24 июня, 2014

Актриса Агния Кузнецова: "Репертуарный театр не для меня"

Поделиться в социальных сетях:

"За обедом": Агния Кузнецова - о том, чем театр похож на водку

Актриса Агния Кузнецова знакома кинозрителям по фильмам "Груз 200" и "Все умрут, а я останусь". Агния также играет в спектаклях театра "Практика". В интервью телеканалу "Москва 24" она рассказала о том, как сдавала экзамены Владимиру Этушу, зачем сидела на уроках брата и почему не любит, когда зрители аплодируют.

- Агния, как выбирали театр, с которым сейчас сотрудничаете?

- Когда я закончила Щукинский институт, поступала, как и все мои однокурсники, в разные репертуарные театры. Меня никуда не брали. Потом взяли в один, не буду называть какой. Я пришла туда, пробыла два месяца и поняла, что в репертуарном театре я не буду работать никогда. Мне очень повезло, потому что я не тратила свое время на то, чтобы разобраться, что это не то.

- Условно говоря, ваша трудовая книжка нигде не числится?

- Нет.

- Агния, существуют ли театральные агенты?

- Существуют, наверное, но у меня его нет.

- Как тогда вы попадаете в тот или иной спектакль?

- Меня приглашают. Вот, например, сейчас мы буквально через неделю начнем репетировать новый спектакль в театре "Практика". Я буду играть мужскую роль - следователя.

- Насколько мне известно, в институте у вас было соответствующее амплуа.

- Амплуа существовало всегда.

- Вы поступили в "Щуку", где вам сказали: "Будете играть мальчиков"?

- Да. И я, кстати, успешно изображала там своего младшего брата.

- В этюдах?

- Да. В 7:30 я ездила в школу, сидела в классе двенадцатилетних подростков и наблюдала за ними, потом приходила в институт и показывала разных мальчиков.

- А в спектаклях вы играли юношей?

- Нет.

- То есть в "Практике" будет дебют?

- Это не будет юноша, мне не придется изображать из себя мужчину. Будет мужской костюм, текст. Следователь не имеет возраста. Это некое существо, как судья.

- Насколько важен личный опыт проживания ситуации? Например, человек, который никогда не любил, он сможет сыграть влюбленность на сцене?

- Если он талантлив, то да.

- Откуда он знает, как это происходит?

- Актер – это некая субстанция, которой, конечно, нужен опыт, но я думаю, что не так сильно, как режиссеру и уж тем более писателю. У актеров все проще, я считаю.

- Писатель пишет, так как он не может не писать. А почему играет актер?

- Потому что он болен, я считаю. Мне вот кажется иногда, что это какое-то психическое расстройство, нормальный человек в здравом уме не будет перед камерой прыгать.

Я, например, пытаюсь с артистами часто не общаться. Мне достаточно делать это на работе.

- А в жизни с кем предпочитаете общаться?

- С людьми, которые занимаются чем-то другим, у которых другой образ жизни. Потому что это жизнь является основой, а не подмостки, как думают многие, поступая в институт.

- Чем отличается актер от актрисы?

- Женщина может подстроиться под мужа, под обстоятельства, у нее природа такая. Ей нет дела до того, что режиссер командует. А мужчина… Если к тридцати годам его не утвердили на роль, унижает режиссер, а ему это не надоело, значит, он чем-то болен.

- Что при этом важно для обоих полов?

- Умение справляться с жизнью, с собой, переделывать себя, становиться человеком. Главное дожить до старости и не стать сволочью. Это круче, чем сыграть Офелию.

- Вам важен зритель?

- Только в момент представления.

- Обращаете внимание на громкость аплодисментов?

- Нет. Хлопать и кричать "Браво!" - это пошлятина, которая есть только в России. Спектакль едва начался, а уже начинают свистеть. Аплодисменты не имеют значения, важен обмен. В общем, спектакль - это что-то, что меняет твое состояние. Как если бы ты водки выпил, то есть ты пришел трезвый, водку выпил - ты пьяный. И театр такой же смысл имеет. Зритель пришел, чтобы его "торкнуло".

Театр – это изменение, если изменения нет – театра нет. Это самое пошлое, что может быть: прийти на спектакль и видеть, что артист играет, его самого тошнит, и он не понимает, что он делает.

- Как вы чувствуете, что изменения произошли?

- Это энергия, я чувствую зал. Сегодня один зал – смешливый, завтра - драматичный.

- А на экране что делать? В кадре?

- Там есть съемочная группа, которая смотрит. Есть режиссер, крупный план. Там самое главное – это камера, все остальное не имеет значения.

За камерой стоит глаз человека, за камерой стоит мужчина, как же с ней не поиграть? Это же живое существо. Самый главный человек для актрисы – оператор. Как он ее снимет, так и будет.

- У вас есть любимые актеры?

- Я вживую успела посмотреть, например, на Веру Васильеву. Думала, это комедийная артистка, а она очень глубокая, разносторонняя.

- У вас ведь Этуш экзамены принимал?

- Да, Владимир Абрамович Этуш был в то время ректором института. Очень смеялся, когда я читала трагический монолог. Студенты падали в обморок, когда он сидел во главе комиссии на экзамене. Если ему не нравилось, как студент показывает отрывки, он кричал: "Занавес!" Это провал. Сейчас такой строгости нет.

- Что значит для актера провал?

- Это очень важная вещь в развитии. Провал всегда должен быть у человека.

- Говорят, актеры пьют много. Это правда?

- Актеры пьют, но, думаю, меньше, чем хирурги. У них разная ответственность, но психологически, мне кажется, очень нервная работа.

- Как вы играете людей, которых никогда в жизни не видели?

- Есть же некоторое воображение. Очень много разных вариантов существования на сцене.

Сюжеты: Взгляды , Интервью с людьми искусства , Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика