Москва 24

Культура

19 ноября, 2016

Вишенка на торте: группа Wet Red о моде и магии красного

Молодые музыканты Wet Red излучают сок во всех смыслах: сочный цвет, сочный звук, сочный вокал, сочное настроение. Красный для них – это целая концепция, а также страсть и просто приятное прилагательное. Их стиль можно было бы назвать романтичным краут-роком с фанковской динамикой и панковским настроением. Сами же музыканты определяют свое творчество как гибрид пост-панка, электроники и попа. Перья, шляпы, экстравагантные платья и дерзкий макияж стали для них традицией: их образы порадовали бы любую неделю высокой моды, а символы – самого Дэвида Линча.

Второй в музыкальной жизни коллектива концерт был сыгран на одной сцене с легендарной Morcheeba, а в скором времени ребята отправятся покорять Азию. Этого всего они добились сами за относительно короткую историю существования группы. Солистка Wet Red Эва Вострокнутова поделилась с m24.ru секретами высокой моды, магией красного и безудержным очарованием.

Спецпроект m24.ru "Делитесь музыкой": пусть мир вас услышит


– С чем связан столь экстравагантный образ?

– Это мой естественный образ, поэтому мне привычней выступать в платьях и перьях, а не в майке и джинсах.

– Вы называетесь Wet Red, что в переводе означает "влажный красный". Почему именно красный?

– Мы долго придумывали название. В итоге поняли, нам не нравятся существительные – мы любим прилагательные, поэтому пусть будет "влажный" и "красный". Мы решили, что это звучит сексуально.

– С чего начиналась история вашей группы?

– Все начиналось с джем-сессий у нас дома. Мы с Вадимом, который является бас-гитаристом и моим молодым человеком по совместительству, придумывали все почти на кухне. После чего он начал репетировать со своими друзьями, а позже и я влилась в этот коллектив. Потом состав поменялся: остались мы вдвоем и появились новые клавишник и барабанщик.

– Ты сказала, что ваш басист Вадим является твоим молодым человеком. Влияет ли музыка на отношения?

– Да, так просто веселее (смеется). Мне кажется, быть вместе гораздо веселее, если вы не просто встречаетесь, а занимаетесь каким-то совместным делом. Например, творчеством. Это поддерживает отношения.

– У тебя очень интересный вокал. Ты занималась пением профессионально или всему научилась сама?

– Я не занималась пением профессионально. Но когда-то в детстве я пела в музыкальном камерном театре и наша преподавательница была категорически против поставленных голосов. Она считала, что у каждого голоса есть своя мощь, которая не нуждается в классической школе вокала. Сейчас я беру частные уроки, но фундаментально вокалу не училась.

– Ваши костюмы выделяются стилем и креативностью. Скажи, что значит мода для тебя?

– Для меня мода – это как воздух. Без нее я не могу. Я люблю наряжаться, следить за всеми неделями моды и так далее. Окружающие люди считают меня экстравагантной. Но, конечно, в жизни я выгляжу не так экстравагантно, как на сцене.

– Вы сами шьете сценические костюмы?

– Костюмы нам шьют русские дизайнеры, с которыми я дружу. В частности, шляпки изготавливает Сергей Поляков, который всегда делал мне головные уборы. Дизайнеры нам помогают с одеждой, а я уже после миксую из этого образ.

– Говорят, что одежда – вторая кожа. Ты тоже так считаешь?

– Да, конечно, для меня это и вторая кожа. И первая.

– В таком случае, музыка для тебя – это тоже вторая кожа?

– Музыка для меня – это вторая душа. И первая, и вторая (смеется).

– Может ли внешний вид повлиять на музыку? Как коррелируют между собой эти два аспекта твоей жизни?

– Одежда на музыку? Вряд ли. Скорее наоборот: музыка на одежду. Музыка создает настроение. Одежда, конечно, тоже создает настроение, но музыкальным его назвать нельзя.

– Как бы ты могла охарактеризовать ваш музыкальный стиль?

– Мы играем смесь пост-панка, электроники и попа, наверное. Сейчас все стили перемешались. Вообще, как такового одного стиля, мне кажется, нет ни у одной группы. В музыке каждого коллектива присутствует как минимум три элемента.

– Как ты считаешь, обязательно ли молодому коллективу вливаться в какой-нибудь актуальный тренд, чтобы достигнуть успеха?

– Мне кажется, следование какому-либо тренду – дело уже вторичное. Нужно создавать новую волну, а не вливаться в нее.

– Приходилось ли вам адаптировать свой музыкальный материал адаптировать под конкретную аудиторию?

– Нет. Мы не подстраиваемся под аудиторию. Мы просто делаем то, что нам нравится. Наш материал, в свою очередь, меняется с ростом группы.

– Можешь поподробней рассказать про вашу музыкальную эволюцию?

– Мне кажется, эволюция – это, в принципе, процесс всего, что происходит вокруг. Мы усложняем звуки и уменьшаем их количество, например. Стараемся делать мелодию более разнообразной и учимся на своих ошибках. Для нас эволюция – это естественный процесс.


– Вокал для тебя является первичным в музыке?

– Для меня – да. Хотя, для клавишника, например, первичными будут клавиши. В целом, когда я слушаю любой трек, первое, во что я вслушиваюсь – это вокал. Уже потом я начинаю слышат все остальное. Если мне не понравился вокал, вряд ли мне понравится вся песня.

– Почему ты поешь на английском?

– Нам больше нравится сочинять песни на этом языке. Плюс, мы не хотим ограничиваться только Россией. Скоро мы летим на музыкальный фестиваль в Тайвань и, мне кажется, английский текст будет для них понятней, чем русский.

– Как ты считаешь, где больше перспектив для той музыки, которую делаете вы: в России или за рубежом?

– Мне кажется, нам больше подходит зарубежная публика. В России, к сожалению, пока такая музыка как наша не очень приживается. Для настоящего андеграунда мы слишком попсовые, а для попсы мы слишком андеграундные.

– Реально ли в наше время пробиться молодому музыканту своими силами? Или для этого обязательно нужна поддержка лейбла?

– Поддержка, безусловно, нужна. Сейчас мы делаем все своими силами и записываемся на профессиональных студиях, да. При этом мы находимся как раз в поисках того самого лейбла. Необходим маленький, но прогрессивный лейбл, который будет заниматься непосредственно продвижением.

– Тем не менее, вы уже успели выступить с Morcheeba на одной сцене. Как вам это удалось без продюсерской поддержки?

– Столичный клуб сам предложил нам выступить на одной сцене с этой певицей. Мы выступали на разогреве у Morcheeba в Москве и в Питере, учитывая, что в нашей музыкальной жизни это выступление было всего вторым или третьим по счету. Это была очень крутая авантюра. Я до сих пор удивлена, почему нас взяли на разогрев, потому что у нас и у Morcheeba совершенно разная музыка.

– Какова роль символизма в вашем творчестве? В частности, если говорить про клипы?

– Символы, безусловно, очень важны в нашем творчестве. Особенно, если говорить про клипы – там мы отрываемся по полной. Например, в одном из клипов мы задействуем маски как символ серой толпы.

– Можно спросить, что вы хотели сказать такими песнями и образами?

– В нашем случае – это протест. Он прослеживается и в словах, и в клипах. Грубо говоря, мы пытаемся донести до слушателя мысль: если ты хочешь что-то сделать – просто иди и делай. Не стоит поддаваться каким-то внешним факторам. Просто оставайтесь индивидуальностью и идите к своей цели во что бы то ни стало.

– А против чего вы протестуете?

– Наверное, это протест против того общества, которое пытается подавить в человеке личность или что-то внушить. Наш главный манифест: быть собой и ничего не бояться.

– То есть, это протест больше касается философской проблемы взаимоотношений личности с толпой или вы имеете ввиду что-то более конкретное? Например, социальные проблемы?

– Этот протест относится скорее к более глобальной проблеме отношений индивидуальности и безликой массы.

– Тебя случайно не сравнивали с Леди Гагой или Жанной Агузаровой?

– Ой, да, сравнивали. Пусть сравнивают, если нравится.

– А сама бы ты себя могла с ними сравнить?

– Вообще нет. Леди Гага – чистой воды поп-проект, мы – нет. Да, она одевается странно. Но в мире существует очень много певиц, которые так делают.

– Планируете ли вы выходить на более широкую аудиторию или вам больше нравится играть для узкого круга людей?

– Мы хотим выйти на широкую аудиторию, мы ходим стадионы (смеется). Но пока мы слабо представляем, как это можно сделать, для этого нужна помощь лейбла или продюсера.

– Какие планы на будущее?

– Сейчас мы занимаемся съемками нового клипа на песню Caroline. И, конечно, готовимся к туру по Азии. Там мы хотим снять еще один ролик, потому что грех побывать в Тайвани и не снять клип. Азия – это же одна сплошная декорация.

– Что бы ты хотела пожелать молодым музыкантам?

– Крепитесь, ребята. (смеется) Главное, будьте собой.

Маргарита Маслова

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика