Москва 24

Культура

29 апреля, 2016

Дрессировщик Владислав Гончаров: "Страшно, если лев ведет себя не по сценарию"

Фото: m24.ru/Михаил Сипко

30 апреля Большой Московский цирк на проспекте Вернадского празднует 45-летие. В честь дня рождения состоится премьера новой программы "Посланник", один из номеров для которой подготовил известный дрессировщик, обладатель многочисленных наград Владислав Гончаров вместе со своими девятью воспитанниками. Он рассказал m24.ru о том, как научить ревнивых царей зверей работать в команде и почему он носит их на руках.

– Сколько всего животных работают с вами?

– 13 самцов. Но в номере принимают участие только девять, остальным пока по восемь месяцев, они еще маленькие. Я занимаюсь с ними, и как только они будут готовы, сразу же введу в группу, и этот номер таким образом расширится.

– Были ли какие-то элементы, которые вы сделали впервые?

– Были нюансы. Например, когда я сижу на переходном мостике и лев должен через меня перепрыгнуть. Допустим, он подходит ко мне – и не прыгает. Это страшно, здесь лучше сойти с мостика и отогнать льва назад, чтобы начать заново. А когда лев не бежит, а подходит и смотрит – это уже идет не по сценарию, проложенному мною. Он непредсказуем в этот момент, неизвестно, почему он остановился.

Фото: m24.ru/Михаил Сипко

– Один из элементов номера – вы поднимаете льва на плечах. Сколько весит животное?

– У меня два таких льва. Один весит около 200 килограммов, второй примерно под 220. Я чередую: сначала одного беру, потом другого. Это заметит внимательный зритель.

– Как проходили первые репетиции? Легко ли они соглашались на то, чтобы их несли?

– К этому я начинаю приучать львят с детства. Одни поддаются, другие нет. Того, который подпускает к себе, начинаю учить, стараюсь делать так, чтобы он мне доверял. Потом поднимаю его просто так, ненадолго. Если он позволяет это, то пролезть и поднять его на плечи – это три секунды. Главное, чтобы ассистент прикармливал хищника. Один из этих львов может очень долго на мне висеть – я с ним хоть на улицу пойду. А второй не любит долго находиться в таком положении.

Фото: m24.ru/Михаил Сипко

– Заметила, что львы часто огрызаются на ваши действия. Это защита?

– Я специально их дразню, чтобы публика увидела, что львы не под транквилизаторами, у них нормальная и здоровая реакция.

– Вы не боитесь? У вас же нет никакой защиты.

– Я делаю это ежедневно. Понимаю, как вести себя с ними. Если сегодня у кого-то из подопечных настроение не очень, лишний раз не провоцирую.

– Долго ли готовили, шлифовали номер?

– Я постоянно нахожусь в процессе работы над ним, улучшаю мастерство, пытаюсь стабилизировать номер до максимального качества. Он будет длиться около двадцати минут. Вообще он связан с опасностью, начиная уже с того момента, когда я захожу в клетку. Львы перепрыгивают через меня, я поднимаю животное на плечах – это очень близкий контакт.

Фото: m24.ru/Михаил Сипко

– Но вы уже достаточно долго работаете с этими хищниками, они привыкли к вам за это время?

– И они привыкли ко мне, и я к ним привык, но все равно остается риск. В любой момент животное может начать вести себя не так, и все не идет не по той схеме, по которой должно. Бывает, что львы капризничают, загуливают, чувствуют погоду. Когда мы приехали сюда, на них отразилась перемена климата. Степень риска высока, ведь это не роботы, не машины, не компьютеры.

– А что вы предпринимаете тогда, когда лев начинает вести себя не так, как нужно?

– Я просто жду, как он успокоится, и на этом все.


– Мы делали интервью с дрессировщиком Андреем Дементьевым-Корниловым, и он сказал, что работает исключительно со слонихами, потому что самцы инстинктивно воспринимают мужчину-укротителя как соперника. А как дело обстоит со львами?

– Я работаю с самцами, потому что чувствую и понимаю их. Мне интересно с ними, они грациозные, мощные, я чувствую в них силу – и сам себя одновременно чувствую сильным. При работе с девочками, наверное, нужно было бы выбрать другое поведение. Я для себя изначально определил еще семнадцать лет назад, что буду работать с самцами, я словно умею их читать. И что касается зрелищности номера – звери все с гривами, это кажется объемно, масштабно, красиво и ярко. Это африканские львы, мы их не стрижем специально, и у каждого животного есть своя особенность – у кого-то волосяной покров больше, у кого-то меньше.

Фото: m24.ru/Михаил Сипко

– Какие у них взаимоотношения между собой?

– Они постоянно конфликтуют, дерутся, выясняют, кто из них круче и сильнее. Я пытаюсь их мирить, а сильно конфликтующие между собой стороны держать друг от друга подальше – они в разных вольерах, а на арене сидят по разным местам окружности.

– А кто для них вы – друг, воспитатель, вожак?

– Я их коллега. Я держу дистанцию и не пытаюсь на них давить, потому что если буду действовать по тем же принципам, по каким они между собой выясняют отношения, то они будут со мной ссориться, а это как раз не нужно. Если происходит какой-то нюанс, я стараюсь лучше пропустить ситуацию, стать немножко помягче.

Фото: m24.ru/Михаил Сипко

– Но наверняка все равно возникают ситуации, когда нужно быть с ними построже. Как не перегнуть палку?

– В целом дисциплина нужна только лишь для того, чтобы они не дрались между собой. А в остальном мне не нужно ее держать – главное, чтобы она была на арене.

– А к публике они как относятся?

– За столько лет выступлений – адекватно, спокойно, ровно. Они привыкли, не боятся громких звуков. Могут растеряться только в том случае, если это новый цирк, незнакомое здание.

– Насколько для них важна ласка?

– Очень важна. Гладишь его – он понимает, что к нему с душой относятся; не гладишь – он начинает отдаляться. Чем они ближе, тем мягче относятся к человеку. Считаю, что по характеру львы похожи на собак.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика