Москва 24

Общество

18 мая, 2016

Третий не лишний: почему москвички смиряются с соперницами

Фото: facebook.com/alla.bogolepova

Колумнист m24.ru Алла Боголепова – о том, почему москвичкам проще смириться с романтическими увлечениями мужа, чем что-то менять и можно ли жить по формуле: "чтоб никто не страдал".

Ирине тридцать пять, и она встречается с женатым мужчиной. Не по какой-то особой любви – просто "так вышло". Жена в курсе, но ничего не предпринимает – "лучше эта, чем какая-нибудь молоденькая". Женатый в курсе, что все в курсе, и доволен собой: "Я с глупыми женщинами не связываюсь".

– Ну а что, – говорит Ирина. – Никто не страдает.

Для нее важно, чтобы никто не страдал. Она из того поколения женщин, которые не считают замужество необходимым условием счастья. Для нее гораздо важнее деньги и свобода. Отношения что-то вроде курса витаминов: для ногтей, для волос, для сияющей кожи. Женатый мужчина здоров, ухожен и не отнимает много времени. У него нет прав – ни на Иринино время, ни на Иринину квартиру. Вообще ни на что. Он покорно существует в рамках разумных ограничений, которые очертила Ирина:

– Мы не говорим о проблемах. Не жалуемся друг другу на жизнь. У меня для этого есть подруги, у него – жена.

Жена, кстати, тоже табу: обсуждать семейную жизнь любовнику запрещено. Ирина не хочет знать, какая ведьма его теща, чем снова болеет ребенок, и насколько она, Ирина, лучше жены. Ей это неинтересно.

– Я покупаю дорогое белье не для того, чтобы в него плакались.

У нее уже был "плакальщик" – законный муж, который требовал сочувствия и понимания. И уюта в доме. И заботы. Ирину это бесило: она хотела всего того же самого, но для себя. В конце концов муж ушел к той, что "понимает" – и слава богу. Никто не страдал. Ирина ткнулась в одни отношения, в другие, а потом встретила Славу: симпатичный, под сорок, уверенный и без соплей.

– Он сразу сказал, что женат, что от жены никогда не уйдет, ребенка обожает, ну и так далее, что там они обычно говорят. Я к тому времени так устала от инфантильных жлобов, что прямо обрадовалась: наконец-то мужик, который не врет и не давит на жалость.

Фото: YAY/ТАСС

Все, что интересовало Ирину – достаточно ли удобно живет Слава, чтобы с одной стороны не пересекаться с его законной жизнью, а с другой – не стоять в адских московских пробках. Чистая логистика.

– Москва в этом смысле идеальна, – считает Ирина. – Расстояние в три станции метро в повседневной жизни все равно что разные города. Я никогда не столкнусь с его семьей в магазине, не увижу, как он гуляет с ребенком на детской площадке. Теоретически я знаю, что у него есть другая жизнь, но меня она никак не касается.

В провинциальном городке, где прошла юность Ирины, такие отношения были бы немыслимы. А здесь, в столице, все нормально. Никто не страдает.

Жена догадалась довольно скоро. Это только в книгах жены узнают последними, а в жизни поди скрой что-то от человека, который за двадцать лет семейной жизни научился определять твое настроение по скорости, с какой ты размешиваешь сахар в чае. Понаблюдала: муж в хорошем настроении, все праздники с семьей, деньги не тратит, чужими духами не пахнет. Ну а что раз в неделю "задерживается на работе" – так это неизбежно. Все мужики такие.

– Мы с ней никогда не встречались, – говорит Ирина. – Но двум умным женщинам необязательно разговаривать, чтобы понять друг друга. Она знает, что я не стану звонить, истерить, уводить... У них ребенок, они всю жизнь вместе. Зачем я буду рушить чужую семью? На что мне этот хвост?

Не можешь победить – возглавь, считает Ирина. Все мужики гуляют на наших условиях. Надо просто жить в предлагаемых обстоятельствах, сделав их максимально комфортными для себя.

– Мы обе получаем свои бонусы: я – романтические отношения, не опошленные бытом. Она – контролируемого мужика с чувством вины.

Цинично, да. Но такова жизнь. Главное, чтоб никто не страдал.

А Слава? Неужели его устраивает роль пластикового Кена, которого одна девочка на время дает поиграть другой? Ведь если подумать, и одна, и вторая ценят его только и исключительно за удобство в эксплуатации. За то, что подчиняется правилам. За пунктуальность и покорность придуманной ими логистике.

– Ты неправа, – возражает Ирина. – Я его уважаю. Именно поэтому и не звоню, когда скучаю. Не хочу создавать ему проблем.

Она также не звонит, когда ей грустно, когда она болеет, когда приближаются праздники. Она никогда не выходит с ним на люди, даже в ближайшую пиццерию. Она не канючит: "Ну побудь еще немного". Не дарит галстуки. Не просит о помощи. Она сильная.

Фото: YAY/ТАСС

Жена тоже не звонит, когда Слава с Ириной. Она не устраивает допросов, не роется в его телефоне и не выслеживает соперницу, чтобы выдрать ей лохмы. Она живет как жила, благо, три станции метро надежно отделяют ее от другой жизни мужа. Она умная.

А Слава ездит туда-сюда по расписанию и старается проявлять уважение к обеим своим женщинам. Славу никто ни о чем не спрашивает. И иногда Славе кажется, что он никого по-настоящему не интересует. И сакральное: "Ну никто же не страдает" перестает казаться ему такой уж неоспоримой истиной. Он – лимон, из которого две сильные умные женщины, жена и любовница, выжали нужный им лимонад. А что делать, такая теперь пошла жизнь.

Если начнет тянуть деньги из семьи – выгоню, говорит жена. Если начнет усложнять мне жизнь – выгоню, говорит любовница.

Если достанут обе – найду третью, говорит Слава. И знаете что? Из всех сторон этого треугольника он единственный, кто способен воплотить в жизнь свой "план Б". Потому что мужчин, симпатичных, здоровых, под сорок и без соплей – мало. И он это знает. Потому что обе женщины, сильные и умные, будут цепляться за него из последних сил. Собственно, они уже это делают. На расстоянии трех станций метро.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика