Москва 24

Общество

18 марта 2018, 00:01

Бодипозитив. Если ты другой...

Принять себя, если ты отличаешься от большинства, непросто. Особенно, если и это большинство не спешит принять тебя. О том, каково быть человеком с "изъяном", размышляет Анна Кудрявская-Панина.

Фото: depositphotos/ArturVerkhovetskiy

Когда говорят о бодипозитиве – движении, пропагандирующем красоту тела вне зависимости от соответствия навязываемым стандартам, чаще всего имеют в виду габариты, отличающиеся от принятых в современном обществе представлений о красоте (причем отличающиеся большей пышностью форм). Но проблема приятия или неприятия неидеального человеческого тела гораздо глубже и шире.

Особенно хорошо понимаешь это, если ты с рождения человек с "изъяном". Этот "изъян" может быть серьезным или не очень, бросающимся в глаза или замечаемым только при долгом и плотном общении, его можно или нельзя скрыть. Я специально беру это слово в кавычки: в своем прямом значении – это "недостаток, нежелательная особенность". По сути все верно: никто не хотел бы родиться, например, без руки или лишиться ее. Но в общественном сознании укоренилась другая дополнительная коннотация: человек с "изъяном" – никчемный, негодный. Физический недостаток вовсе этого не означает, но люди с "изъяном" это чувствуют. Потому что им постоянно дают это понять.

Кто такой человек с "изъяном"? Не такой, как все, не такой, как большинство, нестандартный, иной, особенный, выглядящий иначе. Шестипалый среди пятипалых, одноногий среди двуногих, хромой, косой, горбатый...

Я тоже это чувствовала каждый день, потому что родилась не такой, как большинство. Мой "дефект" лишь слегка ухудшал качество моей жизни, по мнению окружающих. Руки-ноги есть, здорова? Все отлично, значит. Но мне так не казалось. Мой "изъян" был заметен. Не помню, с какого возраста я начала понимать, что эта моя особенность – моя проблема. Наверное, со школьного или чуть раньше. Когда я поняла, почему на меня как-то особенно пристально и изучающе смотрят. Ну и когда меня начали дразнить.

Парадокс: дети чрезвычайно чувствительны и чрезвычайно же жестоки. Но я уверена, именно в этом возрасте человек способен очень быстро выработать в себе эмпатию. Просто представить, что на месте кого-то с "изъяном" – ты сам, а вокруг – такие "нормальные", как ты сейчас, которые говорят гадости, стараются задеть, травят. Зачем? Почему? Чтобы что? Я уверена, если взрослые способны донести до ребенка правильно эту идею и обсудить с ним это, а не тупо сказать: "не дразнись, это нехорошо", то ребенок непременно откликнется. Но взрослые должны уметь делать это. И хотеть. И сами понимать, что физическая проблема не делает никого хуже или недостойнее других.

Фото: depositphotos/racorn

У меня с рождения парализован левый глаз. Глазное яблоко неспособно двигаться от центра кнаружи. Естественно, что при большинстве положений тела и головы, при переводе взгляда с предмета на предмет это видно. Знаете, сколько лет я внутренне сжималась, когда при мне в шутку кому-нибудь говорил вроде бы безобидную фразу: "Ну, ты чего наделал, косой что ли?!" Потому что эта фраза касалась лично меня: я была косой. Потому что я постоянно слышала это в свой адрес, ловила на себе те самые любопытствующие взгляды.
Наверное, только один человек – моя мама – помнит, сколько я в детстве пролила слез по этому поводу и по поводу невозможности это исправить. Я считала, что это делает меня уродом, что я никогда не смогу прожить счастливую жизнь, что меня никто никогда не полюбит. Она, как могла, пыталась меня утешить, говоря, какая я красивая, что это не дефект, что это моя особенность – изюминка, что Натали Гончарова была общепризнанной красавицей, в которую были влюблены десятки мужчин, а у нее, между тем, косил глаз.

Если бы вы знали, сколько раз меня пытались утешить сравнением с женой Пушкина и как мне это осточертело. Я чувствовала, что в этом есть что-то неправильное, но тогда еще в силу возраста не могла это до конца понять и осознать. Получалось, что такое "утешение" говорило мне либо "смотри-ка, и косоглазых любят", либо "а ты круче других, потому что ты особенная". И то, и другое, конечно, неправильно.

Про "изюминку", "особый шарм" и нестандартную привлекательность я слышала несчитанное количество раз уже и во взрослом возрасте, в том числе от мужчин. Наверное, они искренне так считали и были уверены, что, говоря это, делают мне приятно и избавляют от комплекса. И так, и не так. Не так, потому что мне было бы гораздо приятней, если бы никто не обращал на эту мою особенность внимания, не считал ее ни уродующей меня, ни украшающей. А высшая степень эмпатии и понимания этой моей особенности – это помнить, что она, пусть и не сильно, но ухудшает качество моей жизни и, например, предупредить об опасности, если она слева от меня: то есть вне поля моего зрения. Это как открыть и придержать дверь человеку на костылях, предложить место в транспорте беременной.

Я научилась жить с этой своей особенностью. Делать так, чтобы мне было удобнее... и незаметнее другим. Потому что я по-прежнему не хочу лишних взглядов в свою сторону. Я всегда, если есть возможность, сажусь за большим столом на определенное место, я знаю, в каком ряду и на каком месте мне лучше лететь в самолете. Я выбираю нужные позы при разговоре, предпочитаю определенные ракурсы. И давно не стесняюсь сказать фотографу или оператору (в силу профессии в моей жизни было много съемок), что у меня парализован глаз.

Сейчас я могла бы обойтись и без таких нехитрых лайфхаков. У меня уже давно отболело. Но привычка стала второй натурой. Мой глаз всегда будет парализован. И я с этим примирилась. Стала ли я счастливой? Безусловно. Приняла ли я эту свою особенность и себя с ней полностью? Не уверена.

Фото: depositphotos/ belchonock

У человека с "изъяном" есть много путей – бесконечная и малоуспешная попытка мимикрии, вызов обществу – стать еще больше непохожим на других, позиция обиженного, которому все и всегда должны, или принятие себя и как следствие примирение с собой, действительностью и окружающими. Последнее дается труднее всего. Но это было бы легче сделать, если бы нас – людей с "изъянами" большими и маленькими – принимали бы другие. Мне повезло дважды. Моя особенность почти не мешает мне жить – это первое. И второе – она дала мне отличный шанс понять, как и что чувствуют другие, чьи особенности гораздо сильнее ограничивают их возможности, чем мои.

Природа наделила человека воображением и пытливым умом (я сейчас специально не говорю о душе). Не так трудно, как кажется, поставить себя на место незрячего, неходячего, изувеченного, просто немного другого. Да, мы не сможем точно прочувствовать все их эмоции и представить все трудности, с которыми они сталкиваются. Я осознала, что никогда не представляла, насколько может быть тяжело в нашем мире, который живет так, как будто сплошь состоит из молодых, здоровых, сильных, людям с проблемами опорно-двигательного аппарата, пока не сломала ногу и не оказалась на полгода закована в аппарат Илизарова. Даже домашний быт испытывал на прочность, а каждый выход на улицу или поездка в метро становились настоящим вызовом.

Но и не нужно все это знать до мелочей, достаточно просто задать себе несколько простых вопросов: стану ли я хуже или никчемнее, если потеряю что-то из того, что дано мне от рождения, заденут ли меня чужие любопытствующие взгляды и шепотки за спиной, как бы я хотел, чтобы ко мне относились другие?..

Я, конечно же, не помню ежесекундно о своем "изъяне", забываю о нем, не замечаю, как и мои родные. Нередко и друзья говорили мне, что никогда не замечали этой моей особенности, я удивлялась, конечно, и была им благодарна, даже если не все из них были до конца честны.

Я думаю, что справедливей было бы сказать, что они видят мой "изъян", но не замечают его. Чувствуете разницу? Вот это, на мой взгляд, и есть – принять другого таким, какой он есть, и помочь ему принять себя.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать