Москва 24

05 июня, 2014

"Большой вальс" Иосифа Сталина: Шествие побежденных в Москве

Поделиться в социальных сетях:

"Факультатив. История": Шествие "Большой вальс"

Операция "Большой Вальс", 1944 год. Как проходил марш побежденных в столице победившей страны? Какие цели были у этого парада? Чего хотел Сталин: унизить сломленного противника или поднять дух своих соотечественников? И как к этому событию отнеслась мировая общественность? Телеканал "Москва Доверие" подготовил специальный репортаж.

Большой вальс

Утро 17 июля 1944 года начинается для москвичей необычно. Вместо привычной сводки с фронта советское информбюро передает, что в столице будет перекрыто движение. Через Москву проконвоируют немецких военнопленных.

По столице прошли военные самой мощной группы немецких армий – Центр. Той самой, что считалась непобедимой и в 1941 году чуть не взяла Москву. Это шествие останется в истории под названием "Большой вальс".

Тогда, в 1944, Вячеславу Романченко было 8 лет. 17 июля вместе с родителями он приехал на площадь Маяковского смотреть на пленных фашистов. Его отец, комиссар милиции второго ранга, отвечал в тот день за порядок на улицах.

Операция "Большой вальс", 1944 год

Мальчишке удалось занять место в первом ряду, чтобы видеть шествие как можно ближе. Уже через час после начала пробиться сквозь толпу любопытствующих было невозможно. Зрители были везде: в окнах, на балконах и даже на крышах.

"Мы с матушкой прорвались в первый ряд и видели немцев достаточно близко, до них было не больше 10 метров. Шли они вольным строем, не в ногу, но самым поразительным было то, что стояла глубокая тишина. И народ по обеим сторонам тротуара, и немцы молчали", - вспоминает Вячеслав Романченко.

НКВД разрабатывает два маршрута следования колонн, немецких военнопленных разделяют на группы. Первая движется по Ленинградскому шоссе и по Тверской в сторону Курского вокзала, вторая – с площади Маяковского по Садовому кольцу против часовой стрелки. Конечный пункт – станция "Канатчиково" окружной железной дороги.

"Все было продумано с точки зрения логистики достаточно правильно, – рассказывает военный историк Сергей Липатов. – Пленные прибывали на поездах на станции "Беговая" и "Белорусская-Товарная", размещались на ипподроме и стадионе "Динамо", потом двигались через Москву по Садовому кольцу к трем вокзалам и станции "Канатчиково". Оттуда они опять грузились на поезда и отправлялись вглубь страны, в лагеря военнопленных".

Шествие возглавляли немецкие генералы в мундирах и с наградами, за ними – офицеры, потом – солдаты. Пленные попадают на "Большой вальс" не в самом подобающем случаю виде. У них не было возможности мыться, стирать форму, тем более – переодеться. Галина Буравлева навсегда запомнила те смешанные чувства, которые витали над московскими улицами в тот день: "У них был жалкий, убогий вид, они были обмотаны чем-то типа шарфов, небрежные, на ногах что-то вроде портянок, подошвы были привязаны к ноге".

Парад побежденных

Немцы с явным интересом разглядывают Москву. Ведь им докладывали, что столица Советского Союза практически разрушена фашистскими бомбежками. Поначалу они идут в полной тишине, позже слышатся выкрики негодующих зрителей. Колонны провожают конные и пешие конвоиры с шашками наголо и автоматами наперевес. В первую очередь они защищают пленных. Перед парадом Сталин приказывает не допустить ни одного инцидента между москвичами и гитлеровцами.

Историк Николай Аничкин рассказал: в отчете командующего московским военным округом Артемьева указывается, что по линии НКВД было привлечено 12 тысяч человек, а по линии войск НКВД, которые непосредственно конвоировали немцев, - 4,5 тысячи человек. Эти колонны сопровождались как конными разъездами, так и кавалеристами кавалерийского полка первой мотострелковой дивизии и пешими военнослужащими второй мотострелковой дивизии.

Уже вечером того же дня командующий московским военным округом подаст наркому внутренних дел Берии рапорт о шествии военнопленных по Москве. В нем он укажет, что хотя улицы и были переполнены любопытствующими, все прошло без эксцессов. Только четверо гитлеровцев отстали от колонны и не смогли продолжить движение. Они были подобраны и отправлены в санлетучку - товарный поезд, в котором перевозили раненых.

Поливальные машины перед маршем "Большой вальс", 1944 год

Вячеслав Романченко вспоминает, что за немцами шли поливальные машины. В войну их практически не было, а мостовую после прохода военнопленных они мыли. Это были пятитонки Ярославского завода.

"Большой вальс" стал возможен благодаря успешному проведению одной из самых больших кампаний в военной истории – операции "Багратион". Июнь 1944: первый этап наступательной операции подходит к концу, она направлена на освобождение оккупированной фашистскими войсками территории Белоруссии. Историк Сергей Липатов уверен: именно после того разгрома Вермахт уже не смог подняться.

"В течение 1942-43 годов Красная Армия не могла уничтожить группу Центр, – рассказывает он. – И только летом 1944 это удалось. Операция развивалась успешно, на первом этапе были окружены немецкие армии под Витебском, Бобруйском, Минском и Борисовом. Это были крупнейшие окружения, которые по своему масштабу были практически такими же, как и немецкая армия, продвигавшаяся по советской территории летом 1944 года".

В белорусских котлах "сварилась" 381 тысяча немецких солдат. Около 160 тысяч захвачено в плен. Эти цифры настолько поражают, что большинство мировых лидеров отказывается в них верить. Еще сложнее поверить в то, что немецкое командование не догадывалось о подготовке противником столь масштабной операции. На самом деле, еще в июне 1944 нацистский генштаб получал донесения разведки: Советский Союз готовит крупное наступление.

"Немецкое командование знало, что советские войска будут наступать, но их разведка не определила направление главного удара. Немцы думали, что советские войска нанесут удар с территории северной Украины в направлении на Варшаву", – рассказывает Сергей Липатов.

Стимул к победе

После разгрома группы армий Центр Сталин принимает решение провести десятки тысяч немецких военнопленных по Москве и тем самым дать понять всему миру и измученному войной советскому народу, что победа уже близко.

"В 1944 году, когда впервые было захвачено столько пленных, создались такие условия, что их можно было показать в столице, – продолжает Сергей Липатов. – С точки зрения транспорта положение Москвы благоприятствовало, потому что всех этих пленных вывозили по Белорусской железной дороге. И все эшелоны следовали через Москву или вокруг нее".

Первые составы с военнопленными прибывают из Белоруссии в Москву 14 июля 1944 года. Только на следующий день появляется первое донесение НКВД в государственный комитет обороны о конвоировании узников. В нем содержатся данные о маршрутах следования колонн и об ответственных за порядок в городе. До этого момента никто, кроме высшего руководства страны, не знал о разработки операции "Большой вальс". Точные данные о том, как, когда и кем готовилось шествие, не известны историкам до сих пор.

"Большой вальс" у Белорусского вокзала в Москве

"Любые операции, в которых задействовались войска НКВД, готовились в секретном режиме. Что-то могло помешать. Можно было спровоцировать акции агентуры, это могло стать известно широким слоям населения, которые могли подготовиться и устроить какое-то выступление против пленных", – объясняет Липатов.

После освобождения Белоруссии советские войска получают распоряжение сверху обращаться с пленными немцами бережно и культурно. Когда гитлеровцев на станциях Витебская и Бобруйская начинают грузить в вагоны, те гадали, ждет ли их показательный расстрел.

"Разумеется, руководство об этой операции знало, но не думаю, что знали командиры конвойных частей, которые занимались перевозками из Белоруссии в Москву, – рассказывает Николай Аничкин. – Они не знали, зачем это, но на тот момент основная масса лагерей для военнопленных находилась несколько восточней Москвы, и поэтому они могли считать, что это просто переправка через Москву".

По одной из версий, идею марша Сталин позаимствовал у самих же немцев. Во время первой мировой войны, в 1914 году, они провели по Кенигсбергу пленных армии генерала Самсонова. Название московского шествия навеяно популярной в 1940 комедией "Большой вальс" о жизни Иоганна Штрауса в постановке французского режиссера Дювилье. Ипподром на Беговой – здесь размещают доставленных в Москву немецких пленных, они еще не знают к чему их готовить. Вторая точка сбора гитлеровцев – стадион "Динамо".

Николай Аничкин рассказал, что их довезли до территории Белорусского вокзала, и оттуда самыми близкими точками были ипподром и "Динамо".

"Чего вы искали, к чему пришли?"

К вечеру 16 июля в столице находилось более 57 тысяч пленных. В этот же день в Москву из Белоруссии доставляют особо важных пленных – 19 немецких генералов. К началу лета 1944 в плену находится всего 21 немецкий генерал. Операция "Багратион" приносит небывалый результат - сразу 22 плененных генерала.

"Они представляли интерес с военной точки зрения как носители информации, как люди, имеющие военный опыт. С другой стороны, предпринимались попытки привлечь их на службу Советскому Союзу, к сотрудничеству с комитетом "Свободная Германия". Среди них также были военные преступники. Из 19 генералов, прошедших по улицам Москвы, двое были повешены перед судом военного трибунала по обвинению в военных преступлениях", – рассказывает Сергей Липатов.

Еще до этапа каждый немецкий пленный прошел тщательный осмотр. В Москву взяли только здоровых и способных передвигаться самостоятельно.

16 июля 1944. Немцев готовят к предстоящему грандиозному шествию. Пожарные привозят военнопленным воду. Ее достаточно для того, чтобы утолить жажду, но не хватает, чтобы умыться. Идти по столице Советского Союза им придется именно в таком виде – немытыми, порой в одних кальсонах и без обуви. Зато им раздается усиленный паек – каша и хлеб с салом.

"Большой вальс" на Садовом кольце

"Пока эти 25 эшелонов находились на "Белорусской-Товарной" и "Беговой", к каждому эшелону был прикреплен один врач и один фельдшер, которые оказывали медицинскую помощь, – рассказывает Сергей Липатов. – Было подогнано 20 автоцистерн с водой, раз в сутки все получали горячее питание с полевых кухонь. Накануне марша было сделано все возможное, чтобы пленные привели себя в порядок, кому-то даже давали трофейное обмундирование, чтобы они могли одеться. Все нормы были соблюдены.

17 июля, 10.00 утра, первые аккорды "Большого вальса". Узников делят на две группы, сортируют по званиям и ставят в колонны по 600 человек, 11.00 утра – от ипподрома и Белорусского вокзала начинают свое движение две колонны.

"У нас радио было, я жила с тетками, которым было 15-17 лет. Событие было невероятное, и они сказали, что обязательно пойдут посмотреть на это, и я увязалась с ними", – вспоминает Галина Буравлева.

"Не хотелось ни смеяться, ни говорить ничего – стояла глухая тишина, – рассказывает Николай Аничкин. – Люди стояли молча. Вряд ли кто-то улыбался. И немцы шли молча, слышен был только гул шагов по мостовой".

К полудню москвичи заполняют улицы. С каждым часом пленным идти все сложнее, температура воздуха достигает 40 градусов. Печет солнце, на небе – ни облачка, начинает плавиться асфальт. При этом у многих солдат вместо обуви портянки.

"Сначала было любопытство, а потом я видела, что многие плакали, – рассказывает Галина Буравлева. – То ли от счастья, что кончилась эта война, то ли жалко их было. Смешанное чувство. А потом я помню, что кто-то сказал: "Чего вы искали, к чему пришли?"

Возмущения общественности

Маргарита Парамонова вместе с подругами узнала о шествии только в середине дня, а потому девушки успели только на его грандиозный финал. К этому времени суровое молчание в толпе зрителей сменилось шепотом.

"Конечно, их осуждали. Что заслужили, то и получили. Гордость была за наших, что немцы не победителями идут по Москве, а побежденными", – вспоминает Парамонова.

Кто-то из горожан пытается передать изможденным пленникам воду и сухари, кто-то кидается на оцепление, чтобы пробраться к заклятым врагам. Это никому не удается, конвоиры не подпускают никого к марширующим.

"Вряд ли были равнодушные созерцатели среди тех, кто стоял там. У всех либо кто-то на фронте, либо погиб, Москву бомбили", – говорит Вячеслав Романченко.

По словам Сергея Липатова, те пленные, которые приняли участие в шествии, вспоминали, что некоторые в них бросали камнями, но это были единичные случаи, и что милиция, стоявшая в оцеплении, сразу же на это реагировала.

Операция "Большой вальс", 1944 год

Парад длится чуть больше 5 часов. К 19.00 все немецкие солдаты рассортированы в вагоны и отправлены в лагеря по всей стране. Только генералы остаются в Москве, многие из них начнут сотрудничать с советской властью. Некоторым даже удастся вернуться на Родину и продолжить карьеру.

"По улицам Москвы прошел и командир 12 армейского корпуса 4-й Армии, он же был временно исполняющим обязанности командующего 4-й Армией, генерал-лейтенант Винцент Мюллер. Он впоследствии стал сотрудничать с комитетом "Свободная Германия" и потом стал начальником генерального штаба национальной народной армии ГДР", – говорит Сергей Липатов.

"Большой вальс" вызвал неоднозначную реакцию международного сообщества. С одной стороны, вместо восхищения советской мощью лидеры ряда стран выразили недовольство. Посчитали проведение подобного парада унизительным и недопустимым. С другой, парад пленных сделал свое дело – мир начал верить, что гитлеровскую армию возможно победить.

"Не нарушались никакие международные конвенции в отношении пленных, которые точно определяют, сколько те могут пройти в день, чтобы не допускался бессмысленный прогон пленных на большие расстояния – все это было соблюдено", — рассказал Сергей Липатов.

Через несколько лет Советский Союз подпишет Женевскую конвенцию, запрещающую подобные марши военнопленных. Парад побежденных навсегда уйдет в историю и никогда не повторится.

Сюжет: Городские истории

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика