24 декабря, 2015

Группа "Муха": "Мы не боялись плохих отзывов"

Поделиться в социальных сетях:

Фото предоставлено музыкантами

Творческий тандем Антона Якомульского и Саши Чугоновой – наглядный пример существования двух ярких творческих фигур в современном форматном пространстве. Их песни, пожалуй, одни из лучших образцов яркого поп-рока, востребованы у клубной аудитории и изредка удостаиваются внимания устроителей крупных фестивалей. "Муха" – коллектив, работающий в привычном для многих талантливых музыкантов режиме – основное место работы и музыка. Это не мешает группе играть концерты и записывать пластинки. Новый альбом "У меня в голове" – великолепный образец хитовой легкости и современной поэзии от жителей большого города. Обозреватель m24.ru Алексей Певчев встретился с Антоном и Сашей, чтобы обсудить новую работу, музыкантское счастье и то, почему они никак не достигнут дзэна.

– "У меня в голове" – ваш четвертый альбом. Группа существует более десяти лет. Ваши песни изредка звучат на радио, вас иногда зовут на фестивали, но вы остаетесь, по большому счету, клубным коллективом. Как бы вы сами охарактеризовали ваш статус в музыкальном пространстве?

Саша: Велика вероятность скатиться в банальности, но мы видим себя музыкантами, стоящими особняком. Мы в меру сил стараемся сочетать музыку и текст, создавая свой саунд. Вероятно, поэтому получается, что мы не попадаем ни к тем, кто тяготеет к текстам, ни к тем, кто делает акцент на музыке. Для себя мы сами придумали термин "свинг-рок" и его придерживаемся.

Антон: Я немного подкорректирую. Думаю, мы одни из немногих, кто ратует за общечеловеческие ценности, за настоящие отношения между людьми. Еще совсем недавно фраза "Я тебя люблю" произносилась вживую, ну максимум отправлялась в конверте. И люди отвечали на это не смайликом, а словами, произнесенными вслух.

Саша: Недавно в одной беседе мне сказали, что я необычная – чересчур открытая, неясно, как со мной общаться. Да легко со мной общаться! Я абсолютно открытый человек и говорю то, что у меня на уме. Люди не готовы к общению. То есть они с удовольствием украдкой посмотрят на обнаженное тело в разных позах, лайкнут это дело, или сами снимутся в обнаженном виде, но обнажить свою душу, поговорить честно и прямо о каких-то простых вещах им сложно. Все интервью, все договоренности о концертах происходят в Фейсбуке, Вконтакте и по мейлу. Ты просишь человека позвонить, потому что у тебя нет времени на общение в сети, но люди боятся, это же слова нужно подбирать, усилия прикладывать. Что касается нашего места в шоу-пространстве... Антон занимается звуком, и он радеет за то, чтобы нашу музыку можно было послушать не только через ноутбук, но на хорошей аудиосистеме. Нам говорят: "Зачем вы столько паритесь, все равно все слушают музыку в mp3, зачем изобретать велосипед, когда есть то, что себя зарекомендовало и отлично работает?!" Но Антон – фанат звука. Я тоже в каком-то смысле, но у него это доходит до идиотизма! Он хочет, чтобы человек включал музыку, и она бы его обволакивала со всех сторон, а не врезалась в мозг мp3-шпильками.

Видео: [URLEXTERNAL=http://www.youtube.com/watch?v=FgIp5D7O5js]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: Группа МУХА


– На момент начала работы у вас уже был приличный музыкальный опыт. У Саши – пара альбомов и один суперхит, у Антона двадцать лет работы в "Ногу Свело". Тем не менее почти все альбомы "Мухи" не имели широкого резонанса. На этот раз интернет кипит восторгами, песня с него пошла на радио. Вам это удивительно или уже обыденно, так как слишком долго ждали?

Саша: Ты знаешь, мы были готовы к худшему – например, к тому, что альбом не заметят, все-таки для артиста это самое страшное! Мы не боялись плохих отзывов, которые, как известно – лучший пиар. Но мне вдруг позвонили и написали немало очень уважаемых нами людей, чтобы поздравить. Все они говорили примерно одно: мы их удивили и порадовали. Причем, звонили те, которые – я точно знаю – не врут и не льстят. Если бы им не понравилось, они бы просто промолчали. На три предыдущих альбома такой реакции не было.

Видео: [URLEXTERNAL=https://www.youtube.com/watch?v=Rk8T6oU2wVQ]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: оубейбибейби


Антон: В последний момент мы переделали альбом практически полностью, изменили его звучание. Специально ушли от тренда, чтобы альбом выделялся на современном фоне – пусть даже своей старомодностью. Старомодность в этом альбоме нарочита.

– Может, отечественным станциям нужна музыка чуть попроще? Вы же видите, что сейчас в топах станций. Вам наверняка говорили, как надо.

Саша: На одной поп-радиостанции мне в лицо довольно прямо и цинично сказали: "Ваши песни – это слишком сложно. Напиши попроще, попримитивнее, для масс. Массы слушают говно. Прогнись, ну что тебе стоит?" Я пообещала подумать и пошла писать свои песни "не для масс".

– Поскольку попадание в радио- и ТВ-эфиры подчинено сложной схеме, где учитываются интересы рекламодателей и уровень восприятия публики, давайте поговорим о кино. Ваши песни и музыка могли бы вполне логично смотреться в большинстве российских фильмов и сериалов.

Саша: Наши песни действительно брали в кино. Виталий Мухаметзянов взял нашу песню "Капли" в фильм "Здравствуйте, мы ваша крыша" еще в самом начале нашего пути. Потом был фильм "Беглянки" режиссера Юсупа Разыкова, в котором играли Егор Бероев и Екатерина Гусева. В фильме "Беглянки" звучат четыре наши песни. Просто фильм прошел незамеченным, к сожалению, ну и наши песни вместе с ним. Песня "НЛО "Надежда" стала заглавным треком милого скетч-сериала "Дети Life". Потом ребята из группы "Ундервуд" – Макс и Володя – позвали меня спеть песню для мультфильма "Возвращение Буратино". Хороший, кстати, мультфильм, он вышел, по-моему, в 2014 году. В общем, это как в рекламе "у наших макарон есть имя", только их никто не помнит. Мы из такой же серии.

Фото: facebook.com/mookhaband

На каждом концерте к нам подходят люди, которые говорят: "Я же вас слышал сто раз по радио, так это вы были?!" Проблема в том, что мы, как и большинство наивных музыкантов, до последнего надеялись, что напишем песню, и этого будет достаточно для успеха. Увы, это не так. Оказалось, нужно придумать форму песням, а нам – визуальный образ. Потому что шоу-составляющая не просто важна, а зачастую важнее всего остального. Встречают по одежке. По большому счету, это та часть работы, которую на западе выполняет огромная команда стилистов, продюсеров, имиджмейкеров. У нас всего этого не было, на создание собственного звучания и имиджа – собственной формы – ушло несколько лет проб и ошибок.

Помог случай. Мы поддались всеобщей панике и решили поучаствовать в телешоу. Чтобы не скучать, стебанулись, нацепили бороды, рукава с татуировками и парики. И сыграли в этом виде приджазованную версию песни "Микрофон". Эффект был моментальный: мы прошли и кастинг и первый тур. Все члены жюри сказали нам однозначное "да". Правда через некоторое время нам позвонили и велели расслабиться – сказали, что снимать нас почему-то больше не будут. Видимо, наш образ оказался слишком ярким для телеэфира (смеется).

Видео: [URLEXTERNAL=http://www.youtube.com/watch?v=Bq5qV0fcqZg]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: Группа МУХА


Антон: Что касается кино. Довольно часто говорят, что наша музыка подходит для кино, и, честно говоря, мы с этим согласны. Для меня важно, получается из песни картинка или нет. Даже не картинка, а мини-фильм, история. Если фильм не получается, то для меня это не песня, и я про нее забываю. К тому же из большинства наших прошлых песен мы выросли и больше не исполняем их на концертах.

Саша: Я очень люблю "Картинки с выставки" Мусоргского. Всегда мечтала так же "рисовать" музыкой.

– Вам не кажется, что с такой позицией вы попали немного не в свое время? Сейчас, когда музыка перестала играть такую роль, какую она играла в 60-е, 70-е, 80-е и даже 90-е?

Антон: Я уверен в обратном. Понимаешь, может меняться политическая система, может меняться отношение людей к носителям – винил, mp3, CD. Машины из "Жигулей" превращаются в "Форды", но при этом во всех этих ситуациях человек втыкает наушники в уши и слушает плеер. Просто вопрос в том, что сейчас всего очень много, оно выпрыгнуло, возникло неожиданно, как букет в руках фокусника, и люди теряются. Они начинают слушать все подряд и не могут понять, что хорошо, а что плохо, что качественно, а что не очень, что от души, а что ради лайка Вонтакте. Если раньше было несколько групп, и люди их разбирали по косточкам, то сейчас всего много, они просто бездумно едят все, как фастфуд. Поэтому никакого музыкального безвременья здесь нет. Идет совершенно обычный процесс. Когда я был совсем маленьким, мне говорили: "Что вы за бред слушаете, вот раньше была музыка!" Сейчас говорят все то же самое. Музыка, изобразительное искусство, кинематограф – это вещи, которые будут с человечеством всегда, и время их не касается.

Саша: Показательный пример – альбом Led Zeppelin IV. Все журналисты хаяли эту пластинку, после чего Джимми Пейдж сказал, что он "больше никогда не читал рецензий". Ты записал песню и получил от этого определенный кайф. Вроде вот только что ничего не было, а через минуту уже появились ноты, слова, звуки, все стало обрастать мясом, и вот уже появилась песня. А потом ты ее выпускаешь на носителе или в интернет выкладываешь и видишь, что ее услышали десять тысяч человек и эта песня тебе уже не принадлежит, она живет своей жизнью. Люди ее слушают, и это – самое главное.

– Получается, у вас все есть? Эфиры, музыка для фильмов, признание в интернете. Редкое состояние, когда независимый музыкант всем доволен.

Саша: Мы никогда не бываем всем довольны. И поэтому мы – абсолютно счастливые люди. Нам есть куда расти и за чем бежать. Ради чего жить и делать музыку. Индейцы говорят, что человек начинает болеть, когда теряет мечту, цель. Нам это не грозит, мне кажется.

Фото: facebook.com/mookhaband

Антон: Нам каждый раз кажется, что того, чего мы достигли, нам мало. Вот сейчас нашу песню крутит "Наше Радио", потом, может быть, возьмут еще куда-нибудь, и все равно будет мало. Человек – существо жадное, и достигнуть дзэна может только тот, кто замкнулся, ушел в себя. Нам этого не достигнуть по одной простой причине – музыка не подразумевает дзэна. Понимаешь, это как ступени, которые ведут непонятно куда, и при этом я не хочу знать, куда они ведут. Признание – это тот выдох, который ты делаешь, когда все-таки забрался на ступеньку, но это мгновение перед очередным усилием. Это лестница в небо.

Саша: Сколько раз у нас это было. Сначала надо попасть на радио! Ну, вроде попадаешь, ждешь – вот сейчас все изменится, можно будет передохнуть. Но ничего в твоей жизни и в голове твоей не меняется. Потом думаешь: это все потому, что у тебя клипа нет. Надо снять клип! Снимаешь. И опять ничего. Вся наша музыкальная деятельность – это гонка по трассе. Кто-то мчится по трассе, которая проходит через "Евровидение" и шоу "Голос", кто-то выбирает западное направление и стремится попасть на фестиваль Sziget. А третьи вообще никуда не спешат: они просто снимают смешные ролики и выкладывают на YouTube – и на их концерты тоже ходят.

Спроси каждого: ты добился, чего хотел? Я уверена, 99,9 процентов ответят: пока нет. Вот мне кажется, воскреси Леннона, спроси у него, что он хотел? И он ответит, что до сих пор не знает. Вся наша жизнь – это путь. Пока живем – движемся. Слава Богу, есть куда стремиться, страшнее, когда ты вдруг достигаешь какой-то намеченной цели. Конечной цели. Я часто думала о "Клубе 27". Все эти гениальные люди были на верном пути, но почему-то в какой-то момент они вдруг съехали в кювет. Причем абсолютно осознанно. Помнишь, как это было с Эмми Уайнхаус? Я смотрела на нее и думала – Господи, зачем, что делаешь? Ей был дан такой дар, но почему-то она тоже не выдержала. Большая слава и вседозволенность на фоне одиночества, наверное, всему виной… Не справились ребята. Может, просто достигли своей конечной цели?

Видео: [URLEXTERNAL=http://www.youtube.com/watch?v=OPffnIgrqQA]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: Группа МУХА


Антон: В 1982 году мы с одноклассником Лешкой Осиповым – теперь уже заслуженным артистом России, актером театра Et’Cetera – сидели бренчали на гитарах на его кухне в коммунальной квартире, слушали Deep Purple и обсуждали, как круто было бы с ними сыграть на одной сцене. Для нас это было недостижимо. И вот в 1997 году это сбылось. Мы с "Ногу свело" разогревали Deep Purple на стадионе "Динамо" в Киеве. Тогда сбылась моя главная на тот момент мечта. Но, слава Богу, она не стала конечной: тут же нарисовались новые мечты.

– Тем не менее не может быть, чтобы вы не ставили перед собой определенной задачи, или, проще говоря, не желали бы наступления какого-то нового этапа?

Саша: Мы очень хотим, чтобы наша музыка нас кормила, потому что, по большому счету, конечно, она нас пока не кормит. Я бы хотела жить музыкой и думать только о ней, она ведь, стерва, такая ревнивая! Измен не прощает. А мне приходится ее уговаривать, кормить обещаниями и искать с ней компромиссы. Пока она меня прощает, но скоро может прекратить. Я боюсь, что сегодня в России жить за счет своего творчества – это практически недостижимая цель для музыканта. Роскошь, которую могут позволить себе пара десятков артистов. Хотя, есть подозрение, что и эти артисты в последнее время перешли с черной икры на красную. Но я уверена, в нашей многомиллионной стране достаточно тех, кому понравится наша музыка. Хочу, чтобы они имели возможность ее услышать. Даже если это один процент населения, это уже почти полтора миллиона человек. Не так уж и мало, правда?

Антон: Сейчас у нас задача чуть-чуть отдохнуть от звука, побыть в тишине и опять приняться за работу. Мы же как муравьи: вечно строим свой муравейник, таскаем тяжести, превышающие вес собственного тела. А для чего? Чтобы строить.

Саша: При этом мы никогда не будем довольны размером этого муравейника. Пока мы живы, мы будем его строить. Все выше и выше.

Антон: Ну а как остановиться? Это ужасно интересно, когда ты лежишь, уже засыпаешь, и вдруг подскакиваешь оттого, что к тебе музыка пришла! Или текст. Хватаешь гитару, диктофон и давай записывать. Пока не запишешь, не уснешь. И каждый раз думаешь: вот как среди ночи могло это прийти, откуда? Я не знаю. Это очень странная штука, непознанная, и я думаю, никем никогда не будет познана.

Фото: facebook.com/mookhaband

– Значит, вами движет в первую очередь возможность заниматься любимым делом, невзирая ни на какие сложности и непонимание со стороны массового шоу-бизнеса. Как пел Башлачев – "простая работа жить"?

Антон: Пожалуй, так. Вот мы сейчас здесь сидим и беседуем, а через пару дней у меня появятся новые ноты, я заеду в студию, мы с Сашей о чем-то поговорим, а в понедельник будет новая песня.

Саша: Немногим в жизни достается такое счастье – умение себя выразить, отсюда столько агрессии. Люди не умеют свою необузданную энергию и раздирающие их мысли направлять в нужное русло. Вот и выливают друг на друга – как умеют. А я вот написала стишок какой-нибудь и испытала удовольствие, сродни оргазму. Ведь зачем люди занимаются сексом? Помимо того, что это приятно, это еще и потрясающая психическая и энергетическая разрядка. Вот для меня заниматься музыкой – это то же самое. А значит, у меня в жизни больше оргазма.

Если бы каждый человек нашел такое дело, в котором он мог бы реализоваться, агрессии и насилия было бы в разы меньше. Большинство людей не знают, что такое самовыражение. Они ходят на скучную нелюбимую работу, а потом приходят домой и начинают "самовыражаться" в сети. Или – что еще хуже – детей своих колотят. Жену поедом едят. А может, в них спит великий художник или скульптор? Приобрели бы гончарный круг, этюдник и жизнь заиграла бы новыми красками. Мы вот с Антоном себя нашли и нам от этого хорошо. А когда нам хорошо, то и людям вокруг нас хорошо – нашим родным, друзьям, поклонникам и просто случайным слушателям. Я это точно знаю, они нам сами об этом постоянно говорят!

Сюжеты: Интервью с людьми искусства , Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика