Москва 24

14 мая, 2015

Максимально честно: Стас Намин о монархическом демократизме и клонировании

Поделиться в социальных сетях:

"Максимальное приближение": Стас Намин

Стас Намин – советский и российский музыкант, создатель группы "Цветы", продюсер "Морального кодекса", "Парка Горького" и "Сплина". Автор хита "Мы желаем счастья вам" и директор "Зеленого театра" в парке Горького рассказал ведущему программы "Максимальное приближение" на телеканале "Москва 24" Максиму Иксанову о зрительских мурашках, взорванном Бродвее, неожиданной аудитории, безбилетных зрителях, клонировании и отказе от авторских прав.

Вы с группой "Цветы" собираетесь, репетируете иногда?

– "Цветы" существуют последний год, но я уже не буду с ними, меня больше интересует театр. Они даже задействованы в некоторых спектаклях "Зеленого театра": в "Волосах" и "Иисус Христос". Мы сделали уже много концертов. Один называется "Человек разумный", другой – "Власть цветов". Этого достаточно.

Музыка вам уже не интересна?

– Я занимаюсь музыкой. Но почему "Цветы" должны быть обязательно? Если какой-то музыкант придет ко мне и покажет что-то действительно интересное, такого же уровня, я скажу: "Да, молодец". Но пока не видно даже близко никого.

Ваш театр всегда считался новаторским, а сейчас как? С кем стараетесь идти в ногу?

– Мы никогда ни с кем не собирались идти в ногу. Вообще, мне кажется, если мурашки у зрителя по телу не бегают во время спектакля, то действо на сцене вообще не имеет смысла.

Я помню мюзикл "Волосы", это был шок для всей Москвы.

– Это классический спектакль. "Волосы" 40 лет назад, когда первый раз появились на Бродвее, сразу взорвали мещанский Бродвей. Сейчас уже Бродвей намного более интересный, он изменился за 40 лет принципиально, но взрывом был как раз спектакль "Волосы", и "Jesus Christ Superstar".

И оба этих спектакля вы поставили здесь.

– Интересно соединить традицию русского драматического театра с музыкальной мировой традицией, которая существует на Бродвее и не только. Вот этим, собственно, мы и занимаемся.

Кто ваш сегодняшний зритель?

– Начиная совсем-совсем с молодежи, кончая взрослыми пожилыми людьми. То есть совершенно неожиданная аудитория, и мы вообще не думаем про это.

А у вас в театре демократия или автократия?

– У нас демократическая монархия или монархический демократизм. Я вам говорил такую красивую формулировку: репертуарный театр – это, как ни банально звучит, коллектив. Нам это удалось.

Как вы собрали такой замечательный коллектив?

– Я ни при чем, они сами приходят. Нет такой панацеи, что раз училище закончил, значит, все в порядке. Можно закончить училище и быть придурком абсолютным. А можно и наоборот.

Ваш театр приятно расположен, в парке Горького.

– Это не очень удобно для публики. Однажды Марк Захаров сказал: "А что, к вам приходят люди на спектакли? В Москве не принято ходить в театры, которые далеко от метро". И на детских спектаклях, и на взрослых, даже на авангардных, в общем, полные залы. А может даже иногда тем людям, которые любят такие сумасшедшие спектакли, которые мы сейчас ставим, приятно прогуляться по лесу, рядом с рекой.

Вы знаете, я один раз мимо проходил... Спектакль уже начался, и меня пустили без билета.

– Если есть места, и человек просто пришел и хочет зайти – это абсолютно нормально.

У вас нет строгих бабулек?

– У нас красивые две девушки стоят, даже три. Нет, четыре!

Вы раньше занимались фотографией. А сейчас практикуете?

– Я не активно занимаюсь выставками. Я вообще больше не занимаюсь ничем для людских масс. И театр у нас камерный. Я поэтому и концерты большие не хочу делать. Почему Pink Floyd нового практически ничего не делают?

А они существуют еще?

– Вот видите, вы даже спрашиваете. Конечно. И вот с "Цветами" у меня та же история. Мы за 45 лет все уже сделали, что надо. Можно еще что-то сделать, но я же один человек. Поэтому я за клонирование.

Если бы вас клонировали – что бы вы отдали своему клону?

– Одному парню отдал бы графику. Другому – живопись. Это все разные жизни.

Есть что-то, чего вы в своей творческой деятельности не коснулись?

– Кино, например. Хотя у меня есть образование, но всерьез, как режиссер, я художественные фильмы не снимал. Такие фильмы, которые сегодня называются фильмами, конечно, уже просто так не снимешь. Надо все бросить, а все бросить мне уже не удастся. Поэтому я понял, что, наверное, это уже перспектива для моего младшего сына, который увлекся кино.

Вот и получилось клонирование.

– Нет, он совсем другая личность, чем я, мы с ним не похожи.

У меня такое ощущение, что о коммерческом успехе вы думаете в последнюю очередь.

– Я решил, что мне удобнее не зависеть в коммерческом смысле от моих увлечений, связанных с искусством. И, вроде бы, мне это удалось. С музыкой – я просто отказался от авторских прав. Просто смешно получать деньги за "Мы желаем счастья вам", что за идиотизм.

Мне мой друг Лен Блаватник подарил на день рождения права на песню "Happy Birthday To You", так как он – владелец "Warner Music Group", а "Happy Birthday To You" принадлежит "Warner Music Group". Но это же смешная шутка. Кто кому будет платить? То же самое с "Мы желаем счастья".

Узнать больше о Стасе Намине вы можете, посмотрев выпуск программы "Максимальное приближение" от 10 мая 2015 года.

Сюжет: Максимально честно: знаменитости крупным планом

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика