Культура

18 сентября 2015, 15:02

Фильмы недели: таксист, лучшая девушка Америки и путь в Миннесоту

Кадр из фильма "Кумико, охотница за сокровищами". Фото: imdb.com

На этой неделе в прокат выходит "Такси" Джафара Панахи – великое и по-настоящему народное кино за все хорошее и против всего плохого. Критики не очень верили, что фильм купят для российского проката, а вот! Во-вторых, в "Горизонте" начинается "Амфест". 14 новых американских фильмов не только для хипстеров.

"Такси"

Брать интервью у таксистов – самый идиотский штамп городской журналистики. А если наоборот? Если таксист станет брать интервью у своих пассажиров? Примерно этим и занялся иранский режиссер Джафар Панахи, которому запрещено снимать кино, а он все равно это делает, да еще и называет свои странные подцензурные работы издевательски, типа "Это не фильм".

"Такси", впрочем, выглядит как типичный фильм Панахи, всегда занимавшегося социальными исследованиями иранского общества и его порядков. Только за рулем – сам режиссер, притворяющийся таксистом (его разоблачает первый же пассажир, а узнает в лицо уже второй). Повернув видерегистратор в салон, Панахи берет по три пассажира сразу – и документирует их полемику. Вот, например, интересный вопрос, нужно ли вешать за воровство. Учительница с заднего сидения считает, что нет, что преступления порождены социальными условиями. С ней спорит кровожадный мужчина с переднего сидения, который оказывается... карманником.

Дальше – больше: вот в салон затскивают сбитого мотоциклиста, и он по дороге в больницу надиктовывает на айфон завещание. Мужчина выживет. А его жена потом еще долго будет обрывать телефон Панахи, прося его выслать запись – так, на всякий случай. Вот Панахи подвозит торговца пиратскими DVD, а потом помогает его клиенту советом, где искать сюжеты для кино.

Собственно, таксомотор, за рулем которого сидит режиссер, и оказывается таким сюжетным браузером. Разговоры в салоне, словно по сценарию, так или иначе выруливают на тему кинопроизводства. Где проходят границы дозволенного? Где правда, а где вымысел? Ровно эти же вопросы задаем себе и мы, смотря это вроде бы спонтанное, но так ладно, без единого гвоздя сделанное кино.

Джафар Панахи. Фото: imdb.com

"Мисс Америка"

Об остальных прокатных фильмах на этой неделе можно и забыть – в пятницу, в московском "Горизонте" открывается "Амфест", на котором покажут не только обычную санденсовскую скукотень, но и кое-что действительно занимательное. Например, новый фильм Ноа Баумбаха с очаровательной Гретой Гервиг, великой комедийной актрисой наших дней. Это уже второй фильм, в котором Бумбах снимает свою подругу (прошлым был "Милая Френсис"), и тут она уже – полноправный соавтор. Гервиг снова играет нью-йоркускую тусовщицу-блондинку, вечную студентку, которая занимается всем на свете и ничем определенным. Впрочем, в фильме у ее героини есть одно конкретное дело – показывать своей сводной сестре (разумеется, брюнетке), растерянной провинциалке, как действительно устроена жизнь и быт нью-йоркской богемы. А также плясать, кривляться и очаровательно импровизировать.

Фото: imdb.com

"Кумико, охотница за сокровищами"

Героиню другого неплохого фильма фестивальной программы в Америке интересует немного другое – где зарыты деньги. Точнее, конкретный чемодан с налом, который прячет в какой-то сугроб Стив Бушеми в финале коэновского "Фарго". Засмотрев до белого шума кассету с фильмом, незадачливая офис-леди из Токио (Ринко Кикути) отправляется без теплой одежды и носков в ледяную Миннесоту, где попадает практически в фильм Коэнов: бескрайние снега, полупустые дайнеры размером с ангар, отмороженные, но, в общем, добрые люди, ну, все вот это.

Фото: imdb.com

"Меня зовут Майкл"

Самый политически некорректный и в то же время важный фильм программы. Основанная на удивительной судьбе реального прототипа, Майкла Глатца, история ЛГБТ-активиста, естественным путем пришедшего не только к религии, но и к публичном порицанию гомосексуальности (никого не напоминает?). Путь из гей-гетто (а именно так чуждый всяких рамок и ограничений Майкл воспринимает жизнь своего окружения) начинается с издания журналов XY Magazine и Young Gay America и встреч с ЛГБТ-подростками в страшных, голосующих за республиканцев штатах – и мало-помалу ведет Майка к нежеланию делать сексуальность основой своей идентичности (не выпячивать, как сказали бы в России).

Потом – панические атаки, воображаемая болезнь и чудесное излечение. Страх смерти быстро делает из человека, борющегося насаждаемым другими страхом, кроткого агнца, который одним движением воли решает свою гей-проблему. Но решает ли? На это счет у режиссера фильма есть сомнения, и искаженное в панической гримасе лицо Майка, стоящего перед алтарем с хорошей доброй девушкой, кажется аргументом куда более убедительным, чем все многостраничные манифесты, которые зачитывает перековавшийся герой в камеру своего лаптопа.

Фото: imdb.com


Василий Корецкий

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать