15 июня, 2017

Продюсер "Дикой Мяты" Андрей Клюкин: "Я смирился с тем, что не стану богатым"

Поделиться в социальных сетях:

Фестиваль "Дикая Мята" в этому году пройдет в десятый раз. Начинавшийся как локальный праздник для любителей фолк-музыки, со временем он превратился в огромный опен-эйр – на него съезжаются десятки групп и исполнителей самых разных жанров мира. Три сцены работают почти в круглосуточоном режиме, а в фестивальном городке кипит многоцветная жизнь. Обозреватель m24.ru Алексей Певчев встретился с генеральным продюсером "Дикой мяты" Андреем Клюкиным в его последжние спокойные дни перед началом фестиваля – пока рации и телефоны еще не заработали в привычном авральном режиме.

Фото предоставлено организаторами фестиваля


– Лето в этом году не слишком комфортное для проведения опен-эйров, но, кажется, вы готовы решить и этот вопрос?

– Кстати, пока обещают хорошую погоду на наши даты, но мы не ориентируемся на прогнозы. Мы для себя в какой-то момент приняли решение, что мы фестиваль комфорта: кто-то предлагает "пережить фестиваль", мы же предлагаем получать на фестивале удовольствие. На случай жары строим большую гамачную зону, насыпаем песок для пляжного волейбола, ставим серф-пространство. Организуем фонтанчики с бесплатной питьевой водой, бесплатные души. А на случай дождя строим сцену под шатровым покрытием. Если в прошлом году такая площадка была рассчитана на 3,5 тысячи зрителей, то в этом году мы можем принять на тысячу гостей больше.

– Судя по тому, что вы планируете присутствие такого количества публики на малой сцене, у вас отсутствует привычная градация, когда на большой сцене работают серьезные артисты, а на малой – начинающие?

– Я давно не разделяю их на большие и малые. Я строю фестиваль под себя и своих друзей, а среди них нет людей, одноколейных в смысле музыкального восприятия. На фестивале мы представляем очень разную музыку, и каждому жанру стараемся создать органичную атмосферу для ее восприятия зрителями.


Видео: YouTube/Фестиваль Дикая Мята

Более крупная сцена технически заточена под какие-то большие действа, например для группы The Hatters с их шоу и оркестром, или Ивана Дорна, который везет на фестиваль специальную джазовую программу с 18-ю музыкантами. Большой состав готовит для своего шоу Manizha. Да и не только в размерах дело. Например, мы общались с лидером Optimystica Orchestra Женей Федоровым – он попросил создать более камерную атмосферу, для презентации их последнего альбома.

Охватить сразу все, конечно же, невозможно, потому что группы на всех трех сценах играют параллельно. Поэтому у каждого зрителя в итоге будет свой фестиваль. Думаю, что если бы Андрей Клюкин образца 10-летней давности оказался бы сейчас на "Дикой Мяте", то с ума бы сошел от голландцев Birth of Joy, это просто какая-то реинкарнация The Doors. Не пропустил бы The Great Machine и RADIO SLAM и, конечно, сходил бы на OSOG. Если бы я был еще чуть моложе, то не пропустил бы все, что связано с регги. Ну, а сейчас, наверное, не пропущу концерт La Dame Blanche и Ивана Дорна с джазовой программой.

– Имена некоторых участников этого года вызывают недоумение. Если раньше вы стремились показать какие-то интересные новые группы, то сейчас на "Дикой мяте", кажется, делается ставка на раскрученные имена. Чем объясняется присутствие в лайн-апе групп "Би-2" и "Тараканы", сходить на выступление которых и в обычные дни не так уж сложно?

– Дело в моем понимании вектора развития. "Дикая Мята" – один из немногих независимых фестивалей. Мы не принадлежим какой-нибудь радиостанции и нам не надо подстраиваться под ее формат. Мы не принадлежим какому-то банку, который выбрал "электронное" направление в работе с молодежью. Мы находимся в свободном плавании и приглашаем музыкантов вне зависимости от того, на каких фестивалях они уже играли, или какое о них сложено общественное мнение. Мы руководствуемся только своими взглядами и желаниями. В первую очередь, желанием делать большой, яркий и интересный во всех смыслах фестиваль.

Ну вот представьте: вы проводите большой рок-фестиваль в Англии и не приглашаете The Rolling Stones, или, скажем, Muse, потому что это уже как-то слишком заезженно. Эти группы – большая часть британской музыки, и закрывать на это глаза – странно. У нас "Тараканы!" – единственная рок-группа, которая может собрать подряд пять полных залов одного из самых крупных клубов страны, это с одной стороны, с другой – мы давно дружим с Сидом. И что, вы предлагаете мне не звать моего друга, популярного музыканта, музыку которого я слушаю, потому что, кому-то кажется, что "Тараканам!" на "Дикой мяте" не место? Это же предел лицемерия. Что до "Би-2", признаюсь честно – это мой выбор. У меня есть сборник в плеере, он называется "Утро", я под него встаю, делаю зарядку, принимаю душ, завтракаю. Одна из песен в сборнике – их "Шамбала".

– Тем не менее, "Мята" долгое время позиционировалась как фестиваль, предлагающий именно новую и неформатную музыку. Появление вышеназванных групп и того же Ивана Дорна позволяют финансово отбиться?

– Все ровно наоборот. Фестиваль был менее рисковым, когда мы приглашали артистов, чьи гонорары несколько ниже, чем гонорары суперзвезд. Собирая интересную музыку и поддерживая имидж гиперэлитарного события, мы находились в очень спокойном финансовом оазисе. Но я четко понимаю, что это потребительский путь, он нишевый, ничего не меняющий в музыкальном пространстве. В этот раз затраты настолько серьезные, что мы не уверены, что покроем их. Но мне очень хочется, чтобы мы стали мультиформатным фестивалем, таким, как Coachella или Glastonbury. Конечно, мы будем работать с независимыми музыкантами – у нас их 80 процентов, – но при это хочется, чтобы они играли на одной сцене с теми, кто продвинулся дальше.

В моем мире "Би-2" и "Нагуаль" делят одну сцену, Иван Дорн соседствует с группой Salto, а Therr Maitz играет с группой "Хартыга". Мы создаем параллельную музыкальную реальность. И потом: абсолютно убежден, что ни один фестиваль в нашей стране не пригласит группу The Great Machine, никто, кроме нас не потащат из Кореи Sultan of the Disco! Музыка меняется, меняется отношение к ней, в том числе и у меня. Я бы еще года полтора назад не мог себе представить, что у нас будет играть Иван Дорн. Я считал, что это некая поп-фигура, не имеющая никакого отношения к тому, чем мы занимаемся, пока ко мне ни попала его пластинка Jazzy Funky Dorn. И вот в итоге мы везем 18 классных музыкантов команды Дорна, чтобы убедить скептиков в том, что Иван – музыкант с большой буквы.


Видео: YouTube/Фестиваль Дикая Мята

В идеале я хочу чтобы к нам приезжали не фанаты русского рока, "альтернативы", исключительно электронной или этно-музыки. Нам важно, чтобы на нем были те, кому интересно услышать много интересной музыки. Ну и, конечно, чтобы там были большие музыканты. Безусловно, можно обойтись и без экспериментов – просто поставить на одну сцену десятка два артистов, которые сделают кассу, и на этом остановиться, но это не мой путь. Внутри себя я давно смирился с тем, что я не стану богатым человеком, но у меня есть четкие приоритеты. Я уверен, что человек отличается от робота, от машины, от калькулятора только умением воспринимать искусство: поэзию, живопись, музыку. Все остальное машина делает лучше, чем он. Так вот – мы делаем событие для людей.

– Давайте не будем сильно концентрироваться на оглашении участников, лайн-ап есть на вашем сайте. "Дикую мяту" от других фестивалей всегда выгодно отличало очень серьезная забота о бытовой составляющей публики. Чем в этом году побалуете?

– Мне хочется, чтобы люди получали удовольствие от своего пребывания на фестивале. Как обычно, палаточный лагерь освещен и оснащен возможностью зарядить телефоны, в нем появятся улицы с названиями, откроется большой инфоцентр, в котором можно будет наблюдать за происходящим на сцене и воспользоваться вай-фаем. Снова выставим бесплатные душевые. На территории будут стоять бесплатные питьевые фонтаны, электробойлеры с кипятком, смотровые площадки и 50 ресторанов самого разного уровня. Наше главное условие – в любой точке человек должен иметь возможность поесть за 200 рублей. Комната матери и ребенка увеличится в два раза. Поставим баскетбольную площадку с паркетом, где можно поиграть вместе с профессиональными игроками ЦСКА Москва. Поставим бассейн, в котором можно кататься на серфе. Будем летать на воздушном шаре, кататься в зорбах, и на квадриках и серфах.

– Что касается инфраструктуры, действительно, равных вашему детищу, пожалуй, нет. При этом после каждого фестиваля в интернете можно найти немало отзывов от невольных нытиков. Не кажется ли вам, что вы сильно избаловали вашего ребенка?

– Сравнение с ребенком абсолютно точное. Это любимый ребенок, которого балуешь.Это касается даже цены билетов: грубо говоря, посещение концерта одной группы у нас стоит 30 рублей. Ну, надо идти дальше. Да, мы растим ребенка и строим нашу историю, формируем ее вне зависимости от желаний редакторов радиостанций или телеканалов. Это то, что должно запомниться навсегда, и наша миссия в том, чтобы увеличилось количество людей, живущих в формате счастья.

Мы в этом году пошли на довольно странный эксперимент, повесив в первую рекламную волну афиши "Дикой Мяты" с фотографиями зрителей вместо звезд. Самое дорогое, что у нас есть – это аудитория, которую нам удалось собрать за 10 лет. Это очень хорошие, светлые, позитивные люди, наша семья. Так что я этом смысле как хозяйка в Новый год, переживающая, все ли она правильно приготовила, нарезала, заправила и разложила.

– Некоторое время назад продюсеры жаловались на то, что отдельные западные музыканты не хотят приезжать в Россию. Вы сталкивались с чем-то подобным?

– Мне почему-то кажется, что в большинстве случаев это какое-то позерство. В основном, у этих случаев экономические причины, хотя, конечно, есть группы с четкой идеологической составляющей. Всех, кого мы хотели привезти, мы привезли.

Время: 23–25 июня

Место: Тульская область, городской округ Алексин. Как добраться до места – здесь.

Сюжет: Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика