Поделиться в социальных сетях:

Наклеил глаз – и сценический костюм готов! Так воодушевляет себя музыкант Дмитрий Повалишин, он же Povalishin Division, который во время концертов наклеивает на себя нарисованные глаза, вырезанные из детской книжки. Добро пожаловать в беспощадный мир столичного лоу-фая, где каждый может допустить пять ошибок в слове "нет" – так, кстати, называется последний альбом Дмитрия.

Он пишет то, что называют аутсайдерской музыкой, вкладывая в это что-то похожее на философию дадаистов, провозглашавших иррациональность вопреки эстетическим канонам. Псевдомузыкант и псевдоинтеллектуал – так Повалишин называет себя сам. По его словам – чтобы не сглазить. Он рискнул поделиться своей музыкой и поведал m24.ru, что такое настоящее экспериментальное творчество, как защищаться от общественного мнения и зачем искать смысл там, где его нет.

Спецпроект m24.ru "Делитесь музыкой": пусть мир вас услышит


– Что вы за человек такой?

– Я – особь мужского пола, отец пятилетнего сына, курьер и основатель проекта Povalishin Division. Делал микстэйпы еще с девяностых, потом стал слушать и писать рэп, сейчас занимаюсь тем, что вы видите. Сначала с музыкой у меня складывалось не очень, поэтому потом я стал писать еще и стихи. Люблю аутсайдерскую музыку – творчество тех, кого не поняли. Курт Кобейн любил странную музыку, хотя сам играл популярную. Меня всегда вдохновляли люди, которые делают что-то вопреки.

– Как вы считаете, почему аутсайдерская музыка нужна этому миру?

– Безусловно, она нужна! Многие люди видят только популярную музыку: она причесана и доведена до ума. Сегодня есть много возможностей, чтобы творить самому, без продюсеров и какой-либо специальной подготовки. Каждый может быть музыкантом просто потому, что ему так хочется. Инди-культура развивается так, что еще вчера ты был аутсайдером, а сегодня – вышел в мейнстрим.

– Тогда почему такая музыка, как у вас, по-прежнему в меньшинстве? В чем проблема современного лоу-фая?

– Она и должна быть в меньшинстве, если мы говорим о ней относительно поп-культуры. Другое дело, что лоу-фай актуален в своей нише – вокруг очень много подобной музыки и людей, которым это интересно.

– В чем состоит ваша главная странность?

– Я – графоман. Чем дышу, о том и пишу. При этом я очень сильно эмоционально вкладываюсь в свою музыку. Главная странность – когда никто не приходит на мои концерты. Порой люди обалдевают, услышав такое. Меня называют самым странным музыкантом, и мне это приятно.

– Какая она, ваша публика?

– Честно сказать, я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Раньше был зритель – сейчас зрителя нет. В основном те, кто приходит на мои концерты, – это тоже музыканты, какие-нибудь тусовщики или маргиналы. Те, кто тоже делает странную музыку или выпускает самиздатовские журналы. Люди, которым действительно нравится мое творчество, существуют. Их мало, но они есть.


– Отсутствие смысла – ваш главный посыл?

– Зачем искать смысл, если его нет? Где-то смысл есть, а где-то смысла нет. Иногда смысл бессмысленный. Наверное, я не умею отвечать на такие вопросы. Мне просто нужно о чем-то говорить, и это проявляется в музыке. Я не могу не делать то, без чего не могу жить, – наверное, для меня смысл в этом. Такой вот я человек.

– Звучит похоже на дадаистов. Вы руководствуетесь подобной философией?

– Нет, конечно, какой из меня философ? Но дадаистов я люблю! Мне нравятся арт-объекты Марселя Дюшана (один из ярчайших представителей дадаизма – прим. m24.ru) и, возможно, это как-то повлияло на мое творчество, но не могу сказать, что я стремился к дадаизму осознанно. Мне часто говорят: "Спой о чем-нибудь нормальном". Я спрашиваю: "О чем?". В ответ: "Ну, о солнце, о лете....". А что в этом нормального-то? Разве это жизнь? Когда-то и Дюшана считали странным, сегодня его называют великой фигурой.

– То, что вы делаете, – это серьезно? Или все-таки стеб?

– Конечно, серьезно! Многие думают, что я стебусь, но это не так. Я никогда и ни в чем не шучу. Какие-то песни получились стебными, да, но изначально такой задачи у меня не стояло.


– Страдаете ли вы от того, что люди не могут воспринимать вас всерьез?

– Я не могу назвать это проблемой. Проблема была в начале ХХ века, когда освистывали Стравинского. Тогда нужно было приложить гораздо больше усилий, чтобы выставить свое творчество напоказ. Сегодня все дается гораздо проще. Конечно, хочется, чтобы людям мое творчество нравилось и все серьезно к нему относились. Но нет так нет, я все равно буду это делать.

– Мне показалось, или в ваших песнях есть нотки боли и даже самобичевания? В одной из них вы называете себя профессором паразитологии, а еще говорите, что ничего не умеете и только седеете, пока жизнь идет.

– С профессором – это как раз стеб! У меня был знакомый бакалавр конфликтологии – это словосочетание показалось мне интересным и я спросил, а что еще есть? Ну, он сказал, что есть еще профессор паразитологии. Я сказал: "Вау!", достал блокнот и получил настоящее филологическое удовольствие! Мне действительно очень нравится петь такие словосочетания, поэтому в данном случае ни о каком самобичевании речи не идет. А уж когда какие-то вещи из диалога отлично ложатся еще и на музыку, я испытываю что-то вроде экстаза.


– Тогда почему вы поете о том, что ничего не умеете?

– Лучше считать, что твой мир мал и ты ничего не умеешь, чем наоборот – говорить, что ты все знаешь, а на самом деле ничего не знать. Наверное, я себя принижаю, чтобы не сглазить. Конечно, я что-то умею – альбом я записал, книги я читаю и знаю какие-то вещи... В данной композиции передалось определенное состояние. Все мои песни – это слепок моих состояний. Как с фотографиями, на которых могут быть запечатлены удачные или неудачные моменты. Неудачные я тоже люблю – и на тот момент было задокументировано именно такое состояние. Порой хочется сделать что-то шаманское и одноклеточное.

– В ваших текстах и визуальных образах периодически фигурирует третий глаз, что он значит для вас? Это и есть элемент шаманства? Еще некоторые ваши песни напоминают мантры..

– Я не умею медитировать и не могу назвать себя шаманом. На самом деле, мой третий глаз фейковый. Я наклеиваю на себя нарисованный третий глаз, как Марсель Дюшан пририсовывал усы Джоконде. Мне с этим глазом хорошо, его я вырезал из детской книжки и приклеил на себя – очень удобно, кстати! Наклеил глаз – и сценический костюм готов! Вообще, люблю все, что связано с псевдо...

– Псевдо?

– Да, я за псевдо. Я псевдомузыкант и псевдоинтеллектуал: как бы играю и как бы не играю, как бы знаю и как бы не знаю. Мне кажется, что это хорошо. У меня нет музыкального образования и песни, как правило, строятся на трех аккордах – при этом я же все-таки музыкой занимаюсь и кайфую от этого. Псевдо – это и да, и нет.


– Псевдо – это ваша подстраховка на случай, если вас не поймут? Например, если не поймут вашу музыку, можно ответить, что это и не музыка вовсе – тогда и критика будет восприниматься не так болезненно, ведь вы же псевдомузыкант, а за музыку пусть настоящие музыканты отвечают... Я не права?

– Подстраховка, да, правильно. Но мне, конечно, хочется верить в то, что я действительно развиваюсь. Но с псевдо как-то спокойней. Люди говорят мне разное, бывает и что-то в духе "а король-то голый" или "да руки таким музыкантам поотрывать, почему они не думают о качестве записи, продакшне и так далее". Дело в том, что об этом я как раз думаю. Я действительно проделываю работу, когда занимаюсь творчеством. Псевдо – это защита от общественного мнения... Честно сказать, это вы только что навели меня на такую мысль, раньше я не задумывался о псевдо в данном ключе. Интересно.

– В одной из ваших композиций звучит фраза "слабому мужчине не место в безумном мире". Почему не место и каким мужчиной вы себя считаете?

– На самом деле, эта строчка родилась у меня за секунду. К сожалению, да, если ты слаб, тебе будет очень сложно, ведь мы в довольно жестоком мире живем. Конечно, хотелось бы, чтобы это было не так, чтобы все были равны и никто никого не притеснял. Но, увы, такова наша реальность. Банальный пример: считается, что мужчина не должен плакать, поэтому он вынужден скрывать свои эмоции, а если расплакался, мол, слабак. Я стремлюсь быть сильным, но, мне все-таки кажется, что я слаб. Не считаю себя тряпкой, но и до идеала пока далеко. Хочется быть более уверенным в себе и стать сильнее, да.


– Желаю, чтобы у вас все получилось! А чего бы вы хотели пожелать музыкантам, которые находятся в самом начале пути?

– Желаю, чтобы то, что вы хотите, сбылось как можно быстрее! Получайте удовольствие от своего творчества и проводите время весело, ведь, музыка – это кайф! Пользуясь случаем, хочу сказать еще кое-что: люди, пожалуйста, найдите мне работу!

Спецпроект "Делитесь музыкой"

Редакция m24.ru запустила специальный проект "Делитесь музыкой", чтобы помочь молодым музыкантам найти новых слушателей. Если у вас есть такие знакомые или вы сами экспериментируете с музыкой, поделитесь с нами. Присылайте на почтовый адрес yourmusic@m24.ru:

  • название группы или исполнителя;
  • контакты для связи;
  • ссылку, по которой можно послушать эту музыку.

Куратор проекта Маргарита Маслова внимательно изучит все письма и свяжется с избранными, чтобы записать интервью. Пока вы думаете, почитайте наши предыдущие беседы с молодыми музыкантами. Теперь по понедельникам!

Маргарита Маслова

Сюжет: "Делитесь музыкой": пусть мир вас услышит

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика