11 сентября, 2015

День рождения Великого магистра: Вадим Степанцов отметит 55-летие концертом

Поделиться в социальных сетях:

Фото: facebook.com/vadim.stepantsov.7

Великий магистр Ордена куртуазных маньеристов, лидер группы "Бахыт-Компот" Вадим Степанцов 13 сентября отмечает 55-летие концертом в клубе "Москва". Накануне этого события он побеседовал с обозревателем m24.ru Алексеем Певчевым о прекрасных дамах, язвительной иронии и самоиронии и подробностях пира в свою честь

– Многие знают о существовании Ордена куртуазных маньеристов и о том, что вы его Великий магистр, но откуда все это взялось – покрыто тайной. Расскажите, пожалуйста.

– Великим магистром Ордена куртуазных маньеристов я провозгласил себя сам, а остальные поэты, которые туда вошли, не сопротивлялись. Поскольку в духовно-рыцарских орденах Великим магистром назначался самый умный, самый ушлый и изворотливый. Таковым на тот момент был я.

Что касается создания Ордена куртуазных маньеристов, то это была такая антитеза всей очернительной перестроечной литературе и журналистике, от которой мы хотели уйти в сторону некоего условного игриво-чувственного мира.

– То есть, это было шуткой, но на каком этапе вы поняли, что шутки закончились?

– Это, наверное, не было шуткой, хотя и было весело. Все наши сборища, составление и подписание манифеста куртуазных маньеристов проходили, скажем так, на грани серьезного и несерьезного. Собственно, как это часто бывает при создании подобных литературных и художественных направлений. То есть, мы шутили, но при этом с надеждой заглядывали в вечность. Я бы сказал – в жерло вечности.

– Вы были частью своеобразной пост-рок-лабораторской волны, которую строили люди, понимающие, что денег на музыке не заработаешь. Сам формат музыки "Бахыт-Компота" не подразумевает эфиров и раскрутки, больших залов, толп поклонников и так далее, зачем все это было?

– По поводу формата и неформата готов поспорить. На моей памяти и на эстрадные подмостки, и на рок-н-ролльные прорывались люди, которые были, как говорят, на тот момент неформатные. Я, например, очень радостно встретил прорыв веселейшей группы "Ляпис Трубецкой", и, в общем, с большим уважением слушал первый альбом Шнурова "Мат без электричества". И когда эти люди становились мегазвездами, у меня, если и была какая-то зависть, то абсолютно белая.

Так что дело не в форматах, наверное, а в совпадениях. Ну и, так сказать, удаче, удачном менеджменте, когда менеджер группы оказывается в нужное время в нужном месте.

Фото: facebook.com/vadim.stepantsov.7

– Может ли поэт жить в нашей стране на гонорары от книг и фильмов и не думать о куске хлеба с сыром и глотке вина?

– Думаю, поэт живет на гонорары от фильмов, если он переквалифицировался в сценаристы и работает на крупных сериалах. А вообще поэзия во все века была делом неблагодарным. Это только в советское время поэты жили на гонорары. Огромное количество поэтов жило на гонорары, не какие-то избранные и счастливчики на гребне славы типа Игоря Северянина или Константина Бальмонта. Это был целый корпус советских пиитов, по-моему, в количестве пяти тысяч штук. Но это аномалия, потому что, ступая на стезю высокого искусства, должен понимать, что из всех искусств поэзия – дело самое неблагодарное.

– Ваши стихи в сборниках и те, что вы публикуете в Facebook – разные. А где же настоящий Вадим Степанцов, в какой поэзии – в сборниках или в низовой, той, что в соцсетях?

– В соцсетях я выкладываю, собственно, на равных – и лирические стихи, и сатирические, и какие-то остро социальные, то, что можно назвать поэтическим ответом на текущий момент. Не могу их разделить. Бывает и лирика так себе, бывает и сатира не очень зубастая. Каждый поэт через это проходит, время потом все отсеивает.

– По роду деятельности вам часто приходится гастролировать по стране, и многое, увиденное наверняка входит в диссонанс с вашим куртуазным осмыслением действительности.

– Ну, чтобы так уж испытывать диссонанс, наверное, нет. Потому что еще в начале 90-х, когда на сломе старого и нового миров в жизнь и на улицы ворвались новые персонажи, новые властители судеб и дум, куртуазный маньеризм немножечко поменял свой вектор. То есть, это отвлеченный мир маркизов красных каблуков, условных пастушек и прочих мечт о Золотом веке, сменили другие герои. Жизнь и герои сегодняшние появились в наших произведениях еще в начале 90-х. Никакого разрыва между действительностью и мечтами об идеальном, наверное, давно уже нет, да и не было.

Собственно, разъезжая по градам и весям, я больше стараюсь увидеть хорошее и правильное, то, что города наши, раньше безликие, утлые, унылые и серые, превращаются во что-то иное. Мне очень нравится Тюмень современная, Екатеринбург вообще преобразился за 20 лет. И таких наблюдений много.

Фото: facebook.com/vadim.stepantsov.7

– Тогда, возможно, происходило нечто казусное?

– Однажды я за какой-то надобностью подъехал на автомобиле к клубу "Б2", и ко мне подошел охранник, сообщивший, что постережет мой автомобиль за 100 рублей. Я ему ответил, что таких денег я за его услуги заплатить не могу. Он удивился, сказал: "Как? Но вы же Кортнев?" Я оказался не Кортневым.

– Вам, вероятно, приходится знакомиться с поэзией молодых авторов, как пишущих тексты для песен, так и работающих в свободном поэтическом жанре. Производят ли на вас впечатление творения молодых поэтов, а также ваших сверстников?

– Тут есть некое разделение жанров. Я мало что смыслю в поэзии отвлеченной, заумной, основанной на красивостях и полунамеках. В этих стихах я практически не разбираюсь, и мне всегда хочется у молодых и не очень поэтов найти что-то такое сильное, хлесткое, внятное, понятное и по возможности сюжетное.

Из поэтов, имена которых на слуху, мне нравится очень Всеволод Емелин. Хотя на поэтических горизонтах он появился лет 10 назад и уже тогда был немолод. Ну, из последних каких-то открытий, наверное, Александр Гутин, живущий в Самаре. Еще мне нравятся опусы моего литинститутского товарища – бурята, которого зовут Амарсана Улзытуев. Очень люблю стихи и песни Ольги Ершовой – это такая женская язвительная ирония и самоирония.

– Главным объектом пристального внимания куртуазных маньеристов всегда были дамы, именно им посвящали свои важные строки и ваши знакомые. Существуют ли сейчас у вас строки, посвященные дамам современным?

– Современные дамы – это до скольких лет? И когда дамы начинают становиться несовременными? Вопрос вопросов. Нет, естественно, большая часть нашего вдохновения посвящена именно прекрасному полу как самому прекрасному, что может быть на Земле. Как сказал устами одного из своих героев писатель Владимир Сологуб, граф, современник Пушкина, "в мире есть много прекрасного, например, женщины". Что лучше женщины?

Вообще, конечно, мне, кроме дам, как вы говорите, современных, то есть до 25-27, очень нравятся женщины, которые умеют красиво стареть. Это редкое искусство в нашей стране. Когда я вижу даму за 60, а то и за 70, и понимаю, что она прекрасна как явление, как произведение искусства. Иногда даже влюбляюсь в таких, слегка.

Фото: facebook.com/vadim.stepantsov.7

– Воображали ли вы себя в 55, будучи молодым и дерзким? Насколько все сбылось или, напротив, пошло вопреки ожиданиям?

– Конечно же, нет. Как всякий молодой и нахрапистый пиит, я не думал, что проживу дольше 37. Вот 37, казалось, как Пушкин. "Нам никогда не будет 40", не помню, кто это сказал. Теперь все чаще в мозгу крутится фраза Оскара Уайльда: "Страшно не то, что тело стареет, страшно то, что душа остается молодой".

– Расскажите, что ждет пришедших на ваш концерт. Ожидаются ли визиты именитых гостей, возможно, не имеющих отношения к вашему привычному кругу?

– Как говорили древние, количество пирующих не должно быть числом меньше числа граций и не большим, чем число муз – то есть, от трех до девяти. Поэтому много гостей я не звал. Звал в основном людей, которые лично меня греют своим искусством и мало кому известны. Например, разогревать концерт будет кудесник и замечательный человек, народный сказитель, песенник Василий Ефхимович. Он играет на колесной лире и гармонике и поет старинные русские песни. Где-то 200-250-летней давности, иногда 100-летней. Такие фабрично-заводские. Например, в его исполнении мне страшно нравится романс "Крутится-вертится шарф голубой", именно шарф, не шар, как многие считают. Там про шарф. Она очень смешная. Завершать концерт будут мои земляки, с которыми я в этом году познакомился. Это группа "Деникин спирт" . Они мне должны преподнести подарок: на мои стихи будет исполнен неофициальный гимн Тулы – "Тульский спирт". Ну а самым именитым гостем будет Сергей Мазаев и его оркестр "Моральный кодекс". Они споют новую песню "Каждая божья тварь", текст для которой написал я. Причем эту песню я видел как-то по-другому. Вместо задуманного дуэта – Степанцов и Мазаев это будет отдельное исполнение Мазаева. Зато в конце концерта и в начале в исполнении Степанцова и "Бахыт-Компота" этот же текст будет исполнен на другой мотивчик.

Поскольку группа "Браво" не успевает к этому времени вернуться с гастролей из города Тулы (хотя я бы хотел послушать их "Короля Оранжевое лето"), вместо них будут мои крымские друзья "Бурлеск-Оркестр". С ними я часто выступаю, споем и "Браво", и не "Браво", и всякое разное. Естественно, прозвучат и самые любимые песни, и, соответственно, несколько новинок. Поскольку ни я, ни мои коллеги по "Бахыт-Компоту" не относимся к артистам, которые говорят: "Пусть новые песни поет тот, у кого старые плохие", мы всегда обновляемся.

Сюжеты: Музыкальная жизнь столицы: рецензии, фотографии, интервью , Интервью с людьми искусства , Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика