Москвичей старше 65 лет просят оставаться дома из-за COVID-19

Москва 24

Наземный транспорт

09 октября 2015, 15:57

Все под контролем: почему "зайцев" в электричках не всегда штрафуют

Иллюстрация: Аля Хафизова

По данным пресс-службы ОАО "Центральная ППК", которая занимается обслуживанием пригородных поездов в московском регионе, доля безбилетников в подмосковных электричках составляет порядка 15–20 процентов. А замминистра транспорта Сергей Аристов заявлял, что люди, которые не платят вообще или покупают минимальный билет, а едут дальше, составляют до 40 процентов всех пассажиров. Корреспондент m24.ru катался на электричках, разговаривал с "зайцами" и контролерами и выяснял, почему первые не считают нужным платить, а вторые не всегда их штрафуют.

***

Первые несколько станций от Курского вокзала электричка едет тихо и спокойно. Пассажиров мало. Будний день, сонное послеполуденное время: окно уже прошло, а до вечернего часа пик еще далеко. Оживление начинается на подъезде к Реутову.

Сначала по одному, по двое: суетливые студенты и школьники неразличимого пола, взрослые мужчины разного вида начинают транзит по вагонам. В тамбуре, запивая дамскую сигаретку яблочным пивом, то и дело вглядываясь туда, откуда происходит движение масс, стоит женщина средних лет.

– Идут, что ли? – интересуется она у меня. Поясняюще добавляет:

– Контры́.

– Наверно, – говорю.

– Как же они ***(надоели)! Не на работу же мне ради них устраиваться, – женщина торопливо бросает недокуренный бычок и направляется в сторону головы поезда, вслед за всеми.

Теперь мы в одной команде.

Следуя за ней, я вспоминаю советы бывалых, найденные на просторах интернета:

"…Средняя скорость проверки вагонов бригады из двух контролеров – два вагона за один перегон. Для трех контролеров – три вагона…".

В очередном тамбуре собирается человек десять. Большинство из них выглядят вполне платежеспособно. Почти половина держит в руках недешевые гаджеты. Парень в недорогом, но все же костюме, обсуждает с "заей", куда поехать отдохнуть в бархатный сезон.

Через окошко тамбурной двери я вижу, как мелькают малиновые куртки кассиров в соседнем вагоне. С другой стороны, в нашем вагоне те же куртки. Вспоминаю еще одну заповедь зайца:

"Если вы настроены обегать вагон с контролерами, то лучше всего перебираться в вагоны синхронно с ними…".

Мы подъезжаем к станции. Стоим в тамбуре сдержанно, контролеры косятся на нас, ждут. Двери открываются. Словно по свистку, людская волна начинает бежать и меня захлестывает вместе со всеми.

Иллюстрация: Аля Хафизова

***

После упразднения Министерства путей сообщения в 2004 году большинство его функций приняло на себя ОАО "РЖД". Год спустя госкорпорация создала сеть дочерних пригородно-пассажирских компаний для регионов, которые стали заниматься обслуживанием электропоездов.

Примерно тогда же был упразднен статус ревизора. Как рассказывает мне бывший начальник участка контролеров-кассиров на Ярославском направлении (назовем его Иваном Алексеевичем), пришедшее руководство почти сразу установило новые порядки. По его словам, в министерские годы контролеры зарабатывали очень приличные деньги и попасть туда было делом нелегким:

– Эта работа была примерно такой же, как и работа дэпээсником. Просто так, да еще на хороший, жирный маршрут хрен пролезешь. У меня были свои знакомцы чуть ли не в аксененковском окружении (Михаил Аксененко был уволен с поста министра путей сообщения), и работалось, конечно, без особых проблем. Денег было много, даже с учетом того, что приходилось делиться.

Иван Алексеевич говорит, что почти всю старую гвардию подчистили в 2005–2006 годах, а запись в трудовой книжке "ревизор" равнялась тогда чуть ли не "врагу народа". Многие бывшие сотрудники пытались подделать документы и устроиться на работу заново, но проверяли их тщательно. Сам он проработал до 2007 года.

На момент увольнения работа утратила свою привлекательность. Взяток стало значительно меньше – не только потому, что контролеры ходят с кассовыми аппаратам. Банально стали стучать друг на друга. Приятель Ивана Алексеевича (будем звать его Никита) работает контролером-кассиром и сегодня. Никита объясняет мне, что берет немного и всегда по-божески:

– Если компания едет выпившая какая там – ну нету у людей денег! Иногда и выпить предложат и сигарет... Так бы я не отказался, но не очень доверяю своим коллегам. Говорят, так слетали люди с работы: взял пятьдесят рублей, помог человеку, а бригада уже бежит звонить... Ну по мелочи беру, однако сильно не нашабашишь, – сетует Никита. – Сейчас только на легальную выручку работаю. На дальних электричках можно поднять неплохо – человек едет далеко и билет дорогой – он просто берет в кассе самый дешевый за 30 рублей, чтобы через турникет пройти, и я ему пробиваю за сотню. Но тут все официально, через кассу.

Иллюстрация: Аля Хафизова

***

Ирина Скрябина работает кассиром-контролером уже пять лет. До этого служила в конвое МВД. Я полагаю, что она почти образцовый сотрудник: на вопросы отвечает цитатами из должностных инструкций, работой и зарплатой довольна.

Мы долго беседовали в офисе ЦППК, расквартированной неподалеку от Казанского вокзала в симпатичном бизнес-центре. Ирина рассказала мне, что ее рабочий день начинается очень рано, в пять-шесть часов утра, когда начинают движение первые электрички из области в Москву. Смена длится 11 часов. У контроллеров также есть перерыв на обед и социальные льготы – вроде бесплатного проезда на электричке и социального пакета. Зарплата – от 20 до 40 тысяч рублей (согласно официальным данным; другие сведения сильно разнятся – m24.ru).

В бригаду кассиров-контролеров входят три-четыре человека. На Горьковском направлении, где работает Ирина, женщин больше, чем мужчин. Но не намного – примерно 60 на 40. В ее бригаде три женщины и один молодой человек. В случае конфликтов приходится держаться вместе:

– Зайцы перебегают, постепенно продвигаются к тамбуру, ну и когда я тоже дохожу до тамбура, то либо предлагаю оплатить проезд, либо выйти.

– Но их же много, как вы им предлагаете?

– Ну, с улыбкой.

Контролеры в транспорте

– Но стоит там двадцать человек, и вы заходите, вас несколько человек...

– Тут психология, нужно уметь разговаривать с адекватными пассажирами.

– А есть же неадкватные?

– Да, есть. Иногда приходится привлекать полицейских. Мы связываемся с машинистом, а он вызывает сотрудников.

– А в электричках нет полицейских?

– Есть на определенных участках. Но их не хватает, как и везде.

– Сталкивались в своей практике с разными ситуациями, получается?

– У меня была производственная травма даже. Есть такие неадекватные, которые дерутся. Ну вот, женщина начала хамить, нецензурные замечания отпускать. Ей было предложено покинуть вагон. На что мне был нанесен удар в область лица. Ну, вызвали полицию, я побои снимала. Ее, конечно, не посадили, ничего такого... Это трудно доказать, легкий вред здоровью.

– Опасная у вас работа?

– Конечно. Любая работа с людьми опасна.

– А люди как реагируют на вас? Мне кажется, есть легкая недоброжелательность...

– Ну не легкая. Любой сотрудник любой службы вызывает вот такое отношение. Кто-то пытается заступиться за безбилетного пассажира. Объясняешь, что человек едет за ваш счет. Хотя кто-то, наоборот, на нашу сторону встает.

***

Володя стабильно бегал от контролеров несколько лет. Сейчас делает это лишь по необходимости. Он рассказывает мне, что между контролерами и зайцами существует негласная установка: кто хочет ехать бесплатно, должен бежать.

– Кто отказывается выходить или платить, набиваются в тамбур, или даже в вагоне стоит очередь... Контролеры не пойдут дальше, пока те не выбегут. Они тоже все понимают, открыто говорят: давай, беги.

Контролеры, как правило, идут с двух сторон. Володя объясняет, что все знают, когда они заходят, знают, на каких станциях поезд стоит довольно долго:

– Кому лень бегать, покупают у кассира самый дешевый билет. На станции можно купить билет на выход. Кто не хочет платить – лезет через забор. Полиция, чоповцы их ловят, но не очень активно, этим не хочется никому заниматься. Но иногда что-то все-таки придумывают: на Савеловском вокзале там, где все лазали, выкрасили мазутом забор.

Володя считает, что подобные забеги превратились чуть ли не в спорт: здесь есть свои весовые категории, квалификации, существует и взаимовыручка:

– Кто-то бегает из принципиальных соображений. Причем не только молодежь, бегают и старики. Много стариков. Зимой дело было. За мной бежала женщина лет пятидесяти, она поскользнулась, упала, соответственно, на нее завалились остальные. Слава богу, кто-то ее обежал, залетел в тамбур и дернул ручник. И все успели зайти. На самом деле даже машинисты ждут, когда все добегут, потому что понимают, что если пассажиры не успевают, кто-нибудь может дернуть ручник (стоп-кран – m24.ru).

Иллюстрация: Аля Хафизова

***

На Курском повсюду стоят чоповцы и контролеры – люди в зеленых жилетах, с платформы просто так не слезешь. Но контролер Николай говорит, что находят выход и здесь – кто-то проламывается через турникеты, кто-то седлает забор. Он сам особенно никого не гоняет, лишь бы под поезд не попали. Объясняет мне, что ему не до этого. Он хронически устал, у него 18-часовая смена в течение 15 дней, вахтовый метод. Зарплата – 17 тысяч. Он завидует контролерам-кассирам.

В августе прошлого года вступили в силу новые правила перевозок пассажиров. Разъездные кассиры-контролеры теперь имеют право высаживать граждан без проездных документов из поезда.

В случае обнаружения безбилетного лица в поезде ему предлагается оплатить штраф на месте или в течение 30 дней в размере пятидесятикратной стоимости 1 зоны (или 10 километров) того региона, где его обнаружили. Например, это 950 рублей на территории Московской области, 1500 – на территории Москвы.


На платформе Новогореево с контролерами попроще: они стоят только возле турникетов, а вот заборы обтянуты колючкой. Стайка зайцев слезает с платформы и идет по путям в сторону моста, буквально обегая летящие навстречу электрички и поезда. С моста легко слезть на автодорогу через дыру в заборе. Местные контролеры тоже завидуют кассирам, работающим в электричках, "потому что у них зарплата стописят тыщ", и тем, кто стоит на Курском у турникетов – по неведомым причинам.

Группа кассиров, разумеется, и не пыталась нас поймать. Они лишь проводили нас взглядом. Остановку спустя я перехожу в тот вагон, откуда выбежал, – они сидят на лавочке. Я задаю глупый, даже детский вопрос женщине с химической завивкой, сидящей с краю:

– А почему всех зайцев нельзя поймать?

Она смотрит на меня задумчиво (но думает явно о чем-то другом), потом в окно, потом всплескивает руками и беззлобно, отрывисто произносит:

– Иди уже. Обед у нас. Устали мы. Не до тебя.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать