Москва 24

Свежий воздух

22 февраля, 2013

Московский граффити-художник Zmogk рассказал о вандализме и Припяти

При поддержке правительства Москвы в столице запущен социальный проект под названием "Забота об общих жилых пространствах и противодействие вандализму". Проект призван бороться с нелегальным граффити и поддерживать законопослушных художников. Так, в настоящее время в его рамках проводится конкурс "Лучшее граффити Москвы".

"Под вандализмом мы привыкли понимать более масштабные действия, однако, даже одна испорченная кнопка в лифте или граффити на стене дома могут принести в дальнейшем больший вред, ведь такие рисунки распространяются, и вскоре вы сможете не узнать свой район", – поясняет пресс-служба проекта.

Граффити зародилось в 60-х – 70-х годах ХХ века и с тех пор вызывает неоднозначную реакцию общества. Люди "старой закалки" называют рисунки на стенах вандализмом, в то время как само направление давно вышло за эти рамки. В Европе и США уличное искусство находится на пике популярности, власти сотрудничают с художниками и даже выделяют им фасады исторических зданий.

В Москве отношение к граффити пока не столь лояльно. В конце января внимание к этой проблеме привлек инцидент в Подмосковье, когда группа подростков заблокировала поезд на станции Мичуринец и разрисовала вагоны. После этого полиция провела в столице операцию "Граффист", в ходе которой было задержано 877 подростков.

M24.ru поговорил с успешным московским художником, автором знаменитого граффити в Припяти Константином Даниловым, известным в среде райтеров как Zmogk или TAD, и узнал, как, на его взгляд, город может решить проблему нежелательных рисунков.

Константин Данилов. Фото: zmogk.com

Как ты относишься к тому, что граффити в России расценивается как уголовное преступление?

– Оно по всему миру считается вандализмом и преследуется. Но в Европе есть еще понимание того, что среди уличных художников есть очень талантливые личности (улыбается). За какие-то акты вандализма я бы сажал – если изуродовали памятник архитектуры, например.

– В свете недавнего случая с разрисовыванием поезда в Подмосковье: как ты думаешь, решит ли проблему, например, выделение граффити-райтерам вагонов поездов?

– Поезда были всегда "нелегальными", и можно сколь угодно обсуждать – выделять или не выделять вагоны райтерам. Если выделять, то вся братия, которая рисует на поездах, начнет возмущаться, что настоящее граффити не должно быть легально, и все равно будет рисовать там, где нельзя. Это некий протест против социума и закона. Романтизм такой.

– Граффити, как жанр, развивается вопреки?

– С одной стороны, легальность расслабляет. Я сужу по себе – сейчас я больше люблю на солнышке порисовать на стене, спокойно, никуда не торопясь. Адреналина, конечно, не хватает, но с возрастом появляются другие ценности и смотришь на это иначе.

Фото: zmogk.com

– Могут ли граффити-художники добиться успеха в Москве и зарабатывать этим?

– Конечно, могут. Главное не останавливаться и идти к своей цели. В Москве такие люди есть. Но их не много. А по существу, все у нас будет хорошо – не здесь, так там. Если есть талант и желание, езжай в Европу и там развивайся, почему бы нет. Там стрит-арт очень сильно востребован, в этом бизнесе крутятся миллионы.

– Что может поменять ситуацию с уличным искусством в столице в лучшую сторону?

– Сложный вопрос. Что нужно. Желание людей, в первую очередь. Неплохо бы помогли легальные места в разных районах по всему городу, где начинающие и уже известные художники смогли бы рисовать свои произведения. Пока в нашей стране на уличное искусство будут смотреть лишь как на проявление вандализма, ситуация никак не изменится. Власти должны больше доверять художникам и несколько ослабить хватку, дать райтерам свободу. Однако за последние годы произошли определенные события, которые, говорят о том, что ситуация начинает меняться в лучшую сторону.

Фото: zmogk.com

– Считаешь ли ты граффити искусством и почему?

– Классическое граффити – то, что под этим понимает большинство людей, – не считаю. Однако всегда есть отдельные персонажи, творчество которых можно приравнять к искусству. Как правило, это те, кто занимается граффити годами и преданы своему делу. Стрит-арт ближе к искусству, чем граффити. Граффити – это просто написание своего имени баллоном с краской на какой-либо поверхности: стене, заборе, поезде.

– Чем различаются граффити и стрит-арт?

– Сначала появилось граффити, потом внутри этой культуры выделилось отдельное течение, со своими правилами и понятиями, более сфокусированное на взаимодействии с городом, с теми, кто в нем живет, с архитектурой и всем остальным. Со временем это течение начали называть стрит-артом. Лично для меня разница между граффити и стрит-артом заключается в подходе к тому, что ты делаешь и для чего.

– Расскажи, когда граффити появилось в России и как ты сам приобщился к уличному искусству?

– Все началось в конце 60-х – начале 70-х годов в Нью-Йорке. Там оно активно развивалось, и в начале 80-х пришло в Европу... У нас граффити появилось в 1985 году, в Риге. Есть такой персонаж – Крыс, это первый человек, который начал рисовать в СССР. Вадим "Крыс", Олег "Баскет", Макс Навигатор – это основоположники отечественного граффити. В конце 80-х – начале 90-х, граффити в СССР-России практически перестало существовать и основным стартом можно назвать 1997 год...

...Я году в 1995 начал переписывать названия альбомов, логотипы, а к 97-му начал уже рисовать. Однажды поехал на фестиваль, отдал эскизы и сразу занял первое место. А потом пошли другие фестивали. В 2000 году начали формироваться мои шрифты, абстракции, рисунки. Первые заказы пошли с начала 2000-х.

– Не обидно, что рисунки стирают?

– Как написал один мой знакомый, "граффити – это искусство момента". То есть важен сам процесс, каждый момент.

– Как считаешь, российские райтеры копируют западных?

– Нет. У нас много своего, особенно это касается стиля. А техника доросла уже до такого уровня, что есть художники, которые "дадут фору" западным. Что касается идей, пока что проигрываем… Вообще, вся уличная культура (граффити, музыка, танцы, одежда) в России пока сильно отстает от Европы и США.

Фото: zmogk.com

–Какие самые интересные проекты были, удалось ли порисовать за границей?

– Один из самых интересных – проект в Припяти, который в 2006 году организовали мои знакомые в честь 20-летия со дня катастрофы в Чернобыле. В нем приняли участие художники из Белоруссии, Германии и России. В тоге мы сделали несколько очень интересных работ. Широкую известность приобрела моя – силуэт девочки у лифта.

Последние из значимых для меня работ – это рисунок на "Винзаводе" в рамках проекта "Стена" и работа на фестивале LikeItArt в Казани – там мне был выделен фасад здания. Кроме того, мои рисунки есть в Германии, Польше, Франции, Болгарии, Дании, Испании и Индии.

– Можешь назвать любимых художников из области классического искусства и среди граффити-райтеров?

– В основном это художники абстрактного экспрессионизма: Джексон Поллок, Франц Кляйн и другие. Один из любимых – Сальвадор Дали. Что касается райтеров, здесь очень много имен. Когда начинал рисовать, то ориентировался на работы европейских художников, таких как Toast, Seak, Loomit.

Фото: zmogk.com

– И напоследок... Дай совет юным райтерам!

– Относитесь серьезно к тому, что уже нарисовано и не поганьте своими каракулями работы тех художников, которые здесь были до вас! (смеется). Мой маленький друг, ты в первый раз взял баллон в свои неокрепшие руки. Выйди на улицу, найди поверхность, где ты сможешь что-то изобразить и при этом не испортить рисунок, уже кем-то нарисованный до тебя! Уважай других и со временем будут уважать и тебя. Многие спрашивают: "А с чего начинать?". Ребята, начинать можно с чего угодно – есть интернет, посмотрите. И, конечно, надо пользоваться масками… А на железнодорожные пути лезть не надо – есть множество других пустых заборов.

Мария Аль-Сальхани

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика