Москва 24

Культура

20 апреля 2018, 13:38

Великое обаяние рок-н-ролла: зачем музыканты посвящают себя трибьютам

Зачем музыканты создают свои рок-н-ролльные трибьюты Алексею Певчеву рассказали фронтмены московских групп.

Кому из любителей рок-н-ролла не приходилось с разной степенью успеха петь в унисон с кумирами и имитировать их движения? Вероятно, именно это и является первым побудительным мотивом для создания трибьют-группы.

Здесь миром правят не однодневные герои хит-парадов, а The Beatles, The Rolling Stones, The Doors, Pink Floyd и AC/DC – то есть те, чьи имена навеки вписаны в историю мировой музыки. Увидеть эти группы (за исключением, разве что, The Rolling Stones) в классическом составе уже не получится, так что роль трибьют-коллективу отводится не просто развлекательная, но и во многом – просветительская.

Зачем и почему музыканты создают свои рок-н-ролльные театры-трибьюты обозревателю портала Москва 24 Алексею Певчеву рассказали Сергей Родыгин (The BeatLove), Аким Веденин (aLAbambers), Александр Васильев (Stone Shades), Лев Скобичевский (Rain Day), Андрей Соколов и Максим Ширшаков (Easy Dizzy)

– Когда и при каких обстоятельствах вы впервые услышали материал группы, ставшей основой для вашего проекта?

Сергей Родыгин (Джон Леннон): Я вырос в семье меломана. У папы была и есть до сих пор огромная коллекция пластинок. Кажется, песни The Beatles звучали в нашем доме всегда.

Аким Веденин (Джим Моррисон): Точно не помню. Основные песни по радио, на сборниках слышал часто с детства. Альбомы The Doors я начал пытаться слушать ради и по настоянию своей девушки. Не особо впечатлился, честно говоря, так как был заядлым битломаном. Дальше второго альбома тогда дело не пошло. Но потом обстоятельства сложились по-другому.

Александр Васильев (Мик Джаггер): Очень давно, когда я был совсем еще юн, кто-то из старших товарищей принес кассету на которой были The Rolling Stones. Кстати, с первого раза они мне не понравились.

Stone Shades (Rolling Stones cover band). Фото: из личного архива

Лев Скобичевский (Дэвид Гилмор): Если говорить о музыкантах нашего возраста, мне кажется, что среди них не найдется ни одного человека, который бы не слушал группу Pink Floyd. Да, это было сложно: времена Советского Союза, железный занавес, бла-бла-бла. Конечно же, все это было очень нелегко достать, слушали на пластинках, где-то на записях. Многие пытались все это исполнять, потому что было понятно – это гениальная музыка и великая группа.

Андрей Соколов (Брайн Джонсон): Еще учась в техникуме в советские времена (начало 1980-х) у нас было круто приносить на уроки переносные кассетные магнитофоны и на переменах слушать с друзьями всякие записи западных групп. Вот на одной такой сходке я услышал композицию AC/DC "Highway To Hell".

– Какие песни стали первоосновой для вашего репертуара? Делали ли вы ставку на хиты или старались найти песни, которые находились на "второй стороне" пластинки?

Сергей Родыгин (Джон Леннон): С самого начала мы решили двигаться в хронологическом порядке – выбрали пару-тройку песен с первой пластинки, потом перешли ко второй и так далее. Конечно, первым делом брались за известные песни, но и "раритеты" в нашей программе тоже присутствуют.

Аким Веденин (Джим Моррисон): Мое "сотрудничество" с The Doors – это долгая история. Случилась она, благодаря группе _\\\Rocking Sun///_, предшественнице aLAbamers, которая, в частности, в свое время довела музыку The Doors до финала первого Московского чемпионата трибьют-групп. Тогда играли студийки-хиты. В aLAbamers все по-другому: тут полное соответствие концертным The Doors со всей непредсказуемостью, энергетикой и, соответственно, редкостями, которых нет на номерных альбомах.


Видео: YouTube/Pigmalion666

Александр Васильев (Мик Джаггер): Хиты, безусловно, стали неотъемлемой частью репертуара. Но мы играли и играем и не слишком известные песни "Стоунз". В данный момент в нашей программе все-таки больше хитов.

Лев Скобичевский (Дэвид Гилмор): Мы любим все песни группы PF, мы слушаем всю их музыку и мы играем всю их музыку. Но если быть откровенным, то с того момента, как вышел альбом The Dark Side Of The Moon, когда он перевернул весь мир, наверное мы и поняли, что нужно играть. Именно песни этого альбома стали основой для формирования ключевого репертуара нашей группы.

Максим Ширшаков (Ангус Янг): Прежде всего, мы ориентировались на знаменитый концерт AC/DC 1992 года в Донингтоне. Большую часть материала взяли оттуда. Естественно, там были все основные хиты, существовавшие на тот момент. В дальнейшем уже стали добавлять какие-то менее известные широкой публике песни и хиты, которые были выпущены после 1992 года.

– Любой музыкант, начиная с исполнения песен известной команды, постепенно приходит к собственным песням. Почему вы решили сконцентрироваться на трибьюте?

Сергей Родыгин (Джон Леннон): У меня никогда не получалось писать собственные песни, но душа требовала творческой реализации. Наверное, поэтому решил реализоваться через те песни, которые я люблю.


Видео: YouTube/The BeatLove – The Beatles tribute show

Аким Веденин (Джим Моррисон): Пока не то состояние Кармы. Заряжаюсь энергией Джима, чтобы перейти на новый уровень. Свои песни есть – ждут своего часа.

Александр Васильев (Мик Джаггер): В свое время у нашей группы было довольно много собственных песен. Вышел альбом, целиком состоящий из авторского материала. Переход к каверам произошел довольно плавно. Причину такого перехода сейчас, пожалуй, и не вспомню.

Лев Скобичевский (Дэвид Гилмор): Конечно же, у нас есть свой репертуар. Наши музыканты играют большое количество своих песен, но именно музыка PF для нас является проектом нашей души. Также как музыка Бетховена, Баха, Шуберта, которую изучают в консерваториях, музучилищах и играют на больших площадках, музыка PF заслуживает изучения и такого же тщательного и очень точного подхода к ее исполнению. Поэтому Rain Day существует исключительно для изучения музыки PF и донесения ее до аудитории.

Максим Ширшаков (Ангус Янг): Дело в том, что музыкант может не ограничиваться одним проектом. Многие из нас параллельно играют или когда-то играли в группах с авторской музыкой. У меня есть много своего материала. Трибьют – это своего рода возвращение в детство, когда многие из нас под записи подражали любимым рок-звездам, изображая пение или игру на гитаре. Теперь, когда мы научились действительно хорошо играть на музыкальных инструментах, мы можем поделиться этим ощущением со зрителями, при этом получая кайф от своей работы, что очень важно.

– А в чем принципиальное отличие трибьют-проекта от кавер-группы?

Сергей Родыгин (Джон Леннон): "Кавер-группа" – более объемное понятие. Можно сыграть The Beatles на балалайке в русской-народной манере, и это будет кавер. Трибьют подразумевает более аутентичное исполнение и бережное отношение к исходникам.

The BeatLove. Фото: из личного архива

Аким Веденин (Джим Моррисон): В том же, в чем отличие хорошего пивного паба от бара-ресторана. В первый приходят знатоки, ради наслаждения любимым напитком. Во второй идут все, понимая, что всегда найдется что-то на свой вкус поесть-попить – лишь бы выбор побольше. Ну и на заказ что смешают-приготовят. Поэтому первых – пересчитать по пальцам, а вторые, хоть и разного уровня, но на каждом углу.

С трибьютами и каверщиками так же.

Александр Васильев (Мик Джаггер): Трибьют старается полностью имитировать оригинал. Внешность, одежда, репертуар только одной группы. Иногда трибьют-группы играют пластинки своих любимцев целиком или переигрывают концертный тур своих кумиров. Мы в этом плане больше кавер-группа. У нас есть программа на два часа из песен "Стоунз", но мы играем и песни других звезд рок-н-ролла. У нас есть концертные одежды, но они не досконально копируют The Rolling Stones.

Лев Скобичевский (Дэвид Гилмор): На наш взгляд, принципиальное отличие трибют-групп от кавер-бэндов в том, что трибют – это точно выверенное, полностью идентифицированное и филигранно исполненное произведение. В том виде, в каком его задумал и произвел автор.

Кавер подразумевает какие-либо вариации на тему, предполагает свое видение, манеру и стиль исполнения. Трибьют – полное соответствие, максимально аналогичное тому, как исполнял и исполняет автор.

Максим Ширшаков (Ангус Янг): В первую очередь – это, конечно же, свобода обращения с музыкальным материалом. Музыканты кавер-группы могут позволить изменить исходную композицию так, как им вздумается. Поменять аранжировку, форму и даже текст! У трибьют-группы такого права нет. Плюс, конечно, визуально трибьют-группа должна быть похожа на свой прототип. Это включает в себя сценические костюмы, музыкальные инструменты, звучание и движения музыкантов оригинальной группы.

– Трибьют-проект это своего рода театр. Подразумевает ли ваша постановка выход за определенные рамки, импровизацию? Или для вас самое важное добиться полного сходства в мастерстве, манере исполнения, внешнем виде?

Сергей Родыгин (Джон Леннон): Наверное, вершина мастерства для трибьют-исполнителя – научиться импровизировать, не выходя за рамки образа. Но для этого сначала необходимо "влезть в шкуру" твоего персонажа.

Аким Веденин (Джим Моррисон): К счастью, попытка добиться сходства с The Doors подразумевает, в первую очередь, выход за рамки, импровизацию и полное сумасшествие. Наша "постановка" вроде бы достигает нужных результатов в данном направлении.

Александр Васильев (Мик Джаггер): Да, театр. И это очень хорошо, я считаю. Выход за рамки и импровизация у нас присутствует в полной мере – и это тоже хорошо.

Лев Скобичевский (Дэвид Гилмор): Безусловно. Как я и говорил, для нас важно именно полное сходство в манере исполнения, в технике исполнения, в антураже, внешнем виде. Если говорить о выходе за определенные рамки: посмотрите концерт того же PF с одной и той же программой на разных площадках и вы увидите, что каждый раз одни и те же произведения тот же Гилмор играет по-разному. Все зависит от настроения, состояния, ощущения артиста. Мы исходим из этого. В каких-то моментах и в каких-то местах мы играем одни и те же песни, но чуть-чуть по-разному. В любом случае, мы передаем полностью весь посыл этой музыки, всю ее энергетику и состояние, которое, как я думаю, соответствует тому, в котором это делали сами музыканты PF. Иначе передать все, что в этой музыке заложено, просто не получится.


Видео: YouTube/Rain Day Tribute

Максим Ширшаков (Ангус Янг): Конечно, для трибьюта очень важно добиться сильного сходства с оригиналом. Но каждый человек индивидуален, и вы просто не сможете на 100% стать другим персонажем. Естественно, мы позволяем себе импровизации в рамках нашего проекта, но стараемся делать это, придерживаясь стилистических рамок.

– До какой степени вы можете позволить себе внесение чего-то своего в исполнение и аранжировки?

Сергей Родыгин (Джон Леннон): Как правило, мы делаем упор как раз на аутентичность. На записях The Beatles иногда встречаются ошибки и ляпы. Даже их мы иногда копируем.

Аким Веденин (Джим Моррисон): Трибьют должен соответствовать оригиналу. Если оригинал не подразумевает изменения аранжировок от раза к разу, то и трибьют должен быть четким в исполнении. Если же, как у The Doors, на каждом концерте все было не как на предыдущем, то и у трибьюта есть некая свобода. Но всегда в музыкальном сопровождении есть какие-то поведенческие стандарты оригинала, которых люди ждут и хотят видеть и слышать, и которые нужно обязательно исполнить.

Фото: vk.com

Александр Васильев (Мик Джаггер): Не слишком. Основой такого рода деятельности является узнаваемость. У зрителя как бы должна играть пластинка или быть ощущение концерта или клипа.

Лев Скобичевский (Дэвид Гилмор): Как правило, мы стараемся не привносить в музыку PF ничего своего в исполнении и аранжировках. Конечно, иногда на репетиции или концерте, какое-то соло или нотку обыграешь чуть-чуть по другому. Иногда может показаться, что получилось, вроде бы, даже лучше, но потом начинаешь задумываться: а как можно сделать лучше, чем задумал автор?

Соколов Андрей (Брайн Джонсон): Бывают альбомные версии песен, у которых нет явной концовки – запись просто постепенно уходит в тишину. В этом случае, когда эта песня должна играться в концертной версии, мы можем придумать и свою концовку, но она не выбивается из основной канвы и выглядит естественно в стиле. Также позволяем себе импровизацию в некоторых гитарных соло.

– Почти все "оригиналы", к творчеству которых обращаются трибьют-проекты, в концертных версиях включают в репертуар кавер-версии рок-н-ролльной классики. Делаете ли это вы?

Сергей Родыгин (Джон Леннон): В репертуаре The Beatles было немало каверов. Например, песни Rock and roll music и Twist and shout, без которых не обходится ни одно наше выступление.

Аким Веденин (Джим Моррисон): The Doors всегда были скорее блюзовой группой. Рок-н-роллов как таковых они не играли, по крайней мере, чужих. Но на концертах звучали такие известные каверы, как Who Do You Love, Money (That’s what I want), а также кусочки таких песен, как Fever, Summertime, которые мы также включили в свой репертуар.

Александр Васильев (Мик Джаггер): Да, мы это делаем. Как раз рок-н-ролльную и ритм-н-блюзовую классику тоже. В основном, это песни отца основателя рок-н-ролла и любимца "Стоунз" Чака Берри.

Лев Скобичевский (Дэвид Гилмор): Я согласен с вами, что многие трибьют-группы так поступают, но мы этого не делаем. Наш внутренний интерес – сыграть так, как это сделано группой PF, поэтому мы в своей деятельности стараемся не привносить никакие каверы, вариации на тему. Мы не делаем свою концертную программу, а доносим до людей то, что сделали сами Pink Floyd.

Rain Day. Фото: из личного архива

Максим Ширшаков (Ангус Янг): У AC/DC есть такие композиции. Но мы пока еще до них не добрались. Слишком много у них своего отличного материала. Но, надеюсь, когда-нибудь мы все-таки сыграем песенку Baby Please Don’t Go с первого альбома, которая является кавер-версией одноименной композиции американского блюзмена Биг Джо Уильямса.

– Рок-группа (во всяком случае, в начале) – это, как правило круг единомышленников. Насколько это применимо к трибьют-проекту?

Сергей Родыгин (Джон Леннон): Наверное, в трибьют-проекте наличие единомышленников даже важнее, чем в рок-группе. Очень сложно заставить музыканта забыть про свои личные амбиции, отодвинуть в сторонку свое эго и начать играть чужую роль, если ему изначально не близка такая идея.

Аким Веденин (Джим Моррисон): Трибьют – это желание играть и хотя бы частично подражать только одной группе-оригиналу. Поэтому без единомыслия тут никак не обойтись. И его тут, пожалуй, должно быть гораздо больше, чем в любой кавер-группе.

Александр Васильев (Мик Джаггер): Да, лучше будет если в группе единомышленники. Так проще понимать друг друга. И играть вместе.

Лев Скобичевский (Дэвид Гилмор): Безусловно, любая рок-группа подразумевает в своем составе единомышленников. А творчество группы PF невозможно повторить, если их произведения играют не единомышленники. Волею судеб мы собрались в одном городе, в одном месте и решили, что это та музыка, которую мы хотим играть.

Все великие группы в своей деятельности порой привлекали для записи альбомов и концертов сессионных музыкантов, и мы, по мере необходимости, также применяем эту практику. Это абсолютно нормально, плюс позволяет нам подтянуть свое качество исполнения.

Соколов Андрей (Брайн Джонсон): Без единомышленников, как правило, невозможно начать ни одно дело. Рок-группа (да и трибьют) не является исключением, особенно если принимать во внимание, что в начале музыканты ничего не зарабатывают и существуют на голом энтузиазме. Иногда очень долгое время.

Это, кстати, ответ всем тем критикам, которые упрекают трибьюты в использовании чужого материала для зарабатывания больших денег.


Видео: YouTube/Easy Dizzy

– Подразумевает ли участие в трибьюте работу музыканта в каких-то других проектах на стороне?

Сергей Родыгин (Джон Леннон): Разумеется. У нас у всех много сторонних проектов. Кто-то пишет свои песни, кто-то играет в других кавер- или авторских коллективах.

Аким Веденин (Джим Моррисон): Безусловно. Зацикливание на чем-то одном в любой области ведет к шизофрении. Но, возвращаясь в свой трибьют-коллектив, надо забывать все другое и сливаться духом с оригиналом. Только тогда это будет классно.

Александр Васильев (Мик Джаггер): Да, подразумевает, но во вторую очередь.

Лев Скобичевский (Дэвид Гилмор): Знаете, вот точно могу похвастаться тем, что музыканты в нашем коллективе – действительно профессионалы. Помимо нашего проекта каждый играет в других коллективах как в основном составе, так и в качестве сессионных музыкантов. Играют совершенно разную, многожанровую музыку. В этом и есть профессионализм, в этом и есть умение быть профи – играть все, что тебе нравится, все, что хочешь сыграть. Поэтому, безусловно, у нас нет никаких рамок, нет никого в наручниках, прикованных к батарее. Но когда мы работаем с нашим трибьют-проектом, мы работаем над тем, что вы слышите на сцене.

Максим Ширшаков (Ангус Янг): Конечно! У нас не может быть абсолютно одинаковых музыкальных вкусов. Каждый человек свободен в своем творчестве. Главное, чтобы параллельные проекты не мешали друг другу.

– Контачите ли вы с родственными трибьют-проектами за рубежом, удавалось ли вам играть на профильных фестивалях и каких успехов вы добились?

Сергей Родыгин (Джон Леннон): У меня в Facebook масса френдов из зарубежных трибьют-коллективов. С некоторыми регулярно поддерживаем связь. В 2015 году мы выступали на знаменитом фестивале BeatleWeek в Ливерпуле, на родине The Beatles. Ежегодно туда приезжают порядка 70 групп со всех концов света. Мы сыграли там 11 концертов, в том числе три раза на сцене знаменитого The Cavern Club, где когда-то начинали свою карьеру "битлы". В марте 2016 года мы выступали на битловском фестивале во Франции, уже в качестве хедлайнера. В этом году нас опять позвали в Ливерпуль.

Аким Веденин (Джим Моррисон): К сожалению, практически нет. Не уверен, что вообще бывают мировые The Doors-фестивали. Пока задача – развить группу хотя бы локально до должного уровня.

Александр Васильев (Мик Джеггер): С зарубежными – нет, с нашими – да. Играем по фестивалям и по большому числу московских клубов регулярно.

Лев Скобичевский (Дэвид Гилмор): К сожалению, мы не контачим ни с кем из других трибьют-коллективов нашей направленности. Не знаю, по каким причинам. Мы играем на разнообразных фестивалях, но это не специализированные трибьют-фестивали. Ну, а успехи свои мы определяем количеством людей, пришедших нас послушать, кто остался с нами и двигается вместе с нами. И, знаете, в этом плане мы считаем себя успешными музыкантами.

Соколов Андрей (Брайн Джонсон): В 2013 году мы были хэдлайнерами самого крупного европейского фан-митинга AC/DC в Германии, посвященного 40-летию AC/DC, о чем, кстати, было написано на их официальном сайте. Там также была группа из Италии, Buon Scotch, с солистом которой впоследствии мы сделали замечательный международный проект под названием Easy Dizzy Bon Scott Special, где мы показываем две эпохи творчества AC/DC. И сейчас Маттео также участвует в нашем уникальном симфоническом проекте Highway To Sympfony. Опять же, хочу напомнить, что мы очень дружим с действующим барабанщиком AC/DC – Крисом Слэйдом и отыграли уже с ним около 30 совместных концертов.

Easy Dizzy. Фото: из личного архива

– Трибьют-проекты на Западе часто, как в случае с The Beatles, AC/DC и другими, становятся частью большого движения. Насколько это развито в России?

Сергей Родыгин (Джон Леннон): К сожалению, в нашей стране пока такое движение не развито. Более того, для многих такое явление, как трибьют, остается диковинкой. Нас часто называют клоунами, на что я обычно отвечаю, что клоун – тоже профессия. И не самая худшая.

Аким Веденин (Джим Моррисон): Полноценных трибьютов The Doors в России, кроме нас, я не знаю. Есть команды, которые играют их репертуар в той или иной степени, но там, как правило, присутствует бас-гитара, которой на концертах быть не должно. Нет той энергетики, да и у ребят явно не настолько глобальные цели в плане The Doors. А с некоторыми московскими коллегами из трибьютов другим коллективам, конечно, дружим и общаемся. С коллегами по жанру стараемся поддерживать отношения. Иногда пересекаемся на тематических мероприятиях.

Александр Васильев (Мик Джаггер): В России это движение началось не так давно. Считаю, что у трибьют-групп у нас в стране будет еще много интересного. Будущее есть. С коллегами общаемся, конечно.


Видео: YouTube/Blutang Blutang

Лев Скобичевский (Дэвид Гилмор): В России трибьют-движение развито не так сильно, как на Западе. А по поводу общения: мы общаемся со многими музыкантами как из России, так и из других стран. И я не ошибусь, если скажу, что мы делим музыкантов не по жанрам, а скорее по музыкальным восприятиям, душевным или человеческим качествам.

Максим Ширшаков (Ангус Янг): Да, ксожалению, в России трибьют-движение, правда, развито не настолько сильно, как на Западе. Хотя в последнее время наблюдаются позитивные сдвиги в этом направлении. Конечно, мы общаемся с коллегами по цеху и периодически устраиваем совместные мероприятия. В музыкальной рок-тусовке вообще многие друг друга знают.

– Приходится ли вам играть на частных мероприятиях и соглашаетесь ли вы на то, чтобы выстроить сет-лист по желанию заказчика? Например, если он хочет услышать свои любимые песни или материал какого-то определенного альбома.

Сергей Родыгин (Джон Леннон): Мы регулярно выступаем на частных мероприятиях как в Москве, так и за ее пределами. К пожеланиям заказчика всегда прислушиваемся. За исключением случаев, когда просят включить в программу песни не из репертуара The Beatles. Для таких случаев у нас есть отдельно подготовленная кавер-программа, которую мы исполняем уже в других костюмах и под другим названием.

Аким Веденин (Джим Моррисон): К сожалению, музыка The Doors не так популярна в России, чтобы ее хотели слышать и покупать для частных мероприятий. И уж тем более выбирать конкретику. Пару раз приглашали на что-то подобное, но мероприятия были хоть и посвященные какому-то человеку, но все-таки открытые. Музыка The Doors не попсовая, она требует известной доли интеллектуальности, что часто смущает организаторов веселых застолий.

Александр Васильев (Мик Джеггер): Приходится, безусловно. И это здорово, я считаю! Мы соглашаемся, это наша работа. И она нам нравится.

Лев Скобичевский (Дэвид Гилмор): Да, мы часто играем на разнообразных частных мероприятиях. И если люди хотят услышать то или иное произведение PF, мы не зацикливаемся на каком-то конкретном плейлисте и можем сыграть то, что люди хотят услышать. Конечно же, мы играем это без всяких заморочек и амбиций.

Максим Ширшаков (Ангус Янг): Мы не видим ничего зазорного в составлении сет-листа по желанию заказчика. В пределах разумного, конечно. В конце концов, как поется в одной известной песне: "Смех и радость мы приносим людям". Хотя трибьют-проекты на частных мероприятиях появляются гораздо реже, чем кавер-группы. Все-таки многие люди на своем мероприятии хотят слышать более разнообразную музыкальную программу.

Стихия трибьюта – это концертное шоу на большой площадке.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать