в группе побывало много народу. Все потому, что со временем у людей меняется мировоззрение. Ты начинаешь что-то делать, у тебя есть свой взгляд, ты делишься им с людьми, они поддерживают и присоединяются к тебе, все замечательно.

Но в какой-то момент люди могут перестать соглашаться с твоим видением. Тогда они либо отказываются быть частью бэнда, либо пытаются что-то в нем изменить. В последнем случае это, как правило, вечно не то, чего хочу я. Но это моя группа, и если кто-то пытается внести в нее не устраивающие меня изменения, возникают разногласия. Когда-то их можно решить мирно, когда-то – нет.

Фото: facebook.com/Megadeth/timeline

Со многими из ребят, которые раньше играли в Megadeth, мы до сих пор дружим. С некоторыми – нет. Но каждый из них все равно остается в истории группы.

Музыканты, игравшие в Megadeth, могут говорить что угодно, но правда в том, что если бы у нас до сих пор было одинаковое мировоззрение, то они были бы здесь.

- Значит, ребята, которые сейчас в группе, полностью и во всем разделяют твое мнение? Вы дружите?

- И да, и нет. Иногда разделяют, иногда нет. На этом и завязано существование в группе. Тяжело, когда за тобой еще три человека, каждый из которых пишет песни. На тебе лежит огромная ответственность.

Представь: один из музыкантов показывает тебе песню, которую сочинил, но ты понимаешь, что это не та композиция, которая нужна группе. Ты говоришь ему – слушай, нет, с этой песней у нас ничего не выгорит. Некоторые воспринимают такие слова слишком буквально. Думают, будто дело в личных симпатиях и антипатиях, и ты их просто не любишь. Но тут дело не в любви – дело в том, что хорошо или нехорошо для группы.

Фото: facebook.com/Megadeth

В группе играть непросто: ты должен быть хорош не только в музыке, но и в командной работе. Музыканты ведь очень чувствительные люди. Иногда мне приходится чуть ли не психологом быть.

- Как ты придумал символ Megadeth, Вика Раттлхэда? Еще какие-то варианты талисмана были?

- Нет, других маскотов не было – только Вик.

Мой "крестный отец" – Элис Купер. Много лет назад я думал сделать татуировку (просто думал – почему бы и нет?) и позвонил ему. У меня нет татуировок – я потом поменял свое мнение на их счет. Но это не важно: в тот момент я звонил, чтобы посоветоваться.

Фото: facebook.com/Megadeth

И он сказал, что хорошо бы мне заиметь маскота – талисман. На ум пришел символ фразы "ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу". Я подумал, что это было бы круто.

Потом я эту идею развил, сделал из Вика настоящую личность. Думаю, это здорово – большинство групп имеют талисманы. Motörhead, например, и многие другие.

- А почему назвал его Виком?

- Потому что он - жертва (по-английски victim – примечание редактора). А как он стал жертвой, можно узнать из песни Skull Beneath the Skin.

Анна Теплицкая

Megadeth выступят в столице 29 июля. Начало концерта - в 20.00. Стоимость билетов - от 2000 рублей.

Сюжеты: Интервью с людьми искусства , Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика