Москва 24

23 декабря, 2015

"Странные игры": "Бездельникам все равно подо что танцевать"

Поделиться в социальных сетях:

Фото: Владимир Заводский. Предоставлено Филиппом Сологубом

Группа "Странные игры" – явление для отечественного рока абсолютно нетипичное. В начале 80-х молодые ленинградские модники шокировали публику не меньше, чем московская группа "Браво". Удивительный коллектив, взявший на вооружение забавную смесь из ска, новой волны, стихотворений французских поэтов и шансонье, сейчас выходит на сцену нечасто. На этот раз 26 декабря "Странные игры" в "Мумий Тролль Music Bar" отметят 30-летие выхода своей самой популярной пластинки "Смотри в оба". Обозреватель m24.ru Алексей Певчев позвонил основателям группы Виктору Сологубу и Алексею Рахову в Петербург.

– Трудно представить, но нынешнее выступление приурочено к 30-тилетнему юбилею выхода альбома "Смотри в оба". Вы помните, в какой атмосфере происходила запись?

Алексей: В атмосфере конспирации и восторга. Лично я, когда впервые услышал группу со стороны, воспринял все всерьез. Сложилось ощущение, что в жизни случилось что-то неповторимое, и это надолго.

Виктор: Мы уже закончили институт и были не студентами, а настоящими инженерами! Записывались в свободное от основной работы время. Что-то писали в Малом драматическом театре, где своя специфика зала, что-то в легендарной студии Дома юного техника на Охте, которой руководил Андрей Тропилло. Там все выглядело более профессионально. И в том, и в другом случае интересные идеи рождались прямо во время записи. Было очень забавно!

Видео: [URLEXTERNAL=http://www.youtube.com/watch?v=KAG2wBhuMiQ]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: Orange Zmiy


– "Странные игры" были самым необычным коллективом ленинградского рок-клуба, резко отличаясь как от "Аквариума" и "Зоопарка", так и от "Кино", "Телевизора" и им подобным. Как вас принимала рок-клубовская тусовка?

Алексей: Принимали вполне нормально. Не хвалили особо, но и не ругали. Забавно было, когда запретили наши концерты на дискотеке в ЛДМ после того, как на первом выступлении мы вышли в белых рубашках с черными "селедками" и в солнцезащитных очках. Начальство усмотрело в этом пропаганду фашизма. Прямо как сейчас.

Виктор: Коллеги по цеху посмеивались, ведь мы не писали своих стихов, а использовали лучшие образцы европейской поэзии. Но все было доброжелательно, так как все мы тогда переиграли друг с другом в разных коллективах на записях, не говоря уже о концертах "Поп-Механике", где на сцене одновременно был практически весь Ленинградский рок-клуб.

– Общались ли вы с какими-то схожими по жанру московскими командами из Москвы?

Алексей: Как-то выпивали с музыкантами "Браво", но без Хавтана и Агузаровой. С нашим "АукцЫоном" раскланивались. Лично я достаточно часто виделся с Гаркушей, на пьянках в основном. Тогда это было обязательным атрибутом.

Виктор: Наш первый концерт в Москве был как раз с группой "Браво" в подвале общаги какого-то института, и все мы набились в одну гримерку. Частенько виделись с Сашей Липницким, который и познакомил нас с Петром Мамоновым. Все это было еще до "Звуков МУ". Позже мы пересекались со многими артистами независимо от стиля. В Москве много друзей: Юрий Орлов, Алексей Бортничук, Алексей Борисов, Вадим Степанцов, Сергей Летов, Сергей Галанин – это те, кого чаще вижу. С Петром Мамоновым недавно летели случайно в одном самолете.

Фото предоставлено Филиппом Сологубом

– В перестроечные годы почти все группы повезли по стране – как вас, таких необычных, принимали в городах и весях?

Алексей: Мы почти не успели этого понять, поскольку ездили мало. В Кингисеппе, в Прибалтике в Москве нас принимали отлично. Протянули, жаль, мы не долго.

Виктор: Все эти "массовые" гастроли начались, когда наша группа распалась. Так что "Странные игры" только сейчас, по большому счету, могут показать себя в других городах. Кстати, во Владивостоке мы уже успели сыграть на фестивале V-Rox. Приглашение туда отчасти и послужило толчком к нашему воссоединению.

Фото предоставлено Филиппом Сологубом

– "Странные игры" распались на "Игры" и "Авиа". Считается, что миру вместо одной отличной группы явились сразу две. Потом не стало и этих двух команд. А как думаете вы – не распадись тогда "Странные игры", в каком бы виде они встретили 2016 год?

Алексей: История не знает сослагательного наклонения. Но, если пофантазировать, то, думаю, это было бы тоскливое зрелище.

Виктор: Надеюсь, это не было бы каким-нибудь вечным "креольским танго".

Видео: [URLEXTERNAL=http://www.youtube.com/watch?v=dy0QFV5QzR0]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: Странные Игры


– Вы работали с Сергеем Курехиным – чем вам запомнилось это сотрудничество?

Алексей: Лично на меня произвело самое неизгладимое впечатление, как Африка во время моего саксофонного соло натравливал на меня скверно пахнущего похотливого козла, спасаясь от которого я носился по сцене, а Сережа – за мной с криками "Играй, играй, концерт срывается!" Ясный корень, я повелся. Пытался играть, ну а козел пытался делать свое.

Виктор: Общение с Сергеем было всегда интересным независимо от того, концерт ли это или просто прогулка по Ленинграду с заходом в книжные магазины. Выступление в "Поп-Механике" можно назвать мастер-классом игры в оркестре, всегда интересно и незабываемо. Без репетиций…. Постоянные сюрпризы, но главное – тобой управляет гениальный музыкант, и это приятно!

Фото предоставлено Филиппом Сологубом

– Одним из самых интересных ваших проектов стали "DeadУшки". Ваши ремиксы и полновесные альбомы с Гребенщиковым и Бутусовым сделали вас одним из самых сильных электронных составов. Тем не менее история у группы тоже оказалась недолгой.

Алексей: Мы тогда уперлись в непроходимую стену. Как-то этот стиль в массы не пошел, и Леня Бурлаков (продюсер, в разное время работавший с "Мумий Троллем", Земфирой и "Братьями Гримм" – авт.) быстро потерял интерес к проекту. "Да, это очень круто, но это не для России" – был его приговор. Менеджмент был никчемный, сами же мы в этом деле люди неискушенные. Как-то все вяло затихло. Замыслы появились уже потом.

Виктор: Вообще грех жаловаться. Благодаря "DeadУшкам" я вышел на новый уровень. Так увлекся электронной музыкой, что по сей день не могу успокоиться. В 2016 году 20-летие "Дедов". У меня есть идея собраться снова, если коллеги не будут возражать.

Фото предоставлено Филиппом Сологубом

– Алексей, как появились идея чудесного женского коллектива "СНЕГА" и чем они заняты сейчас?

Алексей: Они меня нашли сами, когда им понадобился аранжировщик. В их планах было исполнять качественный hip-hop и R&B. Ну я и выдал им такой R&B, что барышни в страхе убежали! Поработали с другими продюсерами, пообщались с попсовой гнилью и, слава Богу, поняли, что эта помойка не для них. На этот раз пришли ко мне с желанием работать вместе. Нынче у двух красавиц малышки по году с небольшим (одна при моем участии). Однако процесс идет: "СНЕГА" работают над программой в новой стилистике, которую можно обозначить как готический джаз. Весной приходите на премьеру.

– Выступления "Авиа", "Игр" и "Странных Игр", если и не часты, то все равно случаются. Совершенно очевидно, что для вас это не предмет заработка. Но что-то заставляет вас этим заниматься – желание дать огня, как в юности, отзывчивость аудитории (кстати, как вы полагаете – что она в вас находит), что-то еще?

Алексей: И то, и другое, и третье. Шикарный материал. Сейчас такой не сочиняют и не играют. У нас же в каждой ноте частичка жизни. Общаемся с вечностью.

Виктор: Те же ощущения, что и в 80-е… Просто занятие для души. Только вместо брата рядом на сцене сын! Это особенное чувство!

Фото предоставлено Филиппом Сологубом

– Судя по вашим аккаунтам на Facebook, вы абсолютно разные люди. Что же вас тянет друг к другу столько лет и что удерживает?

Алексей: Обратимся к физике для средней школы и вспомним, что разнополярные частицы притягиваются. И это, похоже, надолго. До гибели Вселенной.

Виктор: Это как маца с салом – "единство и борьба противоположностей". Но если без шуток, то Алексей – самый надежный друг на свете!

– Виктор, с вами сейчас играет ваш сын – насколько для вас это понятно и гармонично?

Фото предоставлено Филиппом Сологубом

Виктор: Это странное чувство. Я порой теряюсь, мне кажется, что рядом не сын Филипп, а брат Гриша, настолько у них похожи голоса.

– Филипп, а у вас какие ощущения? Ведь даже если вы росли на музыке ваших родителей, то сейчас явно предпочитаете совсем другую музыку?

Филипп: Это не совсем так. Начав играть в "Странных играх", я стал глубже вникать и интересоваться музыкой 80-х и слушаю теперь ее с большим удовольствием. Пожалуй, даже чаще, чем современную. Видимо, пропустив через себя звуки, атмосферу, тексты и играя с людьми, которые все это сочинили, я действительно переживаю некие внутренние метаморфозы. Играть на сцене со своим отцом… От этого идет по-настоящему мощная энергетика! Во время концерта я часто ловлю себя на том, что постоянно переглядываюсь с папой, как бы пытаясь понять, испытывает ли он тот же кайф, но напрасно (смеется). Дело в том, что на каждом концерте я вижу, как он с первой же песни уходит в какой-то музыкальный астрал, проживает все выступление в особой, параллельной реальности. Это очень круто, но, когда надо сказать ему что-то важное во время концерта, приходится повторить это три раза, и только после этого он вернется на минутку к реальности.

Фото: Владимир Заводский. Предоставлено Филиппом Сологубом

– Что, на ваш взгляд, неожиданно привлекло в вашей музыке публику-ровесницу вашего сына – общий кризис музыкальных идей, ведущий к тому, что люди ищут отрыва в достижениях прошлого? Вневременное очарование альбома "Смотри в оба" или они просто не думают, кто вы и когда все это сделали?

Алексей: Если люди приходят на наши концерты, значит, эта музыка им нужна. А что, как и почему – это каждый уже додумывает сам.

Виктор: Мне кажется, этим бездельникам все равно подо что танцевать.

Сюжеты: Интервью с людьми искусства , Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика