Москва 24

Культура

20 сентября 2013, 18:21

Рома Либеров: "Каждый режиссер хочет, чтобы его кино смотрели"

12 сентября состоялась премьера фильма отечественного режиссера Ромы Либерова “ИЛЬФИПЕТРОВ”, посвященного известным писателям-сатирикам. Картина является продолжением так называемого “писательского цикла”, Либерова, в который входят ленты "Разговор с небожителем" о поэте Иосифе Бродском, "Написано Сергеем Довлатовым" и другие . “ИЛЬФИПЕТРОВ” – это сочетание неигровых съемок и мультипликации. В озвучке фильма приняли участие артисты Михаил Ефремов, Сергей Маковецкий и Игорь Золотовицкий.

Режиссер Рома Либеров рассказал в интервью сетевому изданию M24 о том, как проходили съемки картины, зачем нужны фильмы о писателях и почему в России нет киноиндустрии.

Рома Либеров. Фото: предоставлено Либеровым

- Почему в своем творчестве вы обращаетесь к литературе и ее героям?

- Так сложилось, что я люблю литературу, она кажется мне основополагающим видом искусства. Любовь к литературе проецируется на конкретных авторов. И в жизни, так или иначе, сменяются разные периоды, когда в тебе резонирует та или иная судьба. Удовольствием, радостью, счастьем или несчастьем от знакомства с писателями хочется поделиться. Обычно, когда нам в жизни что-то нравится (по модулю), мы непременно хотим этим поделиться. Сейчас такое явление приобрело форму “лайков”, перепостов, ретвитов, - мгновенной реакции.

У меня существует чувство привязанности к некоторым писателям и их текстам. Даже не знаю, выражаю ли я что-то, делюсь ли или просто экстраполирую на наше время ушедшую эпоху… “Когда б вы знали, из какого ссора растут стихи, не ведая стыда…”, – я бы назвал это так.

Литература увлекает меня настолько, что последние полгода – в связи с некоторыми личными переживаниями - я даже не могу толком читать, настолько остро колются предложения. Стал читать с перерывами и лишь по несколько абзацев.

Когда-то возникла ситуация, в результате которой появилась возможность создать фильм с нищенским бюджетом, – так стало кино о Юрии Олеше. Потом мы поняли, что фильм об Иосифе Бродском вот-вот может случиться, и он случился. Затем надвигался юбилей Георгия Владимова, и удалось сочинить работу о нем. Потом был фильм “Написано Сергеем Довлатовым”, потому что нельзя было этого не сделать. Сейчас – “ИЛЬФИПЕТРОВ”.

- Что вдохновляло вас в процессе создания картины? Связано ли это с дочерью Ильфа Александрой Ильиничной?

- Когда вы на что-то нацелены, то понимаете, что это займет необратимое время вашей жизни. Сколько в жизнь вместится фильмов? Даже в очень длинную жизнь - не слишком много, действие требует времени. Работа "ИЛЬФИПЕТРОВ" заняла у нас полтора года ежедневного труда. Поддерживает и вдохновляет в процессе целый ряд факторов, но Александра Ильинична была и есть, безусловно, важнейший.

-Название фильма пишется в одно слово – “ИЛЬФИПЕТРОВ”. Для чего был использован такой прием?

- Разве когда вы слышите сочетание фамилий Ильф и Петров, вы не воспринимаете это как одно слово? Буквосочетание стало именем нарицательным. Никакой дополнительно припрятанной идеи в этом нет. Хотелось бы, чтобы зрители, покинув кинозал, унесли с собой отдельных Илью Ильфа и Евгения Петрова.

Кадр из фильма "ИЛЬФИПЕТРОВ". Фото: предоставлено Либеровым

- Вы выступали также и в качестве сценариста. Как создавалась эпоха Ильфа и Петрова?

- Для начала ты должен прочитать все, что написано Ильфом и Петровым вместе, каждым по отдельности; все, что было написано в письмах женам, друзьям, воспоминания. Вы не можете ограничиться только Ильфом и Петровым, вы так или иначе вынуждены перечитывать Маяковского, Гехта, Бабеля, Олешу, Катаева. В итоге это превращается в несколько десятков томов разных произведений, которые ты сначала должен перечитать, впитать и потом понять, какую эссенцию ты хочешь из всего этого получить, какую историю ты хочешь донести. Потом начинается работа над сценарием, в зависимости от задачи. Феллини сказал, что режиссура – это отбор, это касается всех видов искусства. Получилось ли? - я не слишком знаю, поскольку нахожусь внутри.

- Почему в качестве художника-иллюстратора выбрали Александра Лабаса?

- С одной стороны, это мог быть Лебедев, Дейнека и масса других имен, но вдруг стало понятно, что живопись Лабаса целиком отвечает нашей задаче. Мне показалось, что Александр Лабас, как настоящий авангардист, уловил затакт наступающего времени, у него почти нет черного цвета, он как ребенок - немножко остался вне того, что это страшное время с собой принесло. Это была романтика и надежда в чистом виде, которая присутствует в произведениях Ильфа и Петрова. Потом начались какие-то странные совпадения: Илья Ильф лечился в Крыму в 35 году, оказалось, у Лабаса есть серия «Крым» ‘35 и ‘36 года, и дальше, дальше… А когда я познакомился с Ольгой Михайловной Бескиной-Лабас, племянницей и наследницей, то все окончательно стало на свои места, потому что... В итоге почти вся мультипликация в картине, созданная незаменимой Ниной Бисяриной, основана на оригинальной живописи Александра Лабаса.

Кадр из фильма "ИЛЬФИПЕТРОВ". Фото: предоставлено Либеровым

- Кого можно назвать зрителем фильма “ИЛЬФИПЕТРОВ”?

- Каждый режиссер хочет, чтобы его кино смотрели, поскольку, когда нет зрителя, нет кино. Другое дело, что беда состоит в том, что на разных встречах со зрителями я часто спрашиваю, что такое кино, и сколько это ни происходило, только один или два раза в конце череды ответов звучало слово “искусство”.

Все забыли, что кинематограф – это искусство, подавляющее большинство людей приходят в кино, чтобы развлечься, и они в этом не виноваты. В этих условиях мало кто готов прийти и приложить усилия. Зачем человеку, приходящему в кино и вносящему деньги за билет, еще прикладывать усилия? В этом смысле, к сожалению, я боюсь, что наше кино не может развлечь, и мне жалко, что это так. Оно способно было бы!, но для этого надо приложить немножечко усилий. Те, кто готовы приложить эти усилия, не пожалеют и будут раз (от?) влечены, а лучше вовлечены. А те, кто нет, не обязаны этого делать. И я не знаю, как подстроиться под эту ситуацию.
Например, с 1917 по 1920 год в Одессе четырнадцать раз поменялась власть. Зритель может этого не знать, фильм не про это. Я не могу долго это объяснять, как это было, подобные вещи решены образно. Я, конечно, переживаю, что образ может быть прочитан не каждым зрителем.

- Ждать ли новых фильмов о писателях? Ваш любимый писатель - Платонов, может, появится кино о нем?

- Кто придет в кинотеатр на фильм об Андрее Платонове? На создание кино тратятся деньги, которые – заметьте, не государственные. И эти деньги нужно не просто вернуть, а попытаться заработать. Заработок становится бюджетом следующих работ. Когда ты делаешь фильм о Платонове, должно понимать, что шансов нет.

Я думаю, что следующая картина будет об Осипе Эмильевиче Мандельштаме, и я уже понимаю, что вернуть эти деньги невозможно. Если фильм о повально любимом, читаемом Сергее Довлатове с трудом возвращает собственный бюджет, если картина об Ильфе и Петрове вряд ли вернет затраченные на неё средства, то что говорить о Мандельштаме и Платонове?

- Расскажите о финансовой стороне проекта?

- На сайте планета.ру мы организовали краудфандинг. Краудфандинг – это когда ты на чем-то работаешь и просишь тебе помочь, и помогают те, кто так или иначе заинтересован. Мы собрали очень небольшую сумму, которая, в частности, была израсходована на оплату работы звукозаписывающей студии. Это мизерная доля бюджета, но все равно ее можно считать большим вкладом. Основной же бюджет был сложен из того, что мы заработали фильмом о Довлатове. Когда деньги закончились, я не представлял, как дальше работать, взял крупную сумму в долг, а потом возникли отношения с «Первым каналом», случилась «предпродажа», появились деньги, и мы смогли продолжить съемки в Америке.

- С чего началось ваше увлечение кино?

- Я всегда хотел заниматься кино. В 14 лет мою жизнь разделил фильм Алана Паркера. Помню этот день, этот дом: я увидел фильм “Стена”, вышел курить в подъезд и понял, что полтора часа назад я был совсем другим человеком.

И недавно я вдруг подумал, что фильм “Стена” – это совмещение игровых и неигровых съемок, использование мультипликации. Неужели тогда во мне было это заложено, а я до сих пор не чувствовал?

- Как вы оцениваете состояние документального кино в России?

- Индустрии кино в России не существует, есть отдельные попытки сделать кино. Не существует отношения к кино, оно не играет важной роли, встречается колоссальное количество хамства со стороны государства, прокатчиков, фестивалей, кинотеатров. Индустрия – это общение людей, актеров, институт режиссеров, сеть кинотеатров, система проката, система инвестирования, такого в нашей стране нет.

Неигровое кино появляется. Например, Екатерина Еременко с трудом сделала картину “Чувственная математика” и сейчас сама занималась и занимается прокатом. Моя однокурсница Юля Панасенко сделала картину “Outro”, Наташа Кадырова сняла картину “Анатомия любви”, которая оказалась относительно успешной. Но все это делается отдельными усилиями вне рамок индустрии.

Кадр из фильма "ИЛЬФИПЕТРОВ". Фото: предоставлено Либровым

- Министерство культуры разработало программу, которая материально поддерживает режиссеров-документалистов. Насколько реально сегодня режиссеру получить эти деньги?

- Я не работаю с государством, считаю невозможным сотрудничать, тем более – принимать государственные деньги. Мне кажется, - это стыдно, это развращает. Это невозвратные деньги, ты никак не отчитываешься, никто не следит за качеством, того, что ты делаешь. Не контролирует, донесешь ли сочинение до зрителей.

Кроме того, в ситуации, которая сложилась в стране, брать деньги на кино у государства, мне кажется неприемлемым лицемерием. Если государство хочет помочь, то у меня есть масса идей, как это сделать, не развращая. Например, для того чтобы фильм оказался в кинотеатре, ты должен сделать прокатное удостоверение, для получения которого надо потратить немало денег и пройти большое количество бюрократических процедур. Чтобы поддержать отечественное кино, надо упростить эту процедуру, ведь не так много российских картин – мягко говоря – выходит в прокат.

Какое-то количество государственных рекламных площадей можно предоставить для рекламы фильмов. У нашего фильма, к примеру, нет денег на рекламу. Размещение материалов в правительственных газетах тоже стало бы реальной помощью. Впрочем, это пустое, если, говоря о поддержке, имеют в виду идеологию.

- Насколько жанр вашего фильма востребован, и как снять востребованное кино сегодня?

- У меня нет рецепта, поскольку я пока не снял кино, которое смотрят взахлеб, и вряд ли я такое кино создам. То, что мы делаем – это скромные работы, доступные скромному количеству людей. Благодаря показу на телевидении наши фильмы становятся чуть более известными. И если мы снимем фильм о Мандельштаме, - посмотрим, насколько широкую аудиторию он заинтересует.

- Где смотреть фильмы Ромы Либерова? Их нет в легальном доступе в Интернете, они не продаются на дисках…

- Сейчас их можно посмотреть только пиратским образом, поскольку права выкупили телеканалы. Но вот уже на вторую картину права целиком принадлежат мне. Скоро появится “Написано Сергеем Довлатовым” на DVD в интересном решении – это будет арт-объект, “ИЛЬФИПЕТРОВ” тоже появится на диске.

Есть компания, которая попытается заняться тем, чтобы удалить пиратские версии фильмов. Они могут ответить за 95%, но 5% останутся недосягаемыми. Это беда, потому что кино – первый и единственный источник нашего существования.

Екатерина Кадушкина

24 сентября зрители, которые придут на показ картины "ИЛЬФИПЕТРОВ" в кинотеатр 35mm, получат возможность пообщаться с режиссером лично - в рамках вечера состоится встреча с Ромой Либеровым. Начало мероприятия в 19:00.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать