Москва 24

Культура

15 декабря, 2015

Группа "Ундервуд": "Удача любит смелых, дерзких, немного хамоватых и наглых"

Фото: facebook.com/Undervud

Владимир Ткаченко и Максим Кучеренко, не так давно отпраздновавшие в узком кругу двадцатилетие своей группы, массово отметят выход своего нового альбома "Без берегов" 19 декабря концертом в клубе "Москва". Накануне Владимир Ткаченко и Максим Кучеренко встретились с обозревателем m24.ru Алексеем Певчевым и рассказали о медицине, музыке, портвейне, кризисе среднего возраста и о том, как нужно сделать так, чтобы все получилось.

– С вашими песнями меня, да и многих из московской музыкальной общественности в свое время познакомили Олег Нестеров и Андрей Макаревич. Последний, кстати, архитектор и считает, что его образование и то, чем он занимается, вещи схожие, поскольку едины законы гармонии в архитектуре и в музыке. Один из вас по образованию – врачи-реаниматолог и анестезиолог, другой - психиатр. Можно ли найти что-то общее между музыкой и медициной?

Владимир: Понимаете, у нас не совсем музыкальная деятельность. Мы пишем песни, а поскольку человек пишет песни, у него есть некий язык, а это обязывает. В итоге возникает не просто музыка, а определенная концепция внутри гармонии, внутри аккорда. Конечно, медицина много дарит людям творческим, пишущим. Она немножко структурирует мозги, и, как мне кажется, в правильном направлении, обогащает лексический уровень творческого человека. Поэтому, мне кажется, людям с медицинским образованием, если уж они берутся за написание песен, в некоторой степени легче. У них в багаже есть анатомия, физиология, фармакология, они могут легко оперировать терминами, легко создают какую-то въедливую фразу или неожиданную метафору. Так получилось, что вначале мы пишем тексты песен, а потом все обрастает музыкальным материалом. Не хочу сказать, что музыка и аранжировки для нас вторичны, но все создается из языка.

– Когда-то вас сравнивали с "Несчастным случаем", сейчас сетевые ресурсы наряду с записями "Ундервуда" предлагают послушать "Крематорий" и "Аквариум". Насколько вам это лестно?

Максим: Мы выросли на территории, где живут люди, которые говорят по-русски и слушают все эти коллективы. Ну и, конечно, любят, "Аквариум", "Машину времени", "АукцЫон", группу "Вопли Видоплясова". Вот эти коллективы и сделали самые яркие вбросы в наши мозги и души. Безусловно, есть еще часть, связанная с русской литературой, с русской поэзией. Она, наверное, гораздо сильнее и многообразнее. С группой "Несчастный случай" нас вообще связывает отдельная дружба, и Алексей Кортнев – человек, который открыл нам двери в московское общество, потому что у нас был такой аквамариновый период, потом внутрибольничный, потом московский, и был период, который можно назвать "московское одиночество". Мы писали первый альбом, второй альбом, общались с музыкантами, которых пригласили из Симферополя и, в общем, столкнулись с какой-то холодной эпохой начала нулевых, а потом появился Алексей Кортнев. Он стал нас приглашать в свои тусовки, а нас уже там, оказывается, любили. Он для нас – символическая фигура, а "Несчастный случай" – это группа, которая на сегодняшний день имеет свое четкое наследие и неповторимую университетскую генерацию творчества.

Если говорить про часть англоязычную, то это The Beatles и The Doors.

Фото: facebook.com/Undervud

– На новом альбоме есть песня "Разведка". Мне показалось, в ней есть что-то от Высоцкого.

Максим: Ну да, у нас были эти пластинки и кассеты с Высоцким и, конечно, без Владимира Семеновича не обошлось.

Новый альбом у нас называется "Без берегов", и мы считаем, что совершили такое кругосветное путешествие по различным стилям и направлениям. Например, у нас есть еще определенный акцент на средиземноморском шансоне, на песнях Челентано, это можно уловить в "Мы не шпионы". Есть там какие-то постпанковые истории, связанные с туманным Альбионом.

– Мне показалось, что "Без берегов" вышел чем-то сродни фильму "Полеты во сне и наяву" – этакие размышления мужчин над кризисом среднего возраста, над временем на экране и вне его.

Владимир: Ну, время непростое. Во-первых, мы, знаете ли, по крови, по национальности – украинцы, и, конечно, песни эти писались, и альбом этот создавался в то время, когда отношения между нашими двумя странами, мягко говоря, стали не самыми радужными. Конечно, это отразилось на нас, потому что нам надо было как-то это переваривать. Как социальную составляющую своей жизни, так и политическую. Мы к политике вообще не хотим иметь никакого отношения и стараемся этого не делать, а если высказываемся по этому поводу, то крайне мягко и тактично. Но в наших песнях, конечно же, есть и некоторая текстовая жесткость, и стеб, и сарказм, который, в принципе, нам присущ. С одной стороны тематика песен обусловлена теми социальными явлениями, которые происходят вокруг. С другой стороны, у нас нет цели и задачи – написать песню для каждого случая, который бывает в жизни у человека или мужчины.

Фото: undervud.ru

Предыдущий альбом "Женщины и дети" был целиком посвящен семейным ценностям – всему, что происходит внутри семьи между мужчиной, женщиной и ребенком. Сейчас мы не переключились специально на какие-то философские темы. Просто время подстегнуло нас к написанию именно таких песен. Что будет дальше – я не знаю, важно и ценно другое – у нас есть свой музыкальный язык, который, просто немного меняется со временем. И это здорово! Так что песни будут и не надо изобретать велосипед. Это наша работа, наша жизнь, и мы без этого, конечно, не можем существовать. Нам хочется заниматься действительно своим любимым делом – писать песни и их петь. .

– В ваших песнях частенько упоминается алкоголь, но впервые вы так активно выразили свою позицию. В новой песне "Ты спиваешься" вы так резко обозначили свою позицию, что складывается впечатление, будто вы получили какой-то бонус от Минздрава, или в вас заговорили ваши врачебные корни?

Максим: Конечно, алкоголь – важный фактор интоксикации, но имеет и свой романтический аспект. Как это было в творчестве Гребенщикова, или психоделический аспект – в творчестве Мамонова и Шнурова. Конечно, мы имеем отношения с алкоголем. Хотя бы потому, что в русском роке мы ответственны за портвейн.

– Логично, после Майка Науменко надо кому-то за него отвечать.

– Действительно Майк располагал определенной степенью расслабленности, что и отличало его "Зоопарк" от групп холодного ленинградского рок-клуба или от дисциплинированного свердловского рок-клуба. "Ты спиваешься" – это скорее всего задокументированный монолог некоего родителя к своему чаду, который возникает в каждом втором случае. В частности, я тут во многом цитировал мою собственную маму, которая ругала моего родного брата. На самом деле, статистически спиваемость накрывает между 40-45. Как говорят в криминальных кругах – человек идет на минус. Как сказал наш один непьющий друг Игорь Горин из группы "Chiliбомберс": "Я вышел поиграть со своими херсонскими друзьями и обнаружил, что вокруг никто не пьет". Когда тебе больше сорока, в алкоголе уже есть серьезный фактор минуса.

– То, что в альбом вошла песня "Крым" с несколько провокационным припевом – ваша дань эпатажному панк-року?

Максим: Это бонус, который к моменту выхода сборника совпал с выходом сингла. Мы очень довольны, что сняли настоящий настроенческий летний клип, и многие издания его называли даже клипом сезона. Удивительно, как совпали настроение самой песни и настроение клипа. При всей простоте и расслабленности в этой работе очень хорошая настроенческая пружина.

Видео: [URLEXTERNAL=https://www.youtube.com/watch?v=77G_f-8_ogo]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: Навигатор Рекордс


Панк нам интересен, потому что он создал форму простоты, убедительности и яркости. А мы на самом деле мальчики с университетским образованием, воспитывались в хороших семьях и, в общем, деградировать не успели. Если бы мы оказались в Москве пораньше, то мы бы, наверное, стали бы больше социальноориентированными, а нам нравится шутить. Как говорил Фазиль Искандер – "Что делает южанин, попадая на север в холодное безулыбчивое пространство? Он начинает шутить, чтобы согреться".

Владимир: Панк монохромен. Провокация? Возможно. Сарказм? Не без этого, но точно не панк.

– В Крыму вас любят. Мэр Феодосии Дмитрий Щепетков – большой любитель рока и ваш друг еще с университетских времен. Каково это быть самой известной группой Крыма и что бы произошло, если бы столица не приняла и пришлось бы вернуться?

Владимир: Да, мы играли на его фестивале "Барабулька". Мы в Крыму всегда будем выступать, потому что это родина группы.

Максим: Дело в том, что Крым долгое время вспоминали, потому что там продавался массандровский портвейн, и где-то играла группа "Ундервуд!" Потом Крым стал пупом земли, и история потекла в другом направлении. На самом деле мы герои крымские. Потому что прожили крымскую жизнь, знаем ее, и аквамариновый период у нас точно был.

Видео: [URLEXTERNAL=https://www.youtube.com/watch?v=oz330XiQrhg]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: Группа Ундервуд


Есть распространенный лозунг такой, что можно жизнь простроить. Юрий Куклачев однажды в шесть лет получил вопрос от своего дяди: "Чем ты будешь заниматься в жизни?" И Юра через неделю понял, что он будет клоуном. У нас такого не было. Поэтому, направляясь в Москву, мы ни о чем особенно не задумывались. Время неспокойное, вокруг убивали. Ну, не получилось бы ничего – вернулись домой. Ну, у нас, слава Богу, получилось!

– Значит, остаетесь играть и слушать музыку. Кстати, Кит Ричардс говорил: "Скажи мне, какую музыку ты слушаешь, и я скажу, какую ты играешь". У вас что крутится в наушниках и аудиосистемах?

Максим: Поскольку мы – продвинутые музыкальные поклонники, надо сказать, что общая культура прослушивания за последние два года серьезно изменилась. Окружающая среда наполнена музыкой! "Радийность" ушла, и стало очень много музыки, начиная от лифтов, заканчивая кафе. Ну и тут начинаешь игру в Shazam (мобильный сервис для распознавания музыки – авт). Разгадаешь мелодии, приходишь домой и начинаешь это слушать.

Владимир: Вот что в моем телефоне: два альбома Oasis – (What’s the Story) Morning Glory? и Definitely Maybe; три сборника Дюка Эллингтона – порядка 100 композиций, сборник Дюка Эллингтона и Джона Колтрейна и большой парижский концерт Дюка Эллингтона. Три альбома Стиви Уандера – Songs In The Key Of Life и еще Innervisions и Talking Book. Все девять симфоний Бетховена. Два сольника Пола Маккартни Band on the run и Ram, Густав Малер– симфония №2 и симфония №1, сборник Best Билли Холидей, Ventures – сборник, прекрасная группа поп-группа Carpenters. Два саундтрека Эндрю Ллойда Уэббера – "Иосиф и его волшебный разноцветный плащ снов" и Starlight Express. Два альбома Маршалла Мэтерса (он же Эминем), Physical Graffiti и Coda – Led Zeppelin, Electric Lady Land Джимми Хендрикса.

Максим: Чтобы как-то закрыть этот прекрасный перечисленный список, добавлю, что, кроме всего прочего, у меня есть еще "Машина времени". Зная звуки этих песен, я определяю качество звучания акустической системы. Последний альбом группы Mather Mather – Very Good Bad Thing. Нравится группа Nouvelle Vague, в которой поет наша соотечественница Женя Любич. Ну и беспроигрышный вариант – Prime World Stream.

– Я слышал, что вы взаимодействуете с гуманитарной организацией "Лучшие друзья" и "Лыжи мечты".

Владимир: С "Лучшими друзьями" сотрудничали несколько раз. Они нас пригласили в дом приемов американского посла, это была какая-то предновогодняя акция. Потом мы еще с несколькими такими центрами начали сотрудничать. Вот есть центр "Преодоление", там тоже периодически благотворительные концерты играем. А "Лыжи мечты" – это проект наших друзей – семьи Белоголовцевых, в первую очередь, конечно, Наташи Белоголовцевой, которая в этом отношении человек совершенно удивительный. Она столько сил, нервов, энергии тратит на этот проект... Ничего необычного – нас приглашают, мы приходим. Это происходит зимой, где-то в январе, мы там с детками катаемся на лыжах с горок.

Фото: facebook.com/Undervud

– Вы работаете в режиме творческого тандема – песни пишете вместе, интервью даете вместе. То есть такого, что один сидит дома и охраняет рукопись, чтобы не сперли знакомые, а другой бегает по редакциям, у вас не бывает?

Владимир: А, это из Ильфа и Петрова! Я знаю, что в последнее время существует очень мощный рынок аутсорсинга. Именитые коллективы, которым уже сто лет в обед, которые встречаются только на сцене. Потому, что видеть друг друга не могут и за 40-50 лет устали до невозможности друг от друга. Вот они прибегают к услугам аутсорсинга, то есть берут людей, которые пишут песни в стилистике этой группы. И есть некоторое количество именитых команд с какой-то сногсшибательной биографией, которые это делают. Дуэт сам по себе долгое время существовать не может, как это получилось у братьев Стругацких, например. В дуэте люди пишут вместе как Леннон и Маккартни, Ричардс и Джаггер, и наверняка братья Галлахеры или братья Самойловы, наверное. Потом люди взрослеют, у них меняется точка сборки, буфер культурный, музыкальное представление о самом себе и о своем коллеге. Ну и через некоторое время песни они пишут порознь, хотя и выпускают все общим лейблом. В этом нет ничего плохого. Если просто сохраняется не видимость творческого тандема, а творческий тандем в пределах группы. Один какое-то время может не писать песни, потому что устал – другой вместо него попишет немножко. Потом они могут поменяться ролями, и это нормально. Главное, чтобы в человеческом и в творческом аспекте все было четко и ясно.

– Зачем нужна была столь странная композиция "Зая" с Нонной Гришаевой, это такой прикол, не имеющий никакой творческой задачи?

Максим: Вообще в последнее время стало модно приглашать в дуэт кого-то из интересных артистов и таким образом делать подарок слушателю. Эта песня действительно отличается от традиционных наших решений, и, создаваясь, она опиралась на звук и на дополнительный вокальный образ. Я бы сказал, на вокальный образ, который берет на себя женщина. Мы очень довольны этим дуэтом, он завершенный, уместный, и нас очень порадовал.

– Ну и отлично подходит под формат. Вам, кстати, что приходится выслушивать все эти "формат" – "не формат"?

Владимир: То, что музыка стала форматной – утверждение голословное. Вот оркестр Дюка Эллингтона – восхитительные, гениальные музыканты. Джаз был очень популярен в 30-40-50-е годы, потом началась вакханалия рок-н-ролла с Элвисом Пресли и The Beatles. От этого музыка былых времен стала хуже? Нет, конечно, просто мода прошла. Изменилось время, изменился музыкальный стиль, изменилась мода музыкальная, и поэтому они стали как-то не у дел, поэтому глупо было бы приходить с джазовой композицией на рок-станцию.

Я думаю, жаловаться никому не нужно. Удача любит людей смелых, дерзких, немножко хамоватых, наглых. Таких людей удача запоминает и любит. А скромных, тихих парней, пусть даже с кукишем в кармане удача, мне кажется, не любит. Нас любит!

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика