Москва 24

14 ноября, 2016

Вперед на всех парусах: 95-летний путь к Олимпу Театра Вахтангова

Поделиться в социальных сетях:

Один из самых знаменитых, посещаемых и любимых публикой театров – Театр имени Вахтангова – отметил 95-летие.

Спектакль по пьесе Метерлинка "Чудо святого Антония" стал первым в истории Театра имени Вахтангова. 13 ноября 1921 года Третья студия МХТ начала отсчет событий, свидетелями которых стали несколько поколений вахтанговцев. Каждая веха укрепляла славу театра. Каждому, кто становился у руля этого величественного флагмана, удавалось вывести его к новым землям. Нынешнюю творческую экспедицию с 2007 года возглавляет Римас Туминас, самый русский литовский режиссер.

Важную дату вахтанговцы отметили премьерой спектакля "Царь Эдип" по трагедии Софокла, осуществленного совместно с Национальным театром Греции. После показа для прессы редакция m24.ru пообщалась с участниками действа, а также с директором театра Кириллом Кроком.

Римас Туминас. Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Евгений Князев: "В Вахтанговский театр попадают одаренные личности"

"Мне очень нравится наше руководство, которое любит театр так, как должно его любить. Это режиссер Римас Туминас – необыкновенно талантливый человек, желающий, чтобы театр нес глубочайший смысл. И директор Кирилл Крок. Он не только привел здание на Старом Арбате в такой прекрасный эстетический вид, но реализует грандиозные по масштабу проекты: придумывает новые площадки, добивается бюджета на их реализацию. Благодаря его усилиям у нас открылась и за короткое время наполнилась привлекательным для публики репертуаром новая сцена. Пространство Вахтанговского театра расширяется. В этом году мы начали выступать в Артистическом кафе. Верим, что вскоре к этим площадкам добавится Театр Рубена Симонова, где сейчас проводят ремонт.

Преемственность поколений – тоже важная составляющая, без которой сложно представить Вахтанговский театр. К нам попадают яркие, одаренные личности, не обделенные трудолюбием, терпением и талантом. За нами – способная молодежь. Этот процесс взаимообмена опытом никогда не останавливается. Здесь не сможет выжить тот, кто подменяет цель занятия театром выпячиванием собственного "я". И только адекватная оценка собственного потенциала – гарантия, что юнец сможет осилить профессиональный марафон. Быть актером не легче, чем бегуном на стайерские дистанции. Только понимание, что эта стезя требует длительного времени и колоссальной трудоспособности и выносливости, может выстроить подлинно масштабную личность. Игра на сцене не имеет ничего общего с примитивным ремеслом.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Двери Театра Вахтангова открыты для молодых режиссеров. К нам приезжает лаборатория французского мастера Эрика ля Каскада и грузинские коллеги. А Владимир Этуш в свои 94 года репетирует новый спектакль. У каждого из вахтанговцев огромная сценическая занятость. Думаю, Евгений Багратионович Вахтангов, наблюдая сверху за нашей деятельной жизнью, радуется за созданное им детище. Пусть его имя и дальше славится и процветает".

Виктор Добронравов: "Спектакли Туминаса творят историю"

"Римас Туминас перекрасил этот корабль, перекрасил паруса и пустил по волнам с теми же матросами. Вместе с капитаном поменялся и курс. А вы остались теми же. Главная заслуга его как режиссера и художественного руководителя в том, что Театр имени Вахтангова не только на плаву, но и успешно завершает этап за этапом этой театральной Одиссеи. Спектакли Туминаса творят историю.

На нынешнюю премьеру "Царь Эдип" к нам приехали греческие актеры. Когда еще увидишь такой интернациональный симбиоз на большой профессиональной московской сцене? Мы укрепляем интернациональные связи. И никаких санкций! Сплошной позитив. Мы все люди мира и должны быть выше политических дрязг. Театр не политический инструмент, а нравственный. Это наш своеобразный акт протеста, которым доказываем, что способны перерасти все отвратительные междоусобицы.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Мне повезло, я застал великих педагогов в училище, и мне довелось прикоснуться к вахтанговским легендам. Это Юрий Яковлев, Галина Коновалова, Александр Граве. Я успел поработать с мастерами, которые одновременно были для меня и учителями. Их поколение уходит. Нет таких глыб, как Николай Лебедев, Евгений Леонов, Евгений Евстигнеев. Это как у Чехова – раньше мы видели могучие дубы, а теперь одни только пни. Блестящих дарований мало, зато средний артист стал уровнем выше. Наверное, и в нашем поколении найдутся люди, которые станут для кого-то учителями, актерским эталоном, к которому захочется стремиться. Во всяком случае мне бы хотелось надеяться на это".

Людмила Максакова

Фрагмент из книги воспоминаний "Мое горькое, горькое счастье"

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

"Впервые на сцену театра имени Вахтангова я вышла в спектакле "Стряпуха замужем". Это была удивительная история, разве я могла тогда знать, что этот праздник театра случается очень редко, чтобы стояли на сцене одновременно Н.С. Плотников, Н.О. Гриценко, Ю.В. Яковлев, Ю.К. Борисова, Л.А. Пашкова, М.А. Ульянов, что такое в моей жизни больше не повторится. Я играла роль приехавшей на село юной режиссерши, а актеров моей самодеятельной труппы исполняли Ю.В. Яковлев Н.О. Гриценко и М.А. Ульянов, а жены персонажей безумствовали от ревности. Рубен Николаевич Симонов придумал, что мы с Гриценко репетируем сцену из "Грозы". Я – Катерина, Гриценко – Борис. Кто же не мечтает о Катерине, тем более, когда тебе двадцать один год; да, хорошо, пусть не вся роль, но хоть кусочек и какой – сцена прощания. Вот, думала, сейчас я рвану! Я надевала длинную юбку, накидывала на плечи платок и внутренне настраивалась на высокую трагедию.

Николай Олимпиевич придумал, что его персонаж Степан Казанец – бывший военный, демобилизованный кубанский казак – все это было в нем, все читалось, военный – значит выправка, четкие энергичные движения. И вот этот человек приходит на репетицию, но уже не как солдат, а как творческая личность, правда, обремененная семьей. Появлялся он с коляской. Дома, наверное, сказал, что пошел гулять с ребеночком. Одет был торжественно, ведь ему предстояло заниматься великим искусством: бордовый пиджак в клетку, белая рубашка, галстук-бабочка, темно-зеленая шляпа (в деревне-то!), и мы начинали репетировать. Я, обливаясь горючими слезами, играла сцену, а Николай Олимпиевич, которому мои страдания тоже разрывали сердце, выходил на авансцену и говорил, правда, с кубанским акцентом: "Ой, щоб вона померла поскорее. Щоб не мучылась долго". Я была настолько неопытна и глупа и занята правдой проживания великой трагической роли, что, когда после реплики Николая Олимпиевича зал рухнул от смеха, я совершенно растерялась и убитая поплелась в гримерку, где доплакала свою роль.

А в третьем акте – это уже был праздник – концерт, который сочинила я. И тут, глядя на это зажигательное представление, поставленное Рубеном Николаевичем, я поняла, в чем отличие просто танца от танца, исполняемого драматическим артистом в образе, так сказать, "в зерне роли". Николай Олимпиевич, тряхнув головой, выгнул спину, расправив плечи, делал торжественный выход – мол, сейчас покажу, чему я научился, и дождавшись своей музыки буквально впивался в партнершу – Юлию Константиновну Борисову, подхватывал ее как пушинку и мчался с ней по кругу в азартном экстазе, выделывая ногами что-то немыслимое. Закончив свой забег, он застывал как вкопанный и победоносно всех оглядывал: "Ну как? Получилось? Всех переплясал?". Ну конечно же, всех. И публика кричала: "Браво!"

Автограф Людмилы Максаковой редактору m24.ru

Кирилл Крок: "Туминас хочет наполнить филиал художественными проектами"

"В месяц мы играем 60-70 спектаклей. Вместе с экскурсиями эта цифра составляет порядка 90 публичных мероприятий. Каждый день у Театра Вахтангова два-три спектакля, а в выходные – пять-шесть. На основной сцене – утренний детский, затем вечерний; на Новой сцене – такой же расклад; в студии молодых артистов – вечерний; в октябре мы открыли Арт-кафе, где тоже по вечерам проходят творческие встречи с артистами. К этому можно добавить экскурсию по квартире отца-основателя этого театра – Евгения Вахтангова.

В недалеком будущем произойдет перезапуск сцены бывшего Театра Рубена Симонова. Министерство культуры выделило на его реставрацию около 25 миллионов, а вложили мы уже в два раза больше. Это средства, заработанные уставной деятельностью – показами спектаклей, гастролями. К концу года мы очень хотели открыть этот филиал, но здание оказалось в аварийном состоянии, чего мы не могли предположить. Пока в перспективе – обновленное зрительское фойе с гардеробом и буфетом. А в перспективе нам предстоит ремонт двух залов – на 120 и 100 мест. Римас Туминас хочет наполнить это пространство литературой, художественными проектами.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

В декабре мы везем нашу премьеру "Царь Эдип" в Санкт-Петербург на Международный культурный форум. Будем выступать на сцене Александринского театра. В Москве эта работа Римаса Владимировича пока будет идти совместно с нашими греческими друзьями. Мы также ведем переговоры с фестивалем "Dei Due Mondi" в Сполето, хотим, чтобы состоялся показ одного из их спектаклей на нашей новой сцене в середине февраля. Сами вахтанговцы, конечно, не останутся без гастролей и посетят все запланированные города".

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика