Москва 24

Культура

11 ноября, 2016

Быт определяет познание: шесть экспонатов выставки детской книги 1920–1930 годов

5 ноября в Российской государственной детской библиотеке открылась выставка "Конструируя будущее: детская книга 1920–30-х годов". Во время бурного строительства нового строя создавались прогрессивные, идеологически выверенные и невероятно стильные и красивые книги. Средства на их выпуск изыскивались даже в самые сложные годы, ведь воспитание новых жителей нового государства – дело повышенной важности.

Выставка одновременно проходит в трех библиотеках Москвы, в каждой – со своим акцентом. В Российской государственной библиотеке упор сделан на персоны писателей, в Библиотеке иностранной литературы – на зарубежные издания советских книг для детей. Выставка в РГДБ – пожалуй, самая трогательная и нежная: она рассказывает и показывает, как учили жить маленького человека, родившегося и растущего в непростое время и отказывающегося считать себя ребенком.

В обзоре m24.ru – шесть важных экспонатов выставки и рассказ о том, какую роль они играли в жизни детей 1920–1930 годов.

Борис Житков "Про эту книгу", изд. "Молодая гвардия", 1931 год

Фото: arch.rgdb.ru

Вот я написал "Про эту книгу", а книги-то пока никакой нет. Книга еще будет. Это я надеюсь, что пока я буду писать, как эту книгу сделать, – гляди, уж целую книгу напишу.


А пока что – пишу чернилами. Да и чернила дрянные. Какие-то козявки на дне. Что ни клюну пером – рака поймаю какого-нибудь. Эту вот страницу попрошу, чтоб напечатали как есть – со всеми кляксами, чтоб вы видели, с чего начинается.

Книги о книгах

Один из стендов выставки посвящен книгам про книгу – одному из знаковых явлений для детской литературы 1920–1930 годов. Ребятам рассказывали о работе типографии, наборе текста, труде писателя. Кроме того – о техническом прогрессе. Большое внимание уделялось не только созданию книг, но и вообще предметов как таковых – с неба на советских детей ничего не падало, им объясняли, что в каждую вещь вложен труд других людей.

Книги об устройстве жизни

Дети вообще должны были быстрее взрослеть. Детство с нарядами, лакомствами и подарками считалось буржуазным. В 1920–1930 годы ребятам полагалось не только знать, как делают книжки, но и ориентироваться в окружающем мире. Каждый малыш понимал, откуда берется свет в лампочке, как в магазинах появляется хлеб и сколько труда было потрачено, чтобы сшить его рубашку или платьице.

Книжка "Егор-монтер" Николая Смирнова интересна не столько своим содержанием, сколько иллюстрациями сестер Чичаговых. Историю о мальчике, который пытался вкрутить лампочку и получил удар током, а потом узнал, как работает электричество, конструктивистски мыслящие художницы проиллюстрировали фотомонтажами. Намек на использованный прием содержится и в названии: монтировать ведь можно не только электросети.

Николай Смирнов "Егор-монтер", Госиздат, 1928 год

Долго они еще по городу ходили, электричество глядели. Наконец, пришли к электротеатру.

– Заходи, – говорит малый. – Не бойся, я здесь служу.

Зашли, а там картинки показывают. Народу в театре – страсть, в темноте сидят. Стал Егорка смотреть, видит, на стене напротив все бежит. Люди бегут, лошади скачут, а потом вдруг река показалась. Течет река, а по берегу коровы ходят, воду пьют.

Фото: arch.rgdb.ru

Егорка как закричит:

– Это наша быстрая! Вот куда ее занесло!

– Ты не ори, – строго сказал малый. – А то выведут. Это не ваша река, похожа только.



Книги о новой школе

Знакомый по "Республике ШКИД" способ называть учителей аббервиатурами из первых слогов имени, отчества и фамилии вроде Викниксор и Эланлюм использовался в первое десятилетие существования СССР практически повсеместно. В начале 1920-х в русском языке появилось слово "шкраб" (школьный работник"), почти сразу раскритикованное Лениным, который, по воспоминанием Луначарского, получил телеграмму со словами "Шкрабы голодают" и долго не мог понять, о чем идет речь.

Дети новой страны переосмысляли свой школьный быт, устанавливали свои правила и говорили на новом языке. Подражая взрослым, они выносили на повестку дня общественные вопросы, обсуждали их на собраниях и коллегиально принимали решения. Рано повзрослевшим в сложное время перемен школьникам было смешно, когда их называли детьми. Это нашло отражение в культовой для того времени повести "Дневник Кости Рябцева" Н. Огнева (псевдоним Михаила Розанова). В школе Кости Рябцева вводят "Дальтон-план" – проектную систему обучения. Школьники недовольны "буржуазной" выдумкой шкрабов и невозбранно бузят.

Николай Огнев "Дневник Кости Рябцева", изд. "Молодая гвардия", 1927 год

Фото: arch.rgdb.ru

Сегодня вся наша группа возмутилась. Дело было вот как. Пришла новая шкрабиха, естественница Елена Никитишна Каурова, а по-нашему – Елникитка. Стала давать задание и говорит всей группе:

– Дети!

Тогда я встал и говорю:

– Мы не дети.

Она тогда говорит:

– Конечно, вы дети, и по-другому я вас называть не стану.

Я тогда отвечаю:

– Потрудитесь быть вежливей, а то можно и к черту послать!

Книги о спорте

Спорт – неотъемлемая часть ранней советской риторики. Борьба за гигиену и хорошую физическую форму велась не менее ожесточенно, чем борьба за ликвидацию безграмотности. В 1930-х было выпущено множество детских книжек-картинок про спорт. В них можно найти перекличку со взрослым искусством – например, с атлетически сложенными, похожими на статуи древнегреческих богов людьми с картин Александра Дейнеки и Николая Самохвалова.

Книжка "Бобка-физкультурник" поэта Анатолия Мариенгофа с иллюстрациями Давида Штеренберга решена несколько иначе. По ее страницам рассыпаны маленькие красные человечки, выполняющие сложные коллективные акробатические номера, играющие в спортивные игры, бойко бегающие и прыгающие.

Анатолий Мариенгоф "Бобка-физкультурник", Госиздат, 1930 год

Фото: raruss.ru

– Здравствуйте, здравствуйте! Прибыл на Спартакиаду.

– Здорово, товарищ! Очень рады.

– Имя? – Бобка.

– Фамилия? – Боб.

– Отечество? – СССР.

– Родина? – Конотоп.

– Вес? – Петуха.

– Рост? – Тросточки. Жилочка к жилочке, косточка к косточке!

Книги о Ленине

Фигура вождя мирового пролетариата, конечно, имплицитно присутствовала во всех детских книгах того времени, но в некоторых Ленин появлялся как главный герой. Например, в одиозных "Рассказах о Ленине" Михаила Зощенко, уже вошедших в фольклор и сегодня воспринимающихся как сатира. Зощенко переработал несколько фактов из жизни Ильича, подчеркивающих его положительные качества, и довел их до абсурда. Ленин от истории к истории становится все более и более волевым, справедливым и великодушным. Решил бросить курить – забыл о папиросах за один день, пришел в парикмахерскую и отказался стричься без очереди, самостоятельно поднялся на третий этаж, будучи подстреленным Каплан.

И даже смерть не помешала Ленину жить в детской литературе. На выставке присутствует книга Льва Зилова "Миллионный Ленин". В стихотворной форме она рассказывает о двух индийских мальчиках, которые приехали в СССР попросить Ильича навести порядок у них на родине. Индийские ходоки успевают лишь к смерти вождя, но печалятся недолго. Ведь Ленин жив – в каждом из миллионов советских людей.

Лев Зилов "Миллионный Ленин", Госиздат, 1926

Фото: arch.rgdb.ru

И сотни тысяч рабочих

им открыли великое чудо

страны льда и ночи:

Вот он кто, этот Ленин, –


не труп, пронесенный в пагоду,

под огни, засиявшие радугой,

а люди, проходившие с пеньем!

Книги о религии

Одним из важных пунктов программы создания нового человека в Советском союзе стала борьба с религией. С проблемами и переживаниями советский человек должен был идти не в церковь, а в коллектив – на партсобрание, например.

Историк Наталья Лебина в своей книге "Советский быт" пишет о появившемся в начале 1920-х годов феномене "красных крестин" или "звездин", на которых новоявленных родителей поздравляли под звуки "Интернационала" и дарили марксистскую литературу, а ребенку давали духоподъемное имя вроде Октябрины или Владлена. Комсомольцы боролись с церковными браками.

В 1922 году повсеместно прошли "комсомольское рождество" и "комсомольская пасха". Издательство "Молодая гвардия" выпустило антирелигиозные песенники специально к новым праздникам. Попы стали объектом насмешек, злых шуток и героями издевательских книжек.

Сборник сказок "Поп Пахом" с иллюстрациями Кукрыниксов, Госиздат, 1930 год

Фото: arch.rgdb.ru

Ну, третью обедню стал служить. Много пришло прихожан: охотно обедню слушать. Третью обедню начал служить Пахом с решетом. Поднял решето кверху и стал распевать:

– Тут дыра и тут дыра. Тут дыра и тут дыра. Тут дыра и тут дыра.


Выставка "Конструируя будущее: детская книга 1920–30 годов" в Российской государственной детской библиотеке продлится до 18 декабря , в Библиотеке иностранной литературы – до 27 ноября, в Российской государственной библиотеке – до 25 ноября.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика