Москва 24

Культура

23 ноября 2017, 09:00

Infected Mushroom: У нас в России самая мощная фанатская поддержка

Основатель Infected Mushroom Амит Дувдевани просто излучает радость и источает неизбывный оптимизм, что в целом вполне понятно: у группы сейчас отличный творческий период. В прошлом году вышел очередной альбом Return to the Sauce, вовсю разворачивается очередной мировой тур, они – одни из самых популярных артистов электронного жанра в мире... Одним словом, поводов для радости действительно много. Но выяснить, что же по-настоящему радует музыканта, просто необходимо.

Фото: ТАСС/Александр Рюмин

– Скажи, в чем причина такого хорошего настроения? Неужели и вправду музыканты продолжают ликовать накануне очередного концертного тура?

– Естественно! Это невероятно круто – ехать куда-то, быть все время в движении, знать, что завтра у тебя выступление в одном городе, послезавтра – в другом. А что касается этого тура, то я еще, признаюсь честно, очень рад, что мы возвращаемся в Россию. Москва и Санкт-Петербург – одни из моих любимых городов. Я всегда стараюсь выкроить час-другой и куда-то сходить, съездить. В Петербурге мне нравится архитектура, а Москва – это какой-то огромный, живой пульсирующий мегаполис, где можно просто бродить без устали, что я, собственно, и делаю.

– Поклонники не узнают на улице? Не пристают?

– Бывает всякое, но в целом ты прав: в России у нас чуть ли не самая мощная поддержка, и нам безумно нравится играть для вас. Наши поклонники – ребята открытые и веселые, так что даже если и встретят где-то на улице, думаю, что ничего страшного не произойдет.

– А скажи, в Израиле наши бывшие соотечественники часто приходят на ваши концерты?

– Естественно! Если разобраться, то, полагаю, треть граждан Израиля – это выходцы из России. Мне даже кажется порой, что русский язык там звучит чуть ли не чаще, чем иврит! (Смеется.) Впрочем, мне кажется, что музыка – штука, не зависящая от языка. Язык музыки – это прежде всего мелодия и ритм, так что любой музыкант, в сущности, занимается интернациональным делом, и мы не исключение.

– Учитывая, что в России вы частые гости, чем думаете удивить своих поклонников в этот раз?

– Масштабом! Мы сыграем очень длинную программу, в которой будут и вещи с нашего последнего диска, и несколько совершенно новых композиций, которые мы еще не играли. Это вещи, которые могут войти в наш следующий альбом, мы как раз его пишем. Но прежде, чем выпускать, надо обкатать новые вещи на зрителях, понять, как слушатели реагируют на наши новые композиции.

– Они сильно изменятся по настроению, по структуре аранжировки по сравнению с предыдущими пластинками?

– Учитывая, что на этом альбоме много ремиксов, то он как минимум будет очень разноплановым. Мы вообще любим постоянно освежать нашу музыку, так что каждая новая коллаборация хочешь не хочешь, а становится своеобразным источником обновления звучания.

Фото: ТАСС/Александр Рюмин

– Вот про коллаборации давай поподробнее. Несколько лет назад у вас было одно весьма примечательное сотрудничество: с вами записалась Саша Грей...

– Да, довольно забавно вышло. Мы с Сашей пересеклись в Лос-Анджелесе на какой-то тусовке. Лос-Анджелес – вообще такой город! Там куда ни зайдешь, обязательно наткнешься на какого-нибудь артиста или музыканта. Приходишь в компанию, а там человек десять сидит из поп-индустрии. В общем, так и с ней вышло: мы оказались в одной компании, разболтались, она сказала, что знает нашу музыку и хотела бы спеть. Я говорю: ну, давай! И вот Саша на следующий день взяла и приехала в студию, а у нас как раз были кое-какие музыкальные наработки. Она и спела. Вот и все.

– Неужели ты не следишь за ее дальнейшим музыкальным творчеством?

– Если честно, то нет. Она же чем только ни занимается! Вроде и манекенщицей работает, и в кино снимается − в общем, делает кучу разных штук. Так что мне почему-то кажется, что говорить о какой-то ее серьезной музыкальной карьере по меньшей мере рановато. Хотя ничего удивительно в этом нет: сейчас редкий актер не пробует себя на музыкальной сцене. Но настоящий музыкант мало из кого получается.

– Кого бы ты назвал идеальным вокалистом для Infected Mushroom сегодня?

– Кажется, мы нашли такого человека. Она, кстати, русская по происхождению. Ее зовут Марина Максимилиан, и она сейчас записывается вместе с нами для следующей пластинки. Она невероятно крутая, одна из самых популярных в Израиле певиц: она участвовала в одном крутом телеконкурсе (Kohav Nolad. – Ред.), аналоге "Голоса", и заняла там второе место. Но это не так важно. Главное, что Марина действительно очень сильный музыкант. Она идеально вписалась в состав: уже написала несколько текстов для песен и вообще стала важной творческой единицей в группе. Для меня всегда это было важнее всего, чтобы человек был не просто музыкантом и играл, что ему скажут, а вносил что-то свое в общую работу, музыку, аранжировку, текст. Более того, может быть, она даже напишет какие-то тексты по-русски. Это пока не точно, но кто знает! Во всяком случае она пишет на английском, русском и иврите, так что мы приобрели чрезвычайно ценный кадр для коллектива!

– Скажи, какую из многочисленных коллабораций Infected Mushroom ты считаешь наиболее удачной?

(После паузы.) Тут сложно сказать. Каждая совместная работа – это какой-то особенный мир, когда ты пытаешься свести воедино порой сложно стыкуемые точки зрения разных музыкантов. Если я скажу, что все были удачные, это прозвучит банально, но это и на самом деле так. Хотя лично мне очень дорога наша работа с Hadag Nahash. Это один из моих любимых израильских коллективов, они очень яркие, со своим собственным мировоззрением, порой весьма бескомпромиссным. Мы работали вместе уже два раза, последний раз – в прошлом году, и это всегда было очень здорово, с юмором, драйвом. Да и результат, на мой взгляд, отличный: сингл Legal Eyes очень хорошо разошелся, стал бестселлером в iTunes. Я редко обращаю внимание на чарты, но тут успех был просто очевиден.

Фото: ТАСС/Руслан Шамуков

– Infected Mushroom регулярно играет на фестивале Burning Man...

– Да, каждые два года, и в следующем году тоже собираемся поехать. Не будем нарушать традицию.

– Чем же вам так полюбился этот фестиваль?

– На мой взгляд, идея отличная − собраться в пустыне, устроить там движуху на несколько дней, а потом, как и не было ничего, взять и спалить все к чертям! (Смеется.) Не могу сказать, что мне по сердцу бегать туда-сюда на сорокаградусной жаре в пустыне, где от солнца никуда не спрятаться, но Burning Man – это отличный повод повидаться с друзьями. Там собирается очень много людей из электронной музыкальной тусовки, из клубной тусовки. Можно несколько дней вместе побыть, что-то пообсуждать, может, придумать какой-то совместный проект. Так что это скорее пространство для возможного совместного творчества, поэтому мы и чередуем поездки на Burning Man, чтобы нам этот фестиваль просто не приелся. А раз в два года – вполне нормальная периодичность! Так-то условия там те еще – пустыня, жара, толпы народа! Мало кто выдержит, но мы справляемся.

– А ты помнишь свой лучший и, соответственно, худший концерт?

– Лучший не помню, потому что в каждом концерте есть что-то, что делает его лучшим, то есть отличным от всех других выступлений. Это или энергетика зала, или какие-то забавные случаи, которые происходят с нами или нашими поклонниками... А вот худший точно помню. Это был мой первый концерт в Канаде. Все шло нормально: и народ собрался, мы играли в сборном концерте, выступали не только мы одни, и наш сет был где-то посередине цепочки из нескольких выступлений. И вдруг на этом концерте весь зал встал столбом. Никто не танцевал, хотя я уже привык к тому, что играешь, а под твою музыку народ танцует без передыха. А тут не танцует никто! Вообще никто! Я до сих пор не знаю, что тогда произошло − то ли публика выдохлась, то ли что-то с нами было не так, но подобного не случалось вообще никогда. Для меня это остается загадкой и по сей день. Может, когда-то и пойму, что случилось. (Хохочет.).

– В следующем году группе исполняется 20 лет. Для электронного коллектива это колоссальный срок, мало кто может похвастаться таким долголетием. В чем секрет?

– Для музыканта есть два пути, чтобы оставаться на плаву. Первый – самый простой: тебе надо взрослеть вместе со своими поклонниками и стараться быть актуальным сегодняшнему дню. Но тут есть риск скатиться в сиюминутность, превратить свое творчество в новостной сайт. Так, кстати, некоторые делают, создавая песни на злобу дня. Но мне куда больше нравится второй путь − стараться делать так, чтобы каждая следующая запись кардинально отличалась от предыдущей. Удивлять – вот что надо делать! Постоянно удивлять своих зрителей. И для этого нужна еще одна важная вещь – самоирония. Как только начнешь относиться к себе без иронии – пиши пропало. Мы эту самоиронию не растеряли, потому и живы.

Когда: 26 ноября, начало в 20:00

Где: клуб RED

Павел Сурков

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать