Москва 24

06 сентября 2017, 00:01

Если человек – инвалид, это не значит, что у него нет денег – Евгений Смирнов

31 июля глава общественной организации "Инклюзия" Евгений Смирнов был назначен помощником Максима Ликсутова, заместителя мэра Москвы по вопросам транспорта. Вы все знаете его по участию в программе "Минута славы": именно его инвалидность вызвала бурную реакцию Ренаты Литвиновой. Тогда на защиту брейк-дансера, потерявшего в результате аварии ногу, встали социальные сети, а теперь Евгений Смирнов будет заниматься развитием "Доступной среды" в департаменте транспорта Москвы.

Фото: ТАСС/Стоян Васев

– Есть ли уже какие-то проекты, которые вам удалось предложить или обсудить? У вас были готовые идеи?

– Я только недавно заступил на должность. Пока что мы вместе с департаментом транспорта прорабатываем программу, которая будет проводиться, и ее поэтапную реализацию. Я буду участвовать в социальных проектах по развитию безбарьерной среды Москвы, взаимодействовать с общественными организациями, надеюсь, в ближайшем будущем вы узнаете об этих проектах.

– Но вы наверняка можете сказать, чего в Москве не хватает и что нужно делать в первую очередь?

– В первую очередь конечно нужно развивать доступность транспортной инфраструктуры, для всех без исключения в Москве и Московской области, и это мы как раз и прорабатываем. Уже сейчас в московском транспорте проведена огромная работа и реализовано большое количество программ для создания доступности для всех граждан. Наземный транспорт – с низким полом, часть станций метро и переходы оборудованы лифтами, и они работают, а не поставлены ради галочки. Но я столкнулся и с такими участками городской инфраструктуры, которые просто-напросто не доступны для многих граждан из-за отсутствия подъезда к ним.
Это будет точечная работа, потому что программа "Доступная среда" в Москве уже реализована, но реализована не везде. В каких-то местах, на отдельных объектах инфраструктуры, ее реализовать просто невозможно. Например, те же пандусы и подъемники на старых станциях установить нельзя, и такие точечные объекты остаются самыми проблематичными. Мы будет в первую очередь думать о том, как вовлечь такие объекты транспортной инфраструктуры в программу "Доступная среда". Может не каким-то условным стандартам и требованиям, но все же решали задачу своим путем. Мы будем искать под каждый случай индивидуальные решения.


– Какие вообще могут быть варианты создания доступной среды в метро?

– В первую очередь, это, конечно, создание специального штата грамотно обученных специалистов, которые могли бы помочь человеку с какими-либо ограничениями по здоровью спуститься в метро или, наоборот, выйти оттуда. Сейчас существует такая служба, и человек по предварительному заказу может получить сопровождение, но этого мало. Такая служба должна работать не по предварительному заказу, а в любое время, чтобы человеку не пришлось ждать и искать помощи, а получить ее своевременно. Ну и постепенная адаптация всего остального, чтобы то, что уже было сделано, эффективно работало, а не существовало номинально.

– Недавно в Москве появились автобусные остановки с динамиками для аудиооповещения о прибытии транспорта для слепых. Пока их только две. Планируется ли развивать эту программу и адаптировать для незрячих людей другие виды транспорта?

– Именно с этой целью я сейчас провожу встречи со множеством общественных организаций, которые занимаются реализацией программ адаптации транспорта для людей с ограниченными возможности, чтобы выявить, какие потребности существуют у различных категорий граждан. Мы занимаемся не только одними инвалидами – это было бы неправильно. Данная работа ведется вообще для всех маломобильных граждан – и для детей, и для пожилых, и для мам с колясками.

Фото: ТАСС/Стоян Васев

– Какие общественные организации уже вовлечены и занимаются реализацией этой программы?

– Так как я сам столкнулся с этими ограничениями, то у меня в Москве появилось очень много друзей, оказавшихся в такой же ситуации. Пока наши встречи носят действительно неофициальный характер, потому что, когда ты приходишь как друг, человек тебе начинает рассказывать о том, чего ему действительно не хватает, искренне и от души. На встречах с такими людьми я всегда стараюсь чем-то помочь, подтолкнуть их, сделать все возможное, чтобы они не останавливались. Я не могу спокойно смотреть на то, как они загоняют себя в угол, останавливаясь на месте. План же официальных встреч находится в проработке.

– Если бы вам, как человеку, который сам с этим столкнулся, сказали, что завтра можно начинать реализовывать один любой проект, с чего бы вы начали?

– ...Я вам не скажу об этом, потому что сейчас я только пытаюсь понять проблематику людей, не со своей стороны, а со стороны тех, которым гораздо сложней, чем мне. Я довольно активный человек, много занимаюсь спортом, поэтому для себя проблем в передвижении я вообще не вижу. Я не до конца могу понимать чужие проблемы, поэтому я решил прислушаться людям, которым действительно сложно.


– Вы были в разных городах России и вам есть с чем сравнить. В Москве ситуация лучше или в целом такая же как в регионах?

– Нет, ну конечно в Москве ситуация получше, но даже здесь все неравномерно. В столице есть доступный наземный транспорт, установлены подъемники и сигнальные таблички. Открыты станции метро, приспособленные для доступа инвалидов-колясочников, но, увы, такие приспособления есть не везде. Поэтому я и говорю, что программа реализована, но точечно. В остальных городах, кроме Сочи, конечно, хуже: там к Олимпиаде сделали полную инфраструктуру, но даже там есть свои недоработки.

– Ну а с другими странами сравнивать можно?

– Я считаю, что опыт можно и нужно перенимать у разных стран – везде есть чему поучиться. Потому что там, в первую очередь, совершенно другое восприятие людей, и инвалиды воспринимаются совершенно нормально. В Европе уже на человека в коляске или без ноги никто не обращает внимания – все в порядке вещей, но, если надо помочь – ему помогут. Что касается передвижения по городу, там все действительно получше, чем у нас. И, наверное, это связано с тем, что мы начали этим заниматься намного позже, когда поняли, что это нужно для всех, и никто не застрахован.

Фото: ТАСС/Стоян Васев

– Вообще такая проблема существует столько, сколько существует человек, но почему только сейчас, в XXI веке, мы поняли, что надо создавать доступную для инвалидов среду?

– Наверное потому, что раньше больше заботились о техническом развитии городов, о том, как построить здания или дороги, а теперь стали думать о том, как сделать город комфортным и удобным. Москва очень развитый город, но пришло время создавать в нем, действительно, доступную среду.

– Есть какие-то приблизительные оценки сроков реализации программы "Доступная среда"?

– Программа рассчитана на пять лет, но в полном объеме за это время ее не удастся реализовать, потому что Москва – огромнейшая, и чтобы приблизиться к Европейскому уровню, нам потребуется немало времени. Пока что мы сильно отстаем, но уже сейчас все понимают важность этой программы, а это главный шаг к успеху. Первое – это принятие человека, а все остальное, все железки, которые нужно прикрутить – это уже проще. Неважно, сколько я пробуду на этой должности, я все равно буду стараться сделать все, что от меня зависит.

– Сейчас на краудфандинговых платформах собираются средства на огромное количество проектов, которые должны улучшить качество жизни людей с ограниченными возможностями. Следите ли вы за этим, и есть какие-то проекты, на которые вы обратили внимание?

– Да, у меня были встречи по внедрению гаджетов и разработке приложений для городской среды. Оборудовать те же самые обстановки займет много времени, а сделать так, чтобы людям было удобно, можно сделать уже сейчас, потому что гаджетами пользуются все – и дети, и инвалиды. Ведь если у человека есть инвалидность, это не значит, что у него нет денег.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать