Москва 24

Культура

05 сентября, 2016

10 неизвестных: "пленительная песнь о русской природе" Исаака Левитана


По понедельникам большинство московских музеев не работают, но это не значит, что у публики нет возможности приобщиться к прекрасному. Специально для первого дня недели редакция сетевого издания m24.ru запустила новую рубрику "10 неизвестных", в которой мы знакомим вас с десятью произведениями мирового искусства, объединенными одной тематикой. Распечатывайте наш гид и смело отправляйтесь с ним в музей, начиная со вторника.

Исаак Левитан, Автопортрет, 1880

30 августа исполнилось 156 лет со дня рождения великого русского художника Исаака Левитана, несомненно, главного певца русской природы, одного из самых значительных не только русских, но и европейских пейзажистов XIX столетия.

Исаак Левитан "Деревянная часовня в Плесе"

Исаак Левитан "Деревянная часовня в Плесе"

Своей всемирной известностью крошечный город Плес в Ивановской области обязан художнику, чья кисть создала уникальный образ скромной русской природы. Многократно Исаак Левитан изображал правый берег Волги на своих картинах, и каждый раз осень, весна, зима и лето выглядели у него по-разному: то облака заслоняли солнце, и воздух наполнялся предгрозовой влагой, то первая трава пробивалась через грязные весенние проталины или прижималась к земле от порывов северного осеннего ветра. Художник улавливал именно такие уникальные мгновение и состояния природы, поэтому никогда не повторялся, даже изображая один и тот же мотив.

Исаак Левитан "Поздняя осень. Усадьба"

Исаак Левитан "Поздняя осень. Усадьба"

Корней Чуковский называл Левитана "царем чародеев", которые "умели сказать каждой травке, каждому листику: "Служи моему чувству, будь вещественным сгустком этого чувства, всецело перейди в него, прекратив самостоятельное свое существование, а я награжу тебя бессмертным отблеском вечной красоты". Осень для художника была бесконечным источником вдохновения: он создал сотни желто-золотых, кроваво-красных и пасмурно-серых пейзажей и тысячи эскизов, этюдов и рисунков. Усадьба, изображенная на этой картине находится в Тверской области, недалеко от деревеньки Островно. В конце XIX века она принадлежала тайному советнику Турчанинову, другу Левитана, у которого художник жил некоторое время.

Исаак Левитан "Весна. Яблони цветут"

Исаак Левитан "Весна. Яблони цветут"

Буйство красок весеннего цветения пленило Левитана не меньше, чем пасмурная сдержанность осени. "Он самый большой поэт среди них и самый большой чародей настроения, он наделен наиболее музыкальной душой и наиболее острым чутьем русских мотивов в пейзаже," – писал Игорь Иммануилович Грабарь. Сделав природу своей главной любовью, Левитан вобрал в себя все лучшие и самые яркие черты пейзажей Серова и Коровина, Перова и Саврасова, Поленова и Венецианова, а чтобы познакомиться с исследованиями об иностранных пейзажистах, художник специально выучил французский язык.

Исаак Левитан "Лето. Солнечный день"

Исаак Левитан "Лето. Солнечный день"

Левитан одним из первых в русской живописи научился изображать солнечный свет так, как это делали французские художники-импрессионисты. Сергей Маковский вспоминал, что "именно Левитан первый подсмотрел у французов секреты их живописных приемов", но на самом деле были еще Серов и Коровин, которые также очень близко воспроизводили особенности живописи Клода Моне и Эдгара Дега.

Исаак Левитан "Сумерки. На даче"

Исаак Левитан "Сумерки. На даче"

В конце 1890 годов Левитан стал все больше изображать "сумеречные мотивы" – ночные пейзажи, лунные сумерки, спящие деревни. Причиной тому было ухудшение физического состояния художника: он часто плохо себя чувствовал, перенес тиф, давали о себе знать симптомы сердечных болезней. Тем не менее он продолжал работать. В его работах не чувствуется обреченности и безысходности: в сумерках он находит удивительные свето-теневые нюансы, мгновения, когда день переходит в ночь, а воздух наполняется вечерней прохладой.

Исаак Левитан "Избы. После захода солнца"

Исаак Левитан "Избы. После захода солнца"

И все же некоторые пейзажи у Левитана получались надрывными, проникнутыми страстной жаждой уходящей жизни. "Мне страшно хочется жить, хочется, чтобы жизнь наша была свята, высока и торжественна, как свод небесный, – писал он. – Вы, я – умрем. Это в порядке вещей. Но жаль, что мы уже этого не увидим".

Исаак Левитан "Крепость в Финляндии"

Исаак Левитан "Крепость в Финляндии"

Финляндия произвела на Левитана крайне удручающее впечатление. Ему казалось, что кроме серого цвета вокруг не было совершенно ничего. В этой поездке он создал несколько эскизов, в том числе для картины "Крепость в Финляндии", где изобразил средневековую крепость города Савонлинна, стоящую на высоком берегу Сайменских озер.

Исаак Левитан "Туман над водою"

Исаак Левитан "Туман над водою"

Левитан был предельно поэтичен: к каждому пейзажу можно найти строки в русской литературе, которые отражали бы его настроение и состояние природы, запечатленной на холсте. Например, у Антона Чехова в рассказе "Человек в футляре" есть такое описание: "Когда в лунную ночь видишь широкую сельскую улицу с ее избами, стогами, уснувшими ивами, то на душе становится тихо; в этом своем покое, укрывшись в ночных тенях от трудов, забот и горя, она кротка, печальна, прекрасна, и кажется, что и звезды смотрят на нее ласково и с умилением и что зла уже нет на земле и все благополучно".

Исаак Левитан "Весна в Италии"

Исаак Левитан "Весна в Италии"

Не только русская природа восхищала художника: много путешествуя, он изображал и северные пейзажи Финляндии, и южные красоты Италии. Они совершенно непохожи на изображения русских просторов и деревень, оттого и не выдают манеры художника: манеру Левитана в этих розовых итальянских видах узнать практически невозможно.

Исаак Левитан "Сумерки. Замок"

Исаак Левитан "Сумерки. Замок"

Это одна из самых показательных картин позднего периода, когда здоровье Левитана становилось все хуже и хуже. Весной 1900 года, вернувшись из Парижа, художник простудился на даче в Химках. Так и не оправившись от болезни, Левитан скончался 22 июля, не дожив до своего сорокалетия всего 26 дней. Его похоронили на старом еврейском кладбище, вблизи Дорогомиловского, а 22 апреля 1941 года его прах перенесли на Новодевичье кладбище, где могила оказалась рядом с погребениями его друзей Чехова и Нестерова.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика