Москва 24

31 мая, 2016

Солист Brainstorm – о русской провинции, фестивалях и песнях на русском языке

Поделиться в социальных сетях:

Фото предоставлено пресс-службой

В этот уикэнд, 4 и 5 июня на ВДНХ пройдет один из главных летних музыкальных фестивалей BOSCO Fresh Fest. Среди иностранных гостей – легендарная латышская группа Brainstorm. Солист коллектива Ренарс Кауперс рассказал о турне по России, участии в фестивалях, важности конкурса "Евровидение" и работе с Земфирой, Би-2 и Евгением Гришковцом.

– Вы регулярно бываете в России.

– Да, достаточно часто. Последний раз приезжали в апреле с пятью концертами – в Обнинске, Туле, Калуге, Орле и Нижнем Новгороде.

– Вы уже объехали все города нашей страны?

– К сожалению, не доехали еще до Дальнего Востока. Каждый год собираемся во Владивосток и на Камчатку, Илья Лагутенко приглашал нас выступить там с концертами на фестивале V-ROX, но пока не сложилось. Хотя это был бы отличный повод, и мы бы с большим удовольствием это сделали.

– Получается, что в России вы оказываетесь несколько раз в год?

– Да, последнее время так и есть. Все началось в 2002 году, когда мы приехали первый раз на фестиваль MAXIDROM. Это было время, когда песня Maybe была на пике популярности. А потом мы познакомились с группой Би-2 и совместно записали песню "Скользские улицы". Потом наш друг Миша Козырев посоветовал нам перевести одну из наших песен с латышского на русский, и в конце концов это стало композицией "Выходные". Так у нас постепенно набрался русскоязычный репертуар.


– Эти песни на русском языке вы исполняете только здесь?

– В основном, конечно, да. Но есть, к примеру, "На заре" и "Скользкие улицы", которые мы поем на русском повсюду, где бы ни выступали, потому что они существуют только в русском варианте. И люди их принимают очень хорошо, всегда подпевают.

Два года назад Земфира пригласила нас принять участие в ее проекте The Uchpochmack, где играют ее племянники, в рамках фестивалей "SVOY Субботник" и ALFA FUTURE PEOPLE. Мы вместе сыграли два прекрасных концерта, правда они были очень короткими – всего пять или шесть песен.

– Вообще фестивальная культура в России доросла до мирового уровня? Вы же выступали на Glastonbury, вам есть с чем сравнивать.

– Мне кажется, у вас все хорошо, и с каждым годом становится все лучше. Я бы даже сказал дисциплинированнее. Были времена, когда в день фестиваля утром на площадке еще не было техники и приходилось выступать без репетиций, но в конце концов все получалось. А сейчас даже с точки зрения организации таких проблем нет. Если раньше у организаторов не было особой возможности познакомиться с европейским опытом, то сегодня все ездят и смотрят, как это делается по всему миру.


– А что будете исполнять в эти выходные?

– Всего понемногу. Будем петь и на русском, и песни с нового альбома 7 step of fresh air, который вышел в прошлом году. Ну и, конечно, не забудем про старые добрые хиты Brainstorm, такие как Thunder, композиция с Би-2 и Женей Гришковцом – "Скользкие улицы", "На заре". И Maybe, безусловно.

– А что насчет коллабораций с западными артистами?

– Мы близко дружим с Фрэнсисом Хилли из шотландской группы Travis. Он несколько раз помогал нам с текстами. К примеру, песню "Гори-гори ясно" перевел для нас с русского на английский. Одна композиция с последнего альбома – тоже его работа. Так удивительно вышло, что его студия звукозаписи находится прямо через дорогу от нашей студии в Берлине. Так что мы много с ним общались, вместе сидели по вечерам. Еще подружились с Дэвидом Брауном из группы Brazzaville. Он помогал нам переводить с русского текст песни "Пропуск", которая стала называться Raindrops. А мы приняли участие в записи его последнего альбома и в работе над треком Girl. За последнее время это, наверное, все. Фаррелл Уильям никогда не поднимает трубку. (Смеется).

– А вы хотели бы ему дозвониться?

– С удовольствием! Мне лично очень близко то, что он делает. Он удачно объединяет хип-хоп и поп-музыку, интересные ритмы, оригинальные решения. А из последнего, что я слышал, что мне понравилось – американская группа 21 Pilots. Они, кстати, будут у вас в Москве выступать в октябре. На сцене всегда устраивают какой-то перформанс из выступления. Мне кажется, есть что-то свежее в их музыке.


– Вы следите сегодня за конкурсом "Евровидение"? Ведь для вас оно стало поворотным моментом музыкальной карьеры.

– Можно сказать, что да, слежу. Кстати, наш барабанщик Каспарс Рога стал председателем жюри шоу "Супер нова", в котором выбирают тех исполнителей, которые представят Латвию на "Евровидении". Сам конкурс обычно смотрим вместе, но вот в этом году финал увидеть не удалось. Мы отправились в поход в рамках одного интересного проекта, который приурочен к приближающемуся столетию независимости Латвии и называется "1836" – именно столько километров составляет государственная граница. Она была поделена на 100 небольших отрезков, которые музыканты должны будут пройти с концертами до 2018 года. И 14 мая мы как раз положили начало этому проекту: шли вдоль побережья и в конце второго дня дали бесплатный акустический концерт в маленьком городе Колка. Получилось очень здорово, нас так тепло принимали, потому что мало что происходит в этих городках на границе. Очень хорошая идея – обойти Латвию и дать границы на рубежах.

Мне не нравится, когда музыку начинают смешивать с политикой. Но этот проект без политического подтекста. Он, скорее, о культурной целостности. Мы только что вернулись из Дублина. Там, на следующий день после концерта, я пошел гулять по городу и встретил одного очень милого дедушку. Оказалось, он тоже много путешествует по миру, изучает разные религии. И он сказал, что самая важная религия мира – это дружба. И мне кажется, что музыка – это хорошая основа для того, чтобы люди разных религий и разных национальностей могли быть вместе.

Сюжет: Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика