Москва 24

Общество

01 июня 2015, 19:03

Ершистый возраст: капитан полиции о работе с трудными детьми

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

Ваш ребенок бьет сверстников? Ворует в магазине? Курит "спайсы"? Его поведение кажется вам странным и непривычным? Вас часто вызывают в школу?

Как решить эти проблемы, корреспонденты M24.ru в рамках проекта "Лица порядка" узнали у инспектора отдела по делам несовершеннолетних ОМВД по району Теплый Стан Юлии Малофеевой. Капитан полиции рассказала о самых популярных поводах для приводов, опасных каникулах, мнимых ценностях, влиянии "спайсов" на мозг и ершистом возрасте.

Как дети попадают к вам? Какой повод можно назвать самым распространенным?

– Чаще всего причиной становятся драки. Мальчики начинают выяснять отношения между собой: один другому в глаз, тот его об стенку головой – сотрясение, родители в панике. Сейчас родители вообще из-за каждого синяка стали обращаться, очень трясутся. У меня был случай: мальчики подрались из-за девочки. Один мальчик ее толкнул, оскорбил, а второй заступился за нее. Один другому губу разбил, второй его по голове треснул. Родители обратились к нам. Я пытаюсь объяснить: он же за девочку заступился, слабого защитил... А родителям все равно – для каждого его ребенок лучший и идеальный, но зачастую родители не видят, каким он может быть без них, а без них он всегда другой.

Девочки в последнее время стали больше драться. "Забивают стрелки" после школы, разборки устраивают, из-за мальчиков, в основном: "Ты на него так посмотрела!". За алкоголь девочки реже попадают, в основном ребята.

Как вы устанавливаете контакт с ребятами?

– Детей нужно уметь расположить к себе, они не обязательно идут на контакт. Это не всегда удается сделать за одну беседу – после первого разговора я всегда анализирую: может как-то не так вопрос задала, или еще что-то. И потом уже по-другому строю разговор.

Обычно я хожу в форме. Когда я в ней, дети лучше меня воспринимают, в форме я для них – сотрудник правоохранительных органов. Даже отъявленные хулиганы видят во мне представителя власти. Никто из них за врага меня не считает, хотя некоторые немного побаиваются. Но и другом я им стать не могу по определению. Дистанция обязательно должна быть – существует определенный барьер, который не всегда нужно пытаться растопить. Но полностью отгородиться тоже невозможно. Невольно ставишь себя на место родителей.

Фото: ТАСС/Валерия Морева

Вам случалось самой ловить детей за неподходящими занятиями, или их к вам всегда приводят?

– Как-то летом, часов в пять утра я поймала двух мальчишек, они разрисовывали асфальт рекламой "спайсов". У нас как раз тоже был рейд ночной, я возвращалась в форме, домой шла, вот и увидела их. Другие прохожие на них даже не реагировали – ну, рисуют и рисуют. Я не смогла пройти мимо, за шкирки их схватила и говорю: "Так, что делаем?". Поймала, передала патрулю.

В какое время года дети чаще всего делают глупости? Существует какая-то сезонность? Чем она объясняется?

– Чаще всего ко мне попадают в летний период - за распитие, драки. Кражи, наркотики, порча имущества... Многие выпивают и употребляют наркотические средства. Могут пива купить: выпьют и сразу море по колено. Был случай, когда парень стащил из дома бутылку коньяка, переборщил и попал в "скорую". Когда ребенок в переходном возрасте, категорически нельзя держать алкоголь в свободном доступе.

Когда каникулы, им нечем заняться, и они придумывают себе развлечения. Например, покупают шарики, наливают в них воды и с балкона кидают. Результат – разбитые окна машин внизу. Были у меня девятилетние, которые батарейки кидали. Я говорила им, что десятирублевая монета может пробить голову человеку. Но они не понимают. Дети не со зла это делают, у них эксперимент – на что способна батарейка, упавшая с 16-го этажа.

Зачем дети вообще совершают опасные поступки? Есть ли еще мотивы, кроме любопытства?

– Так происходит из-за недолжного контроля со стороны родителей, главную роль играет воспитание. Природные склонности тоже имеют значение, но с ними работают уже психологи – мы нередко рекомендуем родителям прибегать к помощи этих специалистов. Также очень важна среда – компания, в которой человек находится.

Каждый ребенок хочет быть авторитетом, лидером. Однако слово "лидер" часто воспринимается ими как ложное понятие. Это значит: "Я курю – я крутой", "Я сейчас выпью пива – еще круче буду". Таким образом, подросток самоутверждается за счет мнимых ценностей. Эти ценности черпаются детьми из Интернета, где они видят непредназначенный для них контент. Большой город – это много возможностей, много доступных вещей, не очень полезных для детей.

Фото: M24.ru/Роман Балаев

Зачастую плохо ведут себя дети, от которых этого вообще не ожидаешь – домашние, спокойные. Как так выходит?

– В какой-то момент ребенку надоедает быть хорошим, потому что на хорошего ребенка никто не обращает особого внимания. Вот когда он совершит что-то неординарное, экстремальное – тогда его замечают. Если это делает мальчик, девочки сразу проявляют интерес: "Ты крутой!".

Похоже, у детей немало поводов вести себя агрессивно. Как убедить их отказаться от такого поведения?

– В качестве примеров мы приводим истории разных детей – естественно, без фамилий. Описываем ситуацию и рассказываем о последствиях. Например, объясняем, что если они совершают что-то по достижении 16 лет, это превращается в клеймо на всю жизнь. Мы говорим, что ребенок не сможет поступить в хорошее учебное заведение, потому что на каждого абитуриента делают запрос, состоял ли тот на учете, были ли судимости. Также не выйдет устроиться на хорошую работу.

Я говорю: "Как ты себя представляешь лет через пять? Кем ты будешь, где ты будешь? Родители тебя не будут кормить. Ты будешь взрослым человеком, ты уже сейчас вступаешь во взрослый мир". Тогда дети примеряют ситуацию на себя, мы начинаем обсуждать, как они поступили бы в такой-то ситуации, и они потихоньку раскрываются.

Фото: ТАСС/Владимир Смирнов

Расскажите поподробнее о ваших методах работы. О чем вы говорите с младшими школьниками? Какие приемы действуют на них лучше всего?

– Мы проводим лекции о вреде курения, алкоголя, об ответственности. Начиная с пятого класса. В пятом они, конечно, маленькие, но если есть какие-то проблемы, не обязательно с алкоголем и курением, а, например, по травматизму – мы все равно говорим, чего делать нельзя, что это плохо влияет на успеваемость, на умственное развитие, и разъясняем степень ответственности.

Обычно дети в этом возрасте любят родителей и переживают за них. Мы говорим: "Твоих родителей будем наказывать, привлекать их по административным статьям". Для большего устрашения можно сказать: "Будешь плохо себя вести – поместим тебя в школу закрытого типа, если родители не справляются". Но это, конечно, мы преувеличиваем немножко.

Эти методы работают в общении со старшеклассниками или к ним нужен другой подход? Каковы самые больные места в этом возрасте?

– Недавно в рамках профилактики мы приглашали учащихся с девятого по одиннадцатый класс. Одна из основных проблем этого возраста – употребление "спайсов" и курительных смесей – на них мы и сделали упор. Мы объяснили, что такое "спайсы", прочитали лекцию про их воздействие на организм. Потом мы показали им фильм о вреде наркотиков – он не научный, больше показательный. Там о том, что происходит с детьми, которые что-то употребили.

В фильме показывали очевидцев, которые рассказывали историю 17-летнего мальчика. Он просыпался утром, курил, шел на первый курс института на занятие, на перемене курил. После института шел домой, курил, перед тем, как прийти домой, курил. Дома был часов в девять, когда родители уже вернулись. Он шел в душ, курил в душе. Потом полчаса сидел с родителями: взгляд отстраненный, сразу видно. Не знаю, как ему это удавалось. Потом он шел к себе в комнату, а когда родители ложились спать, он тоже курил. До четырех утра не смыкал глаз. В итоге у человека начались проблемы с сердцем. Только из-за этого он решил, что надо бросить. А родители до сих пор не знают.

"Спайсы" влияют на мозг так, что зачастую дети пытаются покончить с собой. В основном, из окон выбрасываются или прыгают в ванну рыбкой. В голове происходит щелчок – кто-то внутри как будто требует произвести определенное действие, обязательно что-то сделать. Я не думаю, что такие профилактики создают эффект запретного плода, вызывая интерес к неполезным вещам. Дети их все равно попробуют, но после демонстрации познавательного фильма вероятность меньше.

Фото: ТАСС/Дмитрий Рогулин

Помимо наркотиков серьезной проблемой и угрозой для детей сегодня является алкоголь. Что можно сделать для их защиты, кроме профилактических бесед?

– Чтобы дети меньше употребляли алкоголь, мы работаем с продавцами: уличаем их и штрафуем. Мы проводим с торговцами профилактические беседы и рассказываем, что продажа алкоголя несовершеннолетним запрещена по закону. Объясняем, что, если при себе нет документов, они имеют право не продать. Штрафуем, и они начинают работать сознательнее, становятся бдительнее. В магазинах сейчас стали чаще проводиться инструктажи персонала.

Если ребенок, несмотря ни на что, все же приобретает вредные привычки - как могут родители этого не заметить?

– Родители не замечают чего-то в ребенке, потому что не так много общаются с ним. Они не проводят вместе выходные: мама хозяйством занимается, папа после трудовых будней хочет на диване отдохнуть. Но все в их руках, если они будут ответственно подходить к воспитанию.

Как вы считаете, сегодняшние отношения между родителями и детьми - не те, что прежде?

– Сейчас появилось много гаджетов. Родители маленьких детей в основном приходят уставшие с работы: "На тебе планшет". Дети играют и таким образом отстраняются, это неправильно. За шесть лет, что я работаю в органах, изменились и дети, и родители. Родители стали их больше опекать – наверное, просто время сейчас такое. В то же время, когда родители на работе, дети неподвластны их контролю. Ребенок может пойти на гулянку и попасть в какую-то ситуацию, а родители и знать не знают об этом.

Фото: ТАСС/Александр Рюмин

Можно ли запрещать детям бывать вне дома? Это действенный способ защитить их?

– В сильной строгости детей держать нельзя, но и вседозволенность – неправильный метод. У меня есть пример из жизни. Ребенок рос в хорошей состоятельной семье. Хочешь, iPhone – на тебе iPhone, хочешь на Мальдивы – на тебе путевку на Мальдивы. Ребенку давали все, что он попросит. В итоге он стал употреблять наркотики. Кончилось хорошо: его положили на лечение и избавили от зависимости.

Что вы думаете о "воспитательном насилии" в отношении подростков?

– Я считаю, что порка ничем помочь не может. Детей нельзя бить, это только ухудшит ситуацию и озлобит их. Я не знаю ни одного примера, чтобы порка помогла. Маленький ребенок, которому грозишь: "Сейчас я возьму ремень!", пропускает это через себя и как-то сдерживает свои порывы. Детям старше 12-13 лет порка уже точно не поможет, они будут, наоборот, делать назло. Считаю, что любовь – более действенное средство.

Фото: M24.ru/Александр Авилов


Любовь – любовью, но до двенадцати-тринадцатилетнего ребенка порой бывает очень сложно достучаться. Почему?

– Переходный возраст, 12 лет, самый сложный в процессе воспитания. Дети становятся ершистыми, показывают свое "я": "Я не хочу!". Но жестокостью тут справиться сложно, командовать: "Это нельзя, делай только это". Нужно искать с ними компромиссы – только так может возникнуть диалог. Главное, чтобы ребенок вас просто слышал. Он должен не просто слушать – должен слышать, что до него хотят донести. Тогда любую сложную ситуацию можно пережить. Зачастую, конечно, они не слышат, поэтому нужно вмешательство третьего лица, постороннего. Это может быть психолог, это может быть инспектор.

В каком возрасте ребенок становится абсолютно глух к увещеваниям родителей и инспекторов? Когда никто уже не может исправить ситуацию?

– Дети до переходного возраста очень хорошо поддаются исправлению, дальше уже сложнее. У детей помладше еще не полностью сформировано собственное "я". Переходный возраст – это переломная точка, совершается становление человека, и в этот момент он не слышит никого, кроме себя. Им можно говорить, что угодно: "Это плохо, это нельзя"... Они соглашаются, смотрят добрыми понимающими глазами, но выйдя за дверь кабинета делают то же самое.

До определенного возраста дети не осознают ответственность за свои действия и за собственную жизнь. Они думают так: "Ведь никто не увидит, никто не заметит. Я вывернусь, выкручусь. Я все могу!". У них завышена самооценка, они не верят, что их могут поймать. Но с 16 лет они вынуждены отвечать перед законом.

Фото: ТАСС/Сергей Карпов

Можете дать пару рекомендаций, как родителям проводить время с детьми?

– Есть кое-какой способ. Одни выходные ребенок проводит, как хочет мама - музей, кино или каток зимой. Вторые выходные можно провести, как хочет папа – если гулять не любит, можно дома поиграть. Третьи выходные проходят так, как любит ребенок. Четвертые – на выбор. При этом нужно всегда предоставлять ребенку право решить. Например, если сейчас папина очередь, но ребенок очень хочет чего-то своего, то можно пойти ему навстречу, а провести выходные по-папиному в следующий раз. Ребенок способен и должен принимать решения. Детям необходимо прививать самостоятельность, чтобы они чувствовали ответственность за поступки.

А вы сами продолжаете поддерживать отношения с теми ребятами, которые однажды побывали у вас?

– Мы наблюдаем за детьми, с которыми работали. Сотрудничаем со школами, запрашиваем характеристики у друзей и преподавателей. Процент детей, которые ко мне не возвращаются, большой. Сами они редко приходят поблагодарить потом, а вот родители звонят иногда: "Спасибо, вы нам помогли".

Вы общаетесь с "подопечными" в неформальной обстановке?

– Очень часто я встречаю детей в метро и на улице, особенно когда тепло. Я подхожу к ним и говорю: "Привет! Как дела?" – "Ой, здрасьте!" – "Как в школе?" – и мы непринужденно болтаем, иногда в шуточной форме. "Смотри, – говорю, – никого не обижай, а то приглашу тебя в кабинет! Не балуйся, чтобы не было поводов ко мне заходить".

Фото: M24.ru/Александр Авилов

Как думаете, можно помочь всем детям искоренить вредные привычки и наклонности?

– Инспекторы не могут исправить всех детей. Кому-то удается помочь, а кому-то не очень, но все равно мы их не бросаем – боремся, чтобы они нашли свой путь. Наступив на одни грабли, они уже начинают осознавать разницу между хорошим и плохим и думать о последствиях своих действий. Проводим беседы, приводим жизненные примеры и таким образом они начинают задумываться. Некоторым таких бесед хватает на полгода, а кому – на месяц. Это процесс неоднократный:, чтобы был результат, нужно работать постоянно.

Как вы оцениваете собственную роль в жизни тех, кто к вам попадает?

– Я стараюсь положительно влиять на детей. Раз мое вмешательство стало необходимо – вмешиваюсь, но никогда по собственной инициативе. Дети попадают ко мне по воле случая. Хочется, чтобы дети думали своей головой, чтобы не совершали глупостей. Больше всего меня беспокоят наркотики и алкоголь, про курение я уже даже молчу, это уже воспринимается как данность – дети курят.

Это нормально: есть люди, которые делают хорошие вещи, а есть те, кто делает вещи нехорошие. Только хороших должно быть больше. Мне нравится, когда дети исправляются. Когда они анализируют свои поступки и не повторяют ошибок – вот это мне нравится. Тогда я понимаю, что не все потеряно.

Фото: M24.ru/Александр Авилов

Как работа повлияла на вас саму, на ваш характер?

– Некоторые необходимые для работы полицейским навыки приобретаются в ходе работы. Например, я стала смекалистее, более внимательной и настороженной. Старая, избитая пословица "доверяй, но проверяй" как нельзя кстати подходит моей работе. Когда ты видишь человека, общаешься с ним напрямую, тебе легче понять его, почувствовать обман, всегда перепроверяю полученную информацию. В обычной жизни у меня появилось желание командовать. Конечно, я стараюсь разграничивать работу и семейную жизнь, но иногда проскакивает: "Не делай так – делай вот так".

Работа сделала меня чуточку жестче, но мне это не мешает. Я чувствую себя уверенней. Одна моя подруга, с которой я встретилась через полтора года после назначения, сказала: "А ты изменилась! Это не хорошо, не плохо, просто другая стала. В тебе появилась уверенность, сила характера… Тебе это идет!"

Подготовили Софья Бассэль и Сергей Блохин

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать