Москва 24

Культура

12 марта, 2015

Фильмы недели: "Да и да", "Гнев" и "Проклятие: начало конца"

Кадр из фильма "Гнев"

Новая Германика про современных художников, ТТ стреляет из прошлого и не щадит никого, маленькие мертвые японские мальчики начинают и выигрывают. Кинообозреватель M24.ru Семен Кваша выбрал фильмы недели.

Главный фильм этой недели - "Мордекай" с Джонни Деппом - был скоропостижно, за два дня до премьеры, перенесен на самый конец марта. Следуем правилу "не верь глазам своим", на афиши не обращаем внимания, ждем 26-го числа, если, конечно, кинопрокатчик не перенесет фильм снова.

И тогда главным фильмом недели становится "Да и да" вечно многообещающей Валерии Гай-Германики. Взрослая девушка живет душной рутинной жизнью в одной конуре с родителями, а потом сбегает в безумный мир современных художников, которые много пьют, ругаются матом, занимаются сексом и открывают глаза себе и другим.

Последние по крайней мере лет восемь Германика считается самым многообещающим русским режиссером. Мы видели "Все умрут, а я останусь", с изумлением наблюдали в прайм-тайм сериалы "Школа" и "Краткий курс счастливой жизни" (московские кинокритики, влюбленные в Валерию, считают, что москвички стали одеваться и разговаривать под героинь ККСЖ, но, кажется, это все-таки легенда). И теперь вот "Да и да", получивший на ММКФ в прошлом году "Серебрянного Георгия" за режиссуру, зацелованный главными московскими кинокритиками и переозвученный, чтобы вырезать весь мат.

Правительство запретило тот язык, на котором разговаривают современные художники. Германика, кстати, долго боролась с этим переозвучиванием и обещала даже бесплатно выложить фильм в сеть, если прокатного удостоверения с руганью не дадут, но продюсеры распорядились иначе. Короче говоря, это как минимум интересно, если, конечно, вы не боитесь плотного артхауса с сюрреализмом, а так же Виноградовым, Дубоссарским и Пахомом в роли самих себя. В конце концов, это настоящая драма про любовь, перерождение и страх смерти.

Кадр из фильма "Да и да"

А если это для вас слишком, то в прокат выходит "Гнев" (в оригинале гораздо более энергичный "Токарев", так что спокойно можно было бы перевести "ТТ"). Один очень авторитетный в прошлом предприниматель вышел из игры, стал честным девелопером (ну, насколько это в принципе возможно произнести без хохота), воспитывает дочь, которой уже почти 16, живет с красивой молодой блондинкой-женой. И тут его дочь похищают, а потом находят мертвой, с редкой пулей калибра 7,62 от пистолета ТТ в голове. Убитый горем отец начинает поднимать старые связи, мутить воду, расспрашивать бывших друзей - ирландских гангстеров и бывших врагов - русских. Расспрашивать, понятное дело, при помощи ножа, пистолета, дробовика, пилы и других подручных предметов.

Есть три причины смотреть это кино. Во-первых, такого почти не делают. Чистый и жесткий мужской трэш в духе восьмидесятых, вообще без постмодерна, с печальной и захватывающей музыкой на заднем плане. Во-вторых, неожиданный и очень страшный твист в конце, который придает всей этой довольно замыленной истории про старые грехи и невинную жертву неприятной свежести. В-третьих, Николас Кейдж. Да, у него невероятно печальные глаза, кустистые брови и очень длинные ресницы, которые снимают крупным планом. Да, он на редкость смешно выглядит, когда пытает пленника или говорит "я сам разберусь". Да, нет на свете прически, которая не выглядела бы на нем гомерически смешно.

Кадр из фильма "Проклятие: начало конца"

Ну а для совсем уж любителей выходит "Проклятие: начало конца". Это японский хоррор. Собственно, дальше можно и не говорить уже ничего, любители японских хорроров и так все знают. Всем же прочим поясним: там аляповатый сюжет, злые люди, которые становятся еще злее после смерти, кумулятивное пятно ужасного зла, маленькие дети с мертвыми лицами, телекинез, глоссолалия и мелодичная японская попса. Ну и да, японские хорроры обычно правда очень страшные, никто не знает, почему.

Семен Кваша

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика