Москва 24

Культура

06 июля, 2016

"Московские чиновники должны работать на жителей и добиваться результата"

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Сейчас в столичном правительстве работает порядка 19 тысяч сотрудников. О том, как устроиться в правительство Москвы, какие департаменты самые "молодые" и "возрастные", в интервью m24.ru рассказала председатель Комитета общественных связей города Москвы Александра Александрова.

– Вы занимаетесь подбором кадров для правительства Москвы с 2011 года. Как за последние пять лет изменился кадровый состав мэрии?

–Изменился. Думаю, москвичи сами это почувствовали. Где жители столицы сталкиваются с чиновниками? В первую очередь, это наши фронт-офисы "Мои документы". Горожанин не ходит каждый день в департаменты, у него другие нужды, например: зарегистрировать брак, рождение детей, оформить парковочное разрешение, получить паспорт или даже охотничий билет. Москвичи полюбили центры госуслуг. По социологическим оценкам, практически 90 процентов жителей столицы довольны тем, как они получают услуги. Чиновники, которые работают в офисах "Мои документы", понимают, что жители – это их клиенты, что они работают и существуют для того, чтобы обслуживать горожан.

– Кадровые изменения коснулись только фронт-офисов?

– Безусловно, все, что стоит за линией фронт-офисов, тоже поменялось. Кадры сменились и в департаментах, и в префектурах, и в управах. Ротация была достаточно существенная: около 80 процентов сотрудников менеджерских должностей правительства Москвы поменялось за последние пять лет. Ротация была и горизонтальная, и вертикальная.

– Можете описать портрет московского чиновника? Какие люди нужны в правительстве, какой у них должен быть пол, компетенция и личностные характеристики?

– На госслужбе больше работает женщин, но на управленческих должностях по-прежнему больше мужчин. Московский чиновник – это человек, у которого есть установка: "Я должен работать на жителей, я должен добиваться результата". Раньше был стереотип, что чиновник – это процессный человек. У него нет конкретных результатов и достижений, он про процесс – бумажки перекладывает. Сейчас каждый сотрудник московской мэрии знает, что он должен добиваться результата каждый день.

– Какой средний возраст чиновника?

– 39 лет.

Практически 90 процентов жителей столицы довольны тем, как они получают услуги.


– В каких ведомствах работает больше молодежи?

– Есть более "молодые" департаменты. Например, в аппарате мэра много молодежи. Еще можно назвать управление мировых судей, департамент транспорта, Комитет государственных услуг и портал "Наш город".

– Где, наоборот, работают люди более пожилого возраста?

– Есть традиционные функции, например, работа с электронным документооборотом, где действительно требуется системность, большой опыт, последовательность и внимательность. Как правило, такую функцию более успешно выполняют специалисты в возрасте.

Есть направления, где нужны люди с большим опытом работы, например, в департаменте региональной безопасности. Там работают сотрудники, которые прошли военную службу.

– Вы сказали, что женщин в правительстве больше, но мужчины чаще занимают управленческие должности. Почему это происходит?

– Конечно, женщин на позициях специалистов и экспертов больше. Так сложилось, что чиновник – это все-таки женская позиция. Есть объективные причины: женщин в принципе в городе больше.

Управленческие роли – они динамичные и тяжелые, поэтому мужчины чаще их занимают. Эта ситуация традиционна для всех сфер экономики. Чтобы быть управленцем, нужно всю свою жизнь посвятить карьере. Чиновнику - руководителю сложно соблюдать баланс между личной жизнью и работой.

– То, что женщин меньше на управленческих позициях, связано только с тем, что мужчины готовы больше времени уделять работе? Или в правительстве все же есть условный "стеклянный потолок", который мешает женщинам расти?

– "Потолка" нет. В правительстве нет никакой гендерной дискриминации. Должностей, куда мы берем принципиально только мужчин, тоже нет. У нас работает много успешных женщин. Просто каждый человек делает для себя выбор, что ему важнее: работа или личная жизнь. И, исходя из этого выбора, распределяет свое время и усилия.

– Какое процентное соотношение мужчин и женщин в правительстве?

– На экспертных должностях работает 70 процентов женщин и 30 процентов мужчин. На управленческих позициях ситуация выглядит по-другому: 60 процентов должностей занимают мужчины и 40 процентов – женщины.

– Сколько среди госслужащих столицы москвичей, а сколько иногородних?

– В правительстве примерно 50 процентов коренных москвичей и 50 процентов людей, которые переехали в столицу из других регионов. Вообще мы не делим людей на москвичей и иногородних. Если человек соответствует "портрету компетенций" и у него есть доказанная «история успеха», мы, безусловно, его возьмем.

– Я знаю, что среди москвичей распространена идея, что если человек родился и жил в этом городе, то он лучше подходит для работы в правительстве, потому что знает специфику жизни в Москве изнутри.

– Не думаю, что деление на москвичей и немосквичей правильное. Сложно сказать, кто больше любит Москву. Тот, кто жил здесь поколениями, безусловно, очень тонко чувствуют город и любит его. Однако, столица притягательна для многих, и люди делают свой выбор, приезжая из разных субъектов России. Они тоже искренне любят Москву. Нельзя сказать, что любовь коренных москвичей к городу больше, чем у тех, кто приехал сюда жить три, пять или десять лет назад. Хотя, наверное, у них разная любовь к городу.

Фото:m24.ru/Александр Авилов

– Как проводится отбор кандидатов? Используются ли при подборе кадров современные технологии?

– Раньше был миф: устроиться на работу в правительство Москвы невозможно, если у тебя нет там знакомых. Сейчас такого мифа нет, горожане больше так не думают. Мы, наоборот, прикладываем массу усилий, чтобы привлечь в правительство лучшие кадры. Это тяжело, потому что мы, как и любой работодатель, находимся в конкуренции за лучшие кадры. В правительстве Москвы существует жесткая система отбора, мы используем лучшие мировые практики. Все этапы отбора у нас публичны. Коммерческие компании могут отказывать любым кандидатам без объяснения причин. Мы, наоборот, делаем отбор публично и всегда объясняем кандидатам, почему они не подошли. Процедура отбора прозрачна.

Самый яркий пример публичности – это конкурсы на должности глав управы. У нас 125 руководителей районных управ. Глава управы – ключевой человек в городе, с ним постоянно общаются жители, они ищут у него помощь и поддержку. С 2013 года мы ежегодно проводим публичные конкурсы на должность глав управ. Формируем резерв кандидатов, сейчас в нем 200 человек. Далее все назначения идут из резерва.

– Сколько набрано глав управ?

– Из кадрового резерва мы назначили более 80 человек, при том, что всего у нас было 125 должностей.

– Сколько глав управ не справились со своими обязанностями и ушли?

– Не более 10 процентов. Были ситуации, когда люди понимали, что не справляются и уходили сами. Кого-то уволили. Сейчас мы стараемся нанимать людей сначала на должности заместителей глав управ. Так им легче адаптироваться.

– Главы управ не могут больше семи лет занимать эту должность. Для чего было введено это правило?

– Решение принял мэр, чтобы обеспечить ротацию. Глава управы должен иметь "прямой контакт" с жителями, он должен любить район, чувствовать потребности горожан. Практика показала, что если человек занимает это место более семи лет, то у него снижается эффективность – теряется острота восприятия проблем жителей, появляется достаточно сильное эмоциональное выгорание.

– Какой у них может быть карьерный рост?

– В основном карьерный рост идет от уровня заместителя главы управы. Также главы могут переходить из одного района в другой. Обычно они начинают свою карьеру в небольших районах. Если справляются, то переходят в более крупные районы. "Горизонтальная ротация" воспринимается нашими сотрудниками, конечно, как продвижение. Например, в Южном Бутово 200 тысяч населения – это крупнейший район. А есть районы, в которых не так много жителей – 20-30 тысяч. Кто-то из глав управ поднимается на уровень префектуры или отраслевого департамента.

Глава управы должен иметь "прямой контакт" с жителями, он должен любить район, чувствовать потребности горожан.

Столичные чиновники переедут в деловой центр "Москва-Сити"

– Работа в правительстве Москвы интересна для молодежи. У вас есть специальные программы для молодых специалистов — годичные стажировки. Проекту уже больше трех лет. Как он развивается?

– Программа запустилась в 2013 году. В первый год у нас было 20 "первопроходцев", молодых людей, которых мы тщательно отбирали и отправляли работать в лучшие органы исполнительной власти города. 18 человек остались у нас и получили продвижение в первый год.

Дальше "первопроходцы" рассказали о стажировке всем, и популярность этой программы стала расти. На следующий год конкурс был 30 человек на место, а в 2016 году – 70 человек на место.

– Почему популярность конкурса возросла?

– В этом году мы открыли эту программу для студентов, которые учатся на третьем, четвертом и пятом курсах. Они могут работать у нас в свободном графике и совмещать это с учебой. В этом году мы отменили обязательное трудоустройство и за счет этого расширили количество людей, которые могут прийти к нам. В этом году 200 человек принято на стажировку, а заявок получили более 7 тысяч. Молодые люди приходят к нам, чтобы получить свой первый опыт работы, приобрести новые компетенции. Это им поможет в будущем при устройстве на работу после вуза.

– Для школьников, может быть, тоже можно сделать специальную программу?

– Коллеги из департамента науки и промышленной политики, и департамента образования делают хорошие проекты для школьников. Например, они организуют Дни открытых дверей на предприятиях города, научные субботы для ребят в московских вузах, экологические мастер-классы, творческие занятия в московских библиотеках и театрах.

– Может быть, школьники смогут прийти в мэрию на День открытых дверей и увидеть, как работает городская власть?

– Мы действительно становимся более открытыми. Например, в этом году во Всемирный день ребенка несколько учреждений мэрии пригласили в офисы детей чиновников, чтобы они посмотрели, как их мамы и папы работают. Ребята были счастливы. Они увидели, чем занимаются их родители. Нам понравилась эта практика, планируем ее расширять в следующем году.

– В марте прошлого года Сергей Собянин на заседании правительства города говорил о том, что необходимо сократить численность госслужащих в органах управления столицы на 30 процентов. Это произошло?

– Абсолютно верно. В прошлом году в правительстве было масштабное сокращение. Такого не было со времен перестройки в московской мэрии. Действительно, 30 процентов чиновников были сокращены, то есть около 3 тысяч работников закончили свою работу в правительстве Москвы. С этого времени мы не увеличивали численность сотрудников.

– Сколько сейчас сотрудников работает в правительстве?

– Около 19 тысяч человек.

– Как вам удалось сократить столько людей? Они занимались чем-то не важным или их функции взяли на себя те, кто остался?

– Мы сократили сотрудников и внедрили много IT-систем, которые теперь работают вместо них. Кроме того, были сокращения в кадрах, бухгалтерии и казначействе, автоматизирован документооборот и отчетность.

Кого тестируют на полиграфе

– В департаменте по конкурентной политике сотрудников, работающих с госзакупками, проверяют на полиграфе. Как чиновники относятся к этой процедуре?

– Полиграф – достаточно жесткая процедура. Мы считаем, что использовать его можно только в тех отраслях и для той задачи, где это действительно необходимо. Например, эту процедуру проходят все, кто работает с госзакупками. Не только сотрудники департамента по конкурентной политике. Это добровольное обязательство: если ты не хочешь, не проходи полиграф, но тогда ты не будешь иметь право заниматься торгами. Процедура проверки нужна для соблюдения прозрачности, открытости и честной конкуренции.

– Планируется ли распространить на другие ведомства?

– Сотрудникам, которые работают в других сферах, мы не будем предлагать проходить полиграф. У нас есть и другие механизмы, которые проверяют честность и порядочность. Например, мы просим ежегодно предоставлять декларацию о доходах и расходах на себя, членов семьи и детей до 18 лет. Если у чиновника расходы превышают доходы, то у комиссии по конфликту интересов будут к нему вопросы.

– Проверяете ли вы долги чиновников? Например, может ли системная неуплата алиментов или большое количество штрафов ГИБДД стать причиной для увольнения?

– Нет, правительство Москвы не отслеживает личную жизнь своих сотрудников. Проверять выплачивает ли человек алименты, соблюдает ли он требования безопасного движения, и платит ли он налоги – все-таки это прерогатива надзорных инстанций. Но если кто-то пожалуется на то, что есть проблема с уплатой налогов или на бесконечное количество штрафов от ГИБДД, мы можем вынести этот вопрос на комиссию.

– В 2014 году чиновники Москвы прошли курсы антикоррупционного поведения, а также курсы по культурной адаптации и толерантному отношению к мигрантам. В последние годы о курсах ничего не слышно. Почему?

– Мы делаем много курсов, только они уже стали нашей обыденной жизнью, поэтому мы о них особо не говорим.

–Планируете запускать новые?

– Да. Например, мы хотим сделать курс, который обучит и чиновников, и горожан правильно придумывать названия для улиц. Мы получаем от жителей много инициатив по переименованию улиц. Особенно это касается ТиНАО. Придумать название улицы не так просто, как кажется. Есть определенные правила и законы. Мы хотим сделать специальный курс, который обучит жителей это делать. Нам важно, чтобы москвичи понимали, почему для улицы подходит не любое название. Сейчас мы заняты разработкой такого проекта. Этот курс также смогут пройти чиновники, чтобы повысить свою грамотность в этом вопросе.

– Это будет бесплатно?

– Да, курс можно будет пройти дистанционно на сайте sdo.mos.ru. Это большой бесплатный портал, на котором правительство Москвы для жителей и для чиновников вывешивает все дистанционные курсы.

– Комитет общественных связей города Москвы запустил сейчас проект по поиску кандидатов для работы в некоммерческих организациях "Таланты для добрых дел". Сколько человек вы планируете набрать?

Некоммерческие организации – приоритетное направление для московской мэрии. Мы хотим, чтобы НКО оказывали социальные услуги москвичам. И нам хочется, чтобы эти услуги были высокого качества.


– У нас есть 15 вакансий. Нам пришло 2,5 тысячи резюме. Сейчас конкурс составляет более 160 человек на место. Мы не ожидали такого "потока". Команда экспертов из самих НКО сейчас занимается отбором кандидатов. Мы продлим сроки конкурса. Эксперты в некоммерческом секторе – это, как правило, очень внимательные и ответственные люди, и они не успевают обрабатывать такое количество резюме.

– Почему вы решили специально отбирать людей для работы с НКО?

– Некоммерческие организации – приоритетное направление для московской мэрии. Мы хотим, чтобы НКО оказывали социальные услуги москвичам. И нам хочется, чтобы эти услуги были высокого качества. Москвичи не согласны на компромиссы. Это значит, что люди, которые работают в НКО, должны быть профессионалами. Оказалось, что на данный момент, это не всегда так. Отрасль НКО нуждается в сильных кадрах – управленцах, фандрайзерах, бухгалтерах, юристах, PR-специалистах.

– Каких людей вы хотите найти?

– НКО – это выбор души, ты должен хотеть работать в этой отрасли. Там основная компетенция не только профессионализм, что очень важно, но и особая мотивация – желание помогать людям. Мне кажется, это нельзя развить. Оно в тебе либо есть, и ты хочешь помочь людям, протянешь руку помощи и сделаешь это абсолютно бескорыстно, либо ты этого не сделаешь. В НКО ты не получишь миллионы, таких денег там нет. Человеку, который работает в этой отрасли, должно становится на душе приятно, если он помог другим.

Фото:m24.ru/Александр Авилов

– Нужны альтруисты.

– Да, альтруисты и профессионалы своего дела. Они должны уметь делать моральный выбор. Например, у вас есть деньги на то, чтобы помочь 10 детям, больным онкологией, а очередь 200 человек. Как вы выберете, кому отдать их? Или, например, ваша организация помогает онкобольным, а к вам обратился ребенок с другой проблемой – вы ему откажете? Людям в НКО придется делать сложный выбор.

– Сколько человек вы возьмете при помощи конкурса "Таланты для добрых дел"?

– Мы создадим кадровый резерв людей, которые могут работать с некоммерческими организациями в сети ресурсных центров НКО. Московская мэрия сделала самую крупную сеть поддержки некоммерческих организаций в стране. Сегодня у нас открыто 11 центров в округах города. Нам нужна хорошая команда профессионалов для работы в ресурсных центрах, мы хотим выстроить лучшую в стране систему поддержки некоммерческого сектора. К "банку резюме" будут иметь доступ и сами НКО. Это очень востребованная услуга. Все представители "третьего сектора" говорят, что им нужны деньги на реализацию своих проектов, финансовая поддержка, помещения, социальная реклама и, конечно, кадры. Мэрия помогает НКО по всем направлениям.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика