Москва 24

Культура

20 ноября 2017, 18:04

Такаси Мураками – о коллаборации с LV, коллекции ногтей и московской выставке

Выставка Такаси Мураками "Будет ласковый дождь" стала первым масштабным проектом знаменитого японского художника в России. В его рамках состоялась открытая беседа Мураками и куратора Екатерины Иноземцевой, в ходе которой художник рассказал о своих работах, выставках и феноменальной популярности.

Фото: Агентство Москва/Кардашов Антон

В 2017 году Мураками успел провести пять уникальных выставок в разных концах света

Сохранять внимание и мотивацию – это самое важное. Это помогает мне выживать, однако если работа становится рутинной, то я уже не в состоянии поддерживать концентрацию. На самом деле ситуация с каждым музеем уникальна, поэтому мне интересен каждый проект. Концентрация на разнообразии и есть секрет того, как работать над несколькими выставками одновременно и не повторяться. Секрет моей успешной карьеры в том, что я каждый раз сам ставлю себе задания. Например, для выставки в "Гараже" я решил сделать большую инсталляцию на фасадах, которую мне никто не заказывал. Разнообразные стикеры, которые я наклеил на стены здания, и горка внутри музея – все это была моя инициатива.

Команда "Гаража" – молодая. Они хотят создавать будущее. С другой стороны, в каких-то вопросах их подход очень консервативный, поэтому они не могут идти дальше. Однако ничто не становится прекрасным сразу. Нужно составить план и постепенно, выполняя пункт за пунктом, продвигаться к своей цели. Цель, к которой мы движемся с моей мастерской, я поставил 15 лет назад, и эта цель еще не достигнута. Если бы мы повторяли каждый раз одно и то же, нам бы стало скучно. Поэтому каждый раз я лично обсуждаю выставку с руководством музея и нахожу сложные, противоречивые моменты.

Ключевым моментом, который Катя (куратор выставки Екатерина Иноземцева. – Прим. ред.) захотела показать на выставке, стала атомная бомбардировка японских островов в августе 1945 года и ее влияние на культуру. Я был с ней согласен в выборе идеи, потому что я тоже так считаю. Мы с Катей каждый день спорили по многим вопросам, и эти противоречия нашли отражение в проекте, поэтому зрителю тоже должно быть интересно. Мы работали над выставкой более двух лет и уже привыкли друг к другу. И если бы мы повторяли каждый раз одно и то же, нам бы стало скучно.

Фото: портал Москва 24/Владимир Яроцкий

В своем творчестве Мураками сочетает традиции японской гравюры с яркостью поп-культуры и аниме 1990-х

Я думаю, что очень многие посетители моей выставки в "Гараже" не очень хорошо знакомы с моим творчеством, и их мотивация прийти сюда заключается в том, что они хотят знать больше о японской культуре аниме и манги, о которой они что-то знают. Когда-то давно я познакомился с русскими фильмами, но чтобы понять их суть, мне пришлось изучить русскую философию и культуру. Так и посетители моей выставки хотят погрузиться в эту культуру, чтобы больше узнать о том, с чем они были поверхностно знакомы.

Когда я познакомился с явлением "Каваий" (японское слово, означающее "милый", "хорошенький". – Прим. ред.), мне стало интересно, откуда оно происходит. Так я стал изучать этот феномен, и он нашел отражение в моих проектах. Второй момент – мне стало интересно, почему оно приобрело такую популярность во всем мире. И третье – цвет. Почему в последнее время в японском искусстве стали так популярны яркие цвета? Я это изучил и стал использовать в своей работе.

Сейчас у меня есть две анимационные студии в Хоккайдо и в Токио. Изначально я хотел стать автором аниме, но чтобы стать художником аниме, нужно уметь рисовать в определенном стиле, в котором я работать не умею. Однако я могу заказать аниме у того, кто это делает хорошо, поэтому на моей студии сейчас идет работа над фильмом в стиле "Сейлор Мун".

Фото: портал Москва 24/Владимир Яроцкий

У Мураками есть потрясающая коллекция японской керамики, представленная в его личной галерее

У керамики своя интересная история. Она пришла в Японию из Кореи и Китая, однако корейская техника получила более широкое распространение. Особенно сильно она развивалась в регионе Кюсю, и японцы полюбили ее. Я слышал, что сегодня в Англии профессиональных художников по керамики 50 или 100 человек, в то время как в Японии их больше 20 тысяч. У каждого художника есть свой стиль и свой путь. Я стал сам коллекционировать хорошие работы и открыл галерею, где показываю свое собрание. В будущем году я планирую написать книгу об этом.

А еще в галерее Мураками можно увидеть японские граффити

В последние годы я часто работаю с этим видом искусства и сотрудничаю с другими художниками. Когда мне было чуть больше двадцати, я впервые приехал в Нью-Йорк, чтобы познакомиться с современным искусством. Там я впервые увидел граффити, и мне показалось, что это очень свободно, круто и дико, и с тех пор я очень люблю этот вид искусства. Ситуация с японскими граффити немного странная: представьте, что американский художник начинает рисовать комиксы манга. Сначала у него ничего не будет получаться. Однако когда он найдет свой уникальный стиль, то все признают его мастером. Поэтому я пытаюсь выстроить мост между современным японским искусством и граффити, и японские художники, которые еще только ищут свой язык, для этого отлично подходят.

Фото: портал Москва 24/Владимир Яроцкий

Вторая причина заключается в том, что я пытаюсь развивать нишевый рынок современного искусства. У меня есть несколько галерей, где продаются чужие работы, таким образом я поддерживаю художников граффити, которые пока что не стали очень популярны. И третье – я пытаюсь найти контекст, через который весь мир узнает об этих японских художниках. И я думаю, что я смогу изменить контекст в истории всего современного искусства.

Мураками коллекционирует свои волосы и ногти

У меня есть полный архив всех моих работ: каждое созданное произведение фотографируется, превращается в артефакт, каждая деталь документируется. Я не выбрасываю даже крафтовую бумагу, которую подстилаю на пол во время работы. Наверное, можно сказать, что у моего мозга есть проблемы с развитием, потому что я собираю не только это, но и свои волосы и ногти. У меня есть некая форма привязанности ко всему этому, и я собираю это уже четыре года. Но я думаю, художник может собирать все что угодно.

Фото: портал Москва 24/Владимир Яроцкий

Мураками – главный современный фэшн-художник

Сначала меня очень ругали за сотрудничество с Louis Vuitton, потом это приняли и начали восхвалять. Дело в том, что сегодня у всех примерно одна и та же информация. С одной стороны – это демократично, с другой – скучно, и коллаборации служат рецептом от этого. Я считаю, что коллаборации с модными дизайнерами популярны потому, что всем хочется неожиданности. Если художник становится известным и его стиль сохраняется на протяжении 5-10 лет, то не трудно предсказать, что он сможет сделать в области моды. И у каждого бренда также есть свой уникальный и узнаваемый стиль. Однако когда художники начинают работать с брендами, неизвестно, что получится из этого смешения стилей. Поэтому всем очень интересно, что из этого выйдет. Именно такие коллаборации и меняют моду.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать