Москва 24

Спорт

11 февраля 2016, 14:23

"Только без кровопролития!" Как зарождался московский футбол

Уже в 2017 году Москва в числе нескольких городов примет Кубок Конфедераций. Это соревнование проводится за год до Чемпионата мира, оно разыгрывается между победителями континентальных футбольных первенств среди сборных команд. Обозреватель m24.ru Алексей Байков вспоминает, как зарождался московский футбол.

Того же лета приказного дьяка Ониську указано бысть бити батоги, для того, что на святой у обедни ни одного дни не стоял, а в того место гоняху свиной пузырь за бойней с недоросли разных званий.

(Из истории московского "Спартака". Шутка)

Ну а в каждой шутке есть доля истины. Практически у каждого народа в свое время имелась, а у некоторых имеется и до сих пор, своя национальная игра в мяч. Исконно-русских "футболов" было несколько, от одного из них сохранилось даже название – шалыга. Суть игры заключалась в том, чтобы ногами закатить мяч на защищаемую противником территорию. Полем служил летом – любой подходящий пустырь, а зимою использовались русла замерзших рек. Мяч для шалыги делался из кожи и набивался перьями. Разумеется, ни названий команд, ни имен великих игроков от тех времен не сохранилось, но зато известно, что увлекались они настолько, что часто пропускали церковные службы. За это рьяный протопоп Аввакум предлагал палить их на кострах как вероотступников.

Два века спустя, когда британская версия игры в мяч распространилась на континент, уничтожив по дороге все региональные "футболы", в Москве пришлось начинать с нуля.

Только для британцев

Официально принято считать, что российский футбол зародился в Петербурге, где в 1898 году прошел первый чемпионат на три команды. Москва отстала от столичных тенденций на несколько лет – лишь в 1895 году британские инженеры обустроили себе футбольное поле на задворках завода Гоппера. За игрой внимательно наблюдал Роберт Фульда, сын купца I гильдии и наследник фирмы по производству химических и москательных товаров. Год спустя, вместе с английской диаспорой, он создаст при Московском гигиеническом обществе Комиссию по обустройству подвижных игр – "прикрытие" для будущей футбольной лиги. Поле для нее было оборудовано в Сокольниках – в том месте, где сейчас находится теннисная база "Спартака". Летняя тренировочная база находилась в подмосковном Быково.

В 1904 году Фульда перевел на русский язык и издал за свой счет британские футбольные правила. Начинают появляться и первые московские команды. Привлеченные Фульдой русские игроки объединяются в Кружок футболистов "Сокольники" (КФС), он же "Ширяево поле". Год спустя от них отделяется Сокольнический клуб спорта (СКС) во главе которого стоял все тот же неутомимый Фульда. В 1907 году английская диаспора в Москве создает свой собственный Британский клуб спорта (БКС), куда принимали только подданных Его Величества и американцев. Клуб получил в свое распоряжение кусок территории Невского стеаринового завода в Лефортово, где оборудовал себе лучшее на тот момент в Москве футбольное поле и корты для лаун-тенниса. В 1908 году биржевой маклер Миндер при покровительстве землевладельца Чоколова основал Спортивное общество "Унион". Построенный для них маленький деревянный стадиончик в Самарском переулке дал начало нынешнему СК "Олимпийский". И, наконец, в 1909 году был образован единственный клуб первой Московской лиги, сохранившийся до наших дней – "Клуб спорта Орехово" (КСО), ныне "Знамя труда".

Впрочем, об истории создания этого клуба так просто в двух словах не расскажешь. Возник он, как и большая часть его собратьев, при фабрике, если точнее – то при "Товариществе Никольской мануфактуры Саввы Морозова, сына и Ко" , от чего игроков из Орехово на поле и в прессе часто еще называли "морозовцами". Первый футбольный матч в Орехово-Зуево по мнению историографа команды "Знамя Труда" Владимира Лизунова вообще состоялся чуть ли не в 1888 году. А в 1905-м на пустыре рядом с мануфактурой начал гонять в футбол приглашенный из Англии директор Гарри Чарнок на пару со своим братом – бывшим игроком ланкаширских Blackburn Rovers. Вскоре к ним, движимые сперва чистым любопытством, а затем уже и азартом, стали присоединяться русские рабочие, конторские служащие, подмастерья, механики и просто зеваки. По логике вещей клуб должен был возникнуть сразу же – но не тут-то было.

Фото: Фотохроника ТАСС

Футбол с бородой

Всей культурной, духовной и прочей жизнью в Орехово-Зуевском уезде в то время негласно управляли старообрядцы. И они же занимали львиную долю кресел в совете директоров Морозовской мануфактуры, да и сами хозяева фабрики, как известно, были староверами. К спорту у них было примерно такое же отношение, как и у сегодняшних радикальных исламистов: "шум, гам, много бегают, это отвлекает от молитвы – мерзость греховная!" А футбольные трусы, оставлявшие коленки игроков открытыми, и вовсе приводили почтенных старейшин в состояние тихой ярости. Родители давили на молодежь с такой страшной силой, что перед началом первого официального матча новой команды, спустившийся в раздевалку Чарнок обнаружил всех без исключения русских игроков одетыми в доходившие примерно до лодыжек шаровары. Пришлось ему лично стричь добрым молодцам штанины до нужной длины.

И это не считая того, что почти вся русская часть Ореховской команды первого созыва, носила весьма пышные и окладистые бороды.

Не сумев прикончить футбол кавалерийским наскоком, староверы решили взять его измором и принялись наперебой жаловаться владимирскому губернатору и местному полицмейстеру. Дескать, на фабрике англичане затевают нечто явно подозрительное, а в собравшейся поглазеть на игру толпе и вовсе беспрепятственно ведется революционная агитация. Шел как раз 1906-й год и власти предпочитали изо всех сил дуть на любую воду, тем более что Морозовская мануфактура уже один раз вошла в историю рабочего движения своей грандиозной стачкой 1885 года, которую пришлось подавлять аж тремя батальонами пехоты и шестью сотнями казаков. В общем, на запрос об официальном открытии спортивного клуба и утверждении его устава, братья Чарноки получили твердый отказ.

Чарноку-старшему пришлось ехать во Владимир и уламывать губернатора лично. Их разговор сохранился для истории:

Но даже после этого Чарнокам удалось выбить из властей лишь утверждение устава и разрешение на проведение футбольных матчей, а официальная регистрация была дана клубу только три года спустя – 16 ноября 1909 года.

Кубок на пятерых

Именно эти пять команд: "Ширяево поле", "Сокольнический клуб спорта", "БКС", "Унион" и "КСО" в 1909 году разыграли первый московский футбольный кубок, учрежденный все тем же Фульдой. Первоначально составленный календарь игр в ходе чемпионата был отменен и команды выходили на поле в совершенно хаотичном порядке, кто и с кем хотел. Кубок увезли на свою базу британцы, наголову разгромившие "Сокольники", "Унион" и "морозовцев".

БКС оставался абсолютным чемпионом на протяжении всех первых лет истории московского футбола. Англичане били даже питерцев, считавшихся первыми и лучшими. До начала розыгрышей "Кубка Фульды" официальных игр между московскими командами практически не велось, были только товарищеские матчи. Зато московская сборная в этот "дочемпионатный" период неоднократно пыталась померяться силами с Петербургом и всякий раз проигрывала. Но стоило только появиться на поле усатым джентльменам из БКС, как ситуация мгновенно менялась на противоположную:

Сила любой московской команды в это время измерялась количеством привлеченных в ее ряды британских "легионеров". На какое-то время БКС даже отказывался вступать в Московскую футбольную лигу, ограничив свое участие в борьбе за "Кубок Фульды" исключительно товарищескими матчами. Но буквально через пару лет корона абсолютных чемпионов свалилась с головы англичан. На чемпионате 1912 года БКС занял только второе место, а в следующем, 1913 году – уже шестое, пропустив вперед себя в турнирной таблице даже такие молодые клубы как Новогиреево, Замоскворецкий клуб спорта (ЗКС) и Сокольнический клуб лыжников. На три года абсолютным фаворитом "Кубка Фульды" стали "морозовцы" из Орехово.

Когда московский футбол окончательно пророс и пустил корни, стало понятно, что городские клубы нуждаются в единой организации, как минимум для выработки правил и регламентов для "Кубка Фульды" и для урегулирования спорных моментов. Пришло время для Лиги:

Фото: ТАСС/Вячеслав Ун Да-син

Устав МФЛ был разработан при участии все того же Фульда, совместно с другими "отцами-основателями" московского футбола – В. Серпинским, Р. Вентцели, Н. Филипповым и К. Бертрамом на основе уставов заграничных лиг и уже созданной к тому моменту Петербургской лиги. На учредительном собрании был также избран руководящий комитет в составе: А. П. Мусси – председатель, Д. С. Годфрей, Р. Ф. Фульда – товарищи председателя, К. Г. Бертрам – секретарь, П. Ф. Миндер – казначей, Е. Р. Бейнс, А. И. Вашке – члены комитета. Изначально в состав МФЛ вошли три клуба-учредителя – СКС, КФС и "Унион". Спустя некоторое время в ее ряды были приняты Замоскворецкий клуб спорта, КСО и БКС. А потом клубы поперли как грибы после дождя.

Календарь МФЛ поделил участвовавшие в ее играх клубы на три категории. К первой относились 5 команд-учредительниц, в то время наиболее сильных в Москве: СКС, КФС, ЗКС, КСО и "Унион". Чуть позже их стало шесть – присоединились британцы. Во вторую входили более слабые вторые составы тех же клубов и первые составы команд 1910+ года рождения, таких как "Вега", "Новогиреево", футболисты из "Общества любителей лыжного спорта" (ОЛЛС – предшественник ЦСКА), сборная "Чухлинка-Шереметьево" (ЧШКС) и тому подобные. Наконец в третьей играли третьи составы команд первой категории и вторые составы молодых клубов.

Для клубов второй категории в дополнение к кубку Фульды был учрежден собственный приз имени А.И. Вашке. Третья категория рубилась уже без всяких кубков.

Из мало кому понятной забавы британских инженеров футбол за несколько лет превратился если не в народную, то по крайней мере в популярную игру. О количественном и качественном росте московских клубов говорит хотя бы такой факт: если с 1905 по 1909 год братья Чарноки возились в Орехово с созданием одного-единственного клуба, то в 1911 году им пришлось организовывать уже отдельную Орехово-Зуевскую футбольную лигу (ОЗФЛ) со своим чемпионатом.

Фото: ТАСС/Виктор Шандрин

40 копеек для взрослых

Появляются и первые болельщики. Первую скрипку в деле продвижения футбола в массы сыграл "Сокольнический клуб спорта" и неутомимый Фульда, с подачи которого начал выходить регулярно выходить футбольный календарь, а московские газеты стали печатать анонсы соревнований. Некоторые игры, к примеру, такие как матч между БКС и сборной "Вся Москва" ("Унион"+ "морозовцы"+СКС) собирают уже до 2000 человек зрителей. Решением МФЛ была установлена единая для всей Москвы плата за вход на стадион: 40 копеек для взрослых и 20 копеек для учащихся.

По страницам прессы:


В том же году появляется первая в Москве детская футбольная секция – клуб "Унион" объявил о приеме мальчиков до 12 лет и набрал две полных команды. В 1911 году ранее чуравшиеся футбола старообрядцы создали собственный клуб и заняли третье место на первенстве Рогожской. В октябре того же года футболисты Московской духовной семинарии умудрились выиграть у второго состава клуба "Вега" со счетом 4:1, правда параллельный матч первому составу они проиграли 6:1.

Женское дело

И наконец, в Москве появились первые команды женского футбола:


3 августа того года в 18 часов на площадке кружка "Спорт" в Петровском-Разумовском состоялся первый официальный женский футбольный матч между первыми составами "Пушкино" и "Петровско-Разумовское". Игра состоялась, несмотря на проливной дождь и завершилась победой футболисток из Пушкино со счетом 5:1

3 декабря 1911 года только что открывшийся журнал "К спорту" в своем первом номере констатировал: "Из всех видов спорта у нас в Москве в настоящее время самым распространенным является футбол. Еще 3-4 года назад футболистов насчитывалось всего несколько десятков, теперь число играющих, наверное, превышает тысячу". На повестке дня встал вопрос о создании Всероссийского футбольного союза. Его учредительное собрание состоялось 19 января 1912 года в Санкт-Петербурге. В состав Союза вошли футбольные лиги из шести городов: Петербурга, Москвы, Лодзи, Одессы, Киева и Риги. В том же году ВФС становится членом FIFA.

В Москву приезжают играть сборные команды из Венгрии, Германии и Финляндии. В свою очередь лучшие московские игроки в составе олимпийской сборной отправляются в Стокгольм… где российский футбол буквально громят на голову по всем правилам. Поражение в первом туре с Финляндией со счетом 2:1 и совсем уж неприличный счет в "утешительном" матче с Германией – 16:0. Брать реванш за эту международную головомойку придется уже сборной РСФСР в августе 1923 года.

Фото: Фотохроника ТАСС

Футбол после войны

Дальнейшее развитие Московской лиги круто переломила война. Значительная часть игроков первых составов ведущих клубов уходит на фронт и в таблицах чемпионата начинают вырываться вперед былые аутсайдеры. В 1915 году "Кубок Фульда" уезжает на базу "Новогиреево". В 1916-м он переходит к ЗКС, но второе место завоевывает Сокольнический клуб лыжников, а "Новогиреево" – третье. В весеннем кубке революционного 1917-го года победителями становятся сокольнические лыжники, а в осеннем – снова "Новогиреево"

Игры старой Лиги не смогли прервать ни Революция, ни последовавшая за ней Гражданская война. В последний раз московские команды вступили в бой за Кубок Фульды в 1922 году. Победителем весеннего сезона стал клуб ОЛЛС, а осенью в последний раз вернули себе кусочек былой славы футболисты Замоскворечья. Но дни старинного футбола и его усатых игроков с полинявших черно-белых фотографий уже уходили навсегда. Вместе с новым временем пришли новые команды и новые правила.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать