Москва 24

Культура

25 июля, 2016

"Я – киноглаз": перевернутый мир Дзиги Вертова

Фото предоставлено пресс-службой. Коллаж: Илья Старков

В Москве прошла творческая акция, посвященная 120-летию режиссера Дзиги Вертова. Собравшиеся с помощью ножниц, клея и бумаги создавали коллажи и пытались постичь, кто же такой, этот загадочный человек с необычным именем и что он дал мировому кинематографу.

Любую революцию, в том числе и художественную, делают прежде всего романтики: люди, которые надеются своими делами изменить этот мир. Великий человек с киноаппаратом" – оператор и режиссер-документалист Дзига Вертов принадлежал к таким романтикам. Он пришел в новый мир, чтобы изменить его – и у него получилось: с приходом Вертова в кино кинематограф начал превращаться в новое, невероятно, авангардное искусство.

Дзига Вертов обладал поразительным чутьем на звуки. Как признавался сам, он был "коллекционером звуков". Окружающие его шумы, мелодии, слова складывались в удивительное звуковое полотно, которое Вертов очень хотел зафиксировать в некоем визуальном образе: он пытался писать стихи, построенные на основах звукоподражания, рисует картины, но понимания и отклика у слушателей эти эксперименты не находят.

Фото: imdb.com

Друг Вертова, оператор Александр Лемберг, однажды приютил товарища, сдав ему одну из комнат в своей квартире. Каково же было удивление вернувшегося из командировки Лемберга, который увидел, что учинил Вертов в предоставленной ему комнате: стены, пол и потолок комнаты были выкрашены в черный цвет и повсюду были нарисованы белые циферблаты часов с разным положением стрелок. Ошарашенный Лемберг спросил Вертова, что это такое: а Вертов ответил: "Стихи", которые немедленно начал читать, показывая рукой на нарисованные часы: "Тик-так, тик-так, тик-так".

Древние китайские мудрецы наверняка бы поняли Дзигу – великое учение фэн-шуй о синхронности движения человека и мира, о вхождении в резонанс с постоянно изменяющимся миром и достижении при этом абсолютного покоя в человеческой душе – вот чему учили древние мудрецы и что, сам того не ведая, пытался постичь и зафиксировать Вертов.

И, наконец, Вертов находит идеальный способ поимки ритма окружающего мира – кинематограф. Кинематограф дает ему потрясающую свободу – можно, с одной стороны зафиксировать реальность, а с другой – ее трансформировать посредством технических ухищрений, в тот момент – довольно примитивных, но по меркам человека начала 20-х годов, ошеломительных.

Фото: Ольга Кирсанова

И Вертов ставит над собой первый кинематографический эксперимент: он все пробует самолично, прежде чем вынести свою идею в мир. Во дворе кинокомитета в Малом Гнездниковском переулке помещался старинный грот высотой примерно в полтора этажа. Вертов залез на его вершину и скомандовал своему помощнику снимать прыжок – но при этом вертеть ручку киноаппарата следовало с максимальной скоростью. В результате Дзига получил замедленную съемку прыжка, которая позволила досконально отразить и зафиксировать все эмоции происходящие с человеком: страх перед прыжком, преодоление страха, страх во время прыжка... Вертов понял, что он нашел то, что давным-давно искал, и стал творцом теории "киноглаза": кино не просто фиксирует реальность, а препарирует и преображает ее.


Видео: Youtube/пользователь: filmmakerua

Он объединяет вокруг себя молодых кинематографистов – "киноков" (от слов "кино" и "око"), которые разделяют идею о создании нового человека, человека будущего, человека как совершенной машины – они становятся не просто объединением, а практически сектой, которая призвана творить подлинное искусство. Возглавляли кинооков Совет троих, куда, помимо Вертова, входили операторы Михаил Кауфман (брат Дзиги) и Иван Беляков – именно они призывали максимально четко фиксировать жизнь и совершенствовать ее посредством киноязыка.

Порой в своем творчестве они шли на откровенный риск: Кауфман однажды чуть не погиб, снимая ледокол – он вышел на лед непосредственно перед судном и бежал от плавучего гиганта по раскалывающемуся люду, снимая движение корабля. Такие поступки у киноков были в чести. "Я – киноглаз, – пишет Вертов, – я создаю человека более совершенного, чем созданный Адам, я создаю тысячи разных людей по разным предварительным чертежам и схемам… и монтажом создаю нового, совершенного человека".

Фото предоставлено пресс-службой. Коллаж: Наталья Горобцова

Новаторская смелость оказывается в ходу у нового государства – он снимает сперва "КиноПравду", а затем берется за фиксацию нового строя – его фильм "Три песни о Ленине", посвященный памяти вождя мирового пролетариата, оценили даже Луи Арагон и Гарольд Ллойд.

Но, к сожалению, 40-е годы принесли Вертову упадок: его все чаще обвиняют в формализме, он все еще продолжает снимать, но теперь он – лишь бледная тень самого себя. Когда его узнают в коридорах киностудии, он прячет глаза и повторяет: "Обо мне не беспокойтесь. Дзига Вертов умер". Он и вправду скоро умрет – в начале 50-х у Дзиги обнаружили рак, он отказался от лечения и тихо угас в феврале 1954 года.

А уже через несколько лет прогремит его новая, но теперь уже посмертная слава – поколение новых режиссеров: Годар и Трюффо называют его своим учителем, да и сегодня Дзигу именует в числе своих вдохновителей, например, Ларс фон Триер.

Фото: Ольга Кирсанова

Вот и в Центре авангарда Москвы снова решили обратиться к творчеству Вертова – и попробовать поработать над его так и не снятыми картинами. До нас дошли обрывочные сценарии и заявки фильмов, оставленные киноками: тут и феерические авангардные картины, и заявки на рекламу облигаций госзайма с участием рабочих и "Красного Пинкертона" (эта реклама должна была строиться как детективный сериал). И сообщество российских коллажистов "Режь да клей" совместно с журналом "Тогда" провели в Центре авангарда на Шаболовке уникальную акцию, так и названную "Дзига".

С помощью старых советских журналов под руками коллажистов появлялись афиши к неснятым фильмам – это и был воспетый Вертовым монтаж, вот только он был не динамичен, а статичен (хотя внутренней динамики в этих афишах – хоть отбавляй). Использовались и кадры, и оригинальные титры из фильмов Вертова – и в итоге афиши к так никогда и не снятым фильмам увидели свет. Немного наивные, простые и сложные, пафосные и скромные – но они сочетали в себе, то что так любил Дзига Вертов: тягу к созданию нового, непознанного, создание нового мира своими руками. И если для того, чтобы хотя бы час побыть демиургуом, нужны всего лишь ножницы, клей и бумага – почему бы это не проделать?

А резонанс с окружающим миром, его поэтика и его магия – надежда на новое творчество и на взгляд на привычные вещи под новым углом – это в коллажах есть. Просто потому, что они опираются на творчество Вертова. Человек, навеки вошедшего в резонанс с причудливо изменяющимся миром.

Павел Сурков

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика