Москва 24

12 декабря, 2016

Евгения Тирдатова: "Нуреев сидел на берегу Босфора, глядя на советский берег"

Поделиться в социальных сетях:

В российский прокат вышел документальный фильм Евгении Тирдатовой "Рудольф Нуреев. Остров его мечты". Это картина в некотором роде сенсационная: в биографии великого танцовщика, кумира нескольких поколений, чья жизнь всегда находилась в фокусе внимания общественности и СМИ, нашлась совершенно неизвестная страница. Мало кто знал, что в последнее десятилетие Нуреев постоянно приезжал в Турцию; эта страна стала для него местом покоя и отдыха, здесь он нашел своей уголочек рая – прекрасный остров, который так и остался его мечтой.

О своем фильме в интервью m24.ru рассказала режиссер и сценарист Евгения Тирдатова.

Фото: wikimedia.org

– Идея документального фильма пришла к вам не сразу. Сначала вы планировали снимать о Нурееве художественную картину. О чем вы хотели в ней рассказать?

– Тема Нуреева возникла в моей жизни года три назад. Хотелось рассказать о его детстве, годах учебы в Вагановском училище, первых выступлениях на сцене Мариинского (тогда Кировского) театра. О его жизни на Западе известно очень много, написаны книги, сняты фильмы, у нас же невозвращенец Нуреев был забыт, в начале 60-х его предали анафеме, а в конце 80-х он приезжал на родину уже больным человеком. Мне хотелось вернуть Рудольфа Нуреева нашей культуре. Но собрать деньги на игровое кино в наши дни почти невозможно, и мой сценарий игрового фильма так пока и завис. У меня есть желание работать над этим проектом, но за три года многое изменилось, а сейчас художественный фильм о Нурееве снимает Рейф Файнс. Но мне кажется, соотечественники могут сделать такую ленту более подробно и обстоятельно. Так что этот игровой проект ждет своего часа.

– Как вам удалось открыть в жизни Нуреева, который всегда был в центре внимания, совершенно неизвестную страницу?

Евгения Тирдатова. Фото: facebook.com/evgenia.tirdatova

– Это произошло совершенно случайно. На Московский кинофестиваль из Турции приехала продюсер Нурдан Текеоглу. Мы с ней пообщались, подружились, и когда она узнала о замысле фильма о Нурееве, она рассказала, что в детстве была на его спектакле в Стамбуле. Для меня это стало полной неожиданностью: я знала, что он колесил по всему миру, но понятия не имела, что он выступал в Турции. Я попросила ее разузнать подробнее, и буквально через неделю-две она познакомила меня с Ясемин Пиринсиоглу, которая, как оказалось, была близкой подругой Нуреева в последнее десятилетие его жизни. Она занималась туристическим бизнесом, и ее попросили помочь танцовщику в организации поездки – Нуреев приехал в Стамбул ставить "Спящую красавицу". Они подружились, и в итоге она стала продюсером этой постановки.

– Нуреева пригласили на постановку, или это была его собственная инициатива?

– За несколько лет до того Нуреев приезжал в Турцию на гастроли с Лондонским балетом. Видимо, завязались связи, ему понравилась атмосфера и люди. Инициатива была его, а местные культурные организации поддержали его.

После Нуреев несколько раз приезжал в Турцию на отдых. Однажды он катался на яхте и увидел прекрасный остров. Ему так понравилось место, что захотелось этот остров купить – к тому времени Нуреев был очень богатым человеком. К сожалению, он забыл, где именно находится это место и описал его Ясемин и Дус Франсуа, француженке, своей верной подруге. Они отправились на поиски и, когда наконец с большим трудом нашли его, выяснилось, что это остров святого Николаса, или Санта-Клауса – по преданию оттуда родом наш Дед Мороз (смеется). Оказалось, что это историческая достопримечательность и купить его нельзя. Турецкое правительство решило оказать Нурееву помощь в поиске другого варианта, и его путешествия в Турцию стали частыми. Он подружился с разными людьми, многие из них присутствуют в фильме.

– Кто они – герои вашего фильма?

– Это Эзио Фриджерио, знаменитый итальянский дизайнер, театральный и кинохудожник, близкий друг Рудольфа. Он работал с Андреем Кончаловским, много сотрудничал с Юрием Григоровичем, в том числе, оформлял его постановку "Спящей красавицы", первой балетной премьеры на исторической сцене Большого театра после реконструкции. Костюмы для этого спектакля делала Франка Скуарчапино, которая многие годы работала с Нуреевым.

Конечно, это Ясемин Пиринсиоглу; она до сих пор работает в шоу-бизнесе. Это балерины, которые танцевали с ним – Хулья Аксулар и Нилай Йесилтепе, бизнесмен Асаф Гюнери, который принимал его в своем доме, дизайнеры и рестораторы Зейнеп и Метин Фадиллиоглу – все они с огромным удовольствием и нежностью вспоминают о Нурееве и общении с ним.


Видео: youTube/пользователь: allforchildrenru

– В вашем фильме много неопубликованных архивных видеоматериалов. Как удалось их найти?

– Первым делом я спросила у Ясемин, не сохранились ли в ее в личном архиве материалы из их поездок. Она передала мне огромное количество фотографий, но ее видеопленки пропали при переездах с квартиры на квартиру. Однако я не уставала повторять расспросы и надеялась, что где-то их удастся найти. В итоге удалось воссоздать цепочку связей – Дус Франсуа, которая, как и Ясемин, снимала в поездках, когда-то передала эти совершенно уникальные видеоматериалы в архив Нуреева в Нью-Йоркской библиотеке. Когда я увидела эти материалы, то поняла, что фильм у меня в руках. Эти кадры – его главная ценность.

– Как часто Нуреев ездил в Турцию и сколько времени там проводил?

– С 1981 года до конца 80-х он приезжал по три-четыре раза в год, визиты продолжались от двух недель до месяца, больше он просто не мог себе позволить. И это не считая периода постановки "Спящей красавицы" в Стамбуле.

Нуреев очень любил Восток, его тянуло в эти места. Как мусульманин он любил тепло, яркие краски, восточные ковры и одежды. На Западе он был так знаменит, что нигде не мог спрятаться от восторженных поклонников, а здесь его почти никто не знал, не кидался на него, здесь он мог отдохнуть душой и телом. К сожалению, Нуреев был уже слишком болен, чтоб искать новый остров и обустраивать дом. Но после смерти Рудольфа его друг Эзио Фриджерио построил по их совместному проекту дом. Теперь каждый год туда приезжают друзья Нуреева, чтобы вспомнить о нем. Сначала владельцем дома был сам Фриджерио, а когда он состарился, виллу купила Ясемин, чтобы сохранить память о Рудольфе.

– То место, где находится этот дом – какое-то знаковое?

– Нет, он находится на другом берегу, но там все сделано так, как хотел Нуреев. Дом построен в стиле дворцов Оттоманской империи, все материалы – плитка, керамика – сделаны в соответствии с пожеланиями Нуреева. Он стоит на скалистом уступе, ступени со двора спускаются прямо к морю. Рудольф так описывал место своей мечты: скалы, море, зелень, оливы… И здесь ландшафт полностью соответствует его мечте.

– То есть в последнее десятилетие жизни Нуреева Турция стала его прибежищем, местом отдохновения?

– Да, можно сказать и так. Во-первых, здесь он мог расслабиться, просто одеваться, путешествовать с друзьями. Во-вторых, здесь много старины, а его как человека образованного история очень привлекала. В-третьих, сам Восток – восточные люди, культура, атмосфера. Но, может быть, больше всего Нуреева притягивал Босфор: говорят, он часами просиживал на его берегу и смотрел на советский берег. Ностальгия была сильная, Рудольф очень тосковал по матери – это главное, что связывало его с родиной. Но он не мог вернуться, ведь в СССР он был осужден на семь лет, а кто тогда мог знать, что случится перестройка и все изменится?


Видео: youTube/пользователь: Елена Югова

– После появления вашего фильма многие отмечали, что какие-то детали жизни Нуреева стали им яснее. Например, стало понятно, почему на его могиле цветастый восточный ковер. А сказалось ли это увлечение Турцией непосредственно на его творчестве?

– Ему очень нравились турецкие ковры – килимы: он расстилал их, рассматривал узоры и пытался в движениях передать их переплетения – так в его голове рождался хореографический рисунок. Тут абсолютно прямая связь. Это подтверждает и Ясемин, которая рассказывает, как эти орнаменты будили фантазию Рудольфа: он выбирал узор, показывал ей, как можно следовать ему в танце, а на следующий день повторял этот рисунок на репетиции.

– Ваш фильм в фестивальном прокате уже давно. Получили ли вы за это время какие-то отзывы от тех людей, кто знал Нуреева?

– Да, фильм уже прошел на многих фестивалях, получил главный приз в Выборге на фестивале "Окно в Европу" и продолжает путешествовать. Но самой дорогой наградой стал для меня показ в Петербурге, где собрались близкие питерские друзья Нуреева, знавшие его с 17 лет. Когда Рудольф приехал учиться в Вагановское училище, он познакомился с группой ленинградских интеллектуалов. Это были времена физиков и лириков, его друзья – техническая интеллигенция. Теперь это известные люди в мире науки и политики – Любовь Мясникова, Тамара Закржевская, бывший депутат питерской Думы, правозащитник Леонид Романков. Они тоже ничего не знали об отношениях Нуреева с Турцией и открыли для себя неизвестную страницу его жизни. Все они стали моими дорогими друзьями, и я была очень рада получить от них слова благодарности.


Видео: youTube/пользователь: Ольга Гусак

– В одном интервью вы сказали, что популярность Нуреева можно сравнить с популярностью The Beatles. По-моему, это очень точно: выросло несколько новых поколений, но и они продолжают открывать для себя его танец и обожать его.

– При жизни его слава действительно была равна славе The Beatles, об этом мне говорили сами англичане. Во многом это произошло благодаря его партнерству с Марго Фонтейн: 10 лет они вместе танцевали на сцене Ковент Гарден, их бессмертная пара вошла в историю культуры. Нуреев был особенным: он начал танцевать поздно, возможно, были артисты более техничные, чем он, но ни у одного из них не было того животного магнетизма, который исходил от Рудольфа – об этом говорят все, кто видел его на сцене. Это было что-то за гранью человеческих возможностей, он был просто гений. То, что у нас он был предан забвению – трагедия не только его, а наша общая. Запад мог получать мощный заряд его творческой энергии и красоты, наслаждаться божественным танцем, а мы не имели такой возможности. Сейчас мы возвращаем имена тех, кто был забыт, но новое поколение видит его только в записи – а это не совсем то. Вот если бы они видели его на сцене!

– Но все же в балетной среде Нуреева никогда не забывали.

– Конечно, там контакт никогда не прерывался. Наши выдающиеся танцовщики выезжали на гастроли и видели Нуреева в расцвете таланта, старались по возможности бывать на его выступлениях. Кроме того, он ведь был не только танцовщиком, но и хореографом – многие спектакли продолжают жить в его постановке.

Наталия Сурнина

Сюжеты: Интервью с людьми искусства , Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика