Общество

28 февраля 2016, 21:30

Детство в огне: история маленькой россиянки, увезенной отцом в Алеппо

Маленькая москвичка затерялась в Сирии. Ее увез из России отец. Родственники ребенка переживают и уверены, что девочка живет в ужасных условиях. Корреспонденты телеканала "Москва 24" разбирались, где сейчас может находиться ребенок и можно ли вернуть ее из страны, охваченной войной.

Бабушка девочки, Александра Николаевна, которая растила ее, боится представить, как девочка сейчас живет, не забыла ли русскую речь.

Российские дипломаты последний раз видели ее в Сирии в 2012 году. Девочка жила в плохих условиях: у нее были вши, спать приходилось прямо на полу, из одежды была одна рваная майка, ей приходилось побираться в поисках еды.

Это было еще до войны, где девочка сейчас – родственники не знают. Настя родилась в обычной русской семье. Через полгода мать умерла. Ребенка растил муж матери – Валерий, сын Александры Николаевны. Она помогала. А через несколько лет внезапно появился второй папа. Сириец Абдула Джаллул настоял на экспертизе по установлению отцовства, которая подтвердила, что Настя является его дочерью.

Друзья семьи рассказывают, Абдулла жил по соседству и иногда приходил к Настиной маме. Когда умер и Валерий, сириец забрал девочку в Люберцы, в новую семью. Бабушка уверена, что там внучку обижали: били, плохо кормили и постоянно оставляли одну дома.

Соседка Абдуллы, Марина Любимова говорит, что не слышала, чтобы девочку избивали: "Знаю, что здесь были казусы, были конфликты, ребенок один оставался дома закрытый".

Жена Джаллула все еще живет в Люберцах. Она уверяет, что в семейной жизни все было гладко, а лучше отца, чем Абдула – не найти: "Нет таких отцов, которые любят так. Как он говорил: "Это мое счастье", "это моя жизнь", "это моя душа".

В 2012 году, после отъезда Абдуллы в Сирию вместе с Настей, его лишили родительских прав. Дипломаты провели проверку и нашли девочку запуганной, она пыталась спрятаться и боялась говорить по-русски. Жила в антисанитарных условиях, в школу не ходила. Кроме того, выяснилось, что отец какое-то время сдавал жилье дочери в Москве, не имея на это права.

Эта квартира, доставшаяся Насте в наследство от мамы, по словам соседей, уже лет пять опечатана. Раньше здесь был прописан сирийский папа девочки, но лишившись родительских прав, он лишился и жилья.

Жена Абдуллы уверена, что ему нужна не квартира и не деньги, а любимая дочь. Девочка теперь гражданка Сирии и, по местным законам, без согласия отца вывезти ее из страны нельзя. Дипломаты сначала вели переговоры, но с началом войны связь с семьей пропала.

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова поясняет, что город Алеппо, где жили Абдулла с Настей, практически отрезан от остальной территории страны, и связи с этим местом практически нет, поэтому вести поиски ребенка практически невозможно. Алеппо, где он жил с девочкой и еще с 12 своими детьми переходил из рук в руки. Западную часть контролировали правительственные войска, восточную – повстанцы.

В 2013 году волонтерам и журналистам удалось связаться с Абдуллой. Он написал, что с Настей все в порядке, прислал фотографию и вывезти их из Алеппо. С тех пор связь с ним оборвалась. Вместо дома, где они жили сейчас руины, рассказала редактор отдела политики "Газета.Ru" Елизавета Маетная. Последний раз Настю видели в пункте временного размещения, в Алеппо. Оттуда беженцы скорее всего отправились в Турцию.

Эту версию частично подтверждает последний телефонный разговор между Абдуллой и его женой. Она рассказала нам, что муж звонил перед новым годом, сообщил, что с Настей все в порядке, она здорова и уже говорит на трех языках – арабском, турецком и русском. В следующий раз, по словам Ирины, Абдулла обещал выйти на связь весной. Женщина обещала пригласить на онлайн-встречу съемочную группу "Москвы 24", чтобы журналисты и родственники хотя бы на экране компьютера смогли увидеть Настю. Джаллул или Терехову – неважно. Главное – живую и невредимую.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика