Москва 24

08 сентября, 2015

Группа The Subways: о новом альбоме, европейских фестивалях и работе с Гаем Ричи

Поделиться в социальных сетях:

Фото: facebook.com/thesubways/ Steve Gullick

В минувшую субботу в Известия Hall прошел концерт британской инди-рок группы The Subways". Оказавшись в Москве, музыканты дали интервью порталу m24.ru и рассказали о новом альбоме, европейских фестиивалях и работе с Гаем Ричи.

– В Москву вы привезли свой альбом The Subways. Расскажите о нем: что в нем нового? Что его отличает от предыдущих?

Шарлотта: В нем много отличий от всего, что мы делали раньше. Это первый альбом, который мы полностью создавали сами. Раньше записывали музыку в больших профессиональных студиях, а в этот раз работали с маленькой домашней студией в Гамбурге. Но мне нравится по звуку то, что получилось. Альбом подходит, как и для исполнения на фестивалях или концертах, так и для того, чтобы слушать его в своих наушниках.

– Тур, в рамках которого вы выступаете в России, рассчитан только на европейскую аудиторию или в Азии и Америке у вас тоже запланированы концерты?

Джош: В основном мы сосредоточились на Европе. В особенности на восточной. У нас здесь много фанатов, нам всегда оказывают потрясающий прием, поэтому мы с удовольствием сюда возвращаемся. Также планируем выступить в Германии и Франции. Иногда даже удается дать концерт в Великобритании (смеется). Но, конечно, мы думали о том, чтобы проехать с концертным туром через все Соединенные Штаты, также хотелось бы выступить в Южной Америке.

Фото: facebook.com/thesubways/ David Baird

– Получается, Восточная Европа любит инди-рок больше, чем западная?

Джош: Я думаю, наверняка больше, чем Великобритания. Вероятно, Восточная и Центральная Европа более восприимчивы к новым жанрам. Здесь всегда хотят услышать самое свежее и самое модное. Германия и Россия всегда готовы к новой музыке.

– А Западная Европа? Что там любят?

Джош: Я вообще я живу в Париже и люблю Францию. Поэтому мне нравится современная французская музыка. Она экспериментальна. Но если говорить о концертах, то Германия все-таки лучшее место для выступлений. Это краеугольный камень рока, там очень любят тяжелую музыку.

– Поэтому в Германии так много рок групп. А во Франции и Италии – нет. Почему? Или они просто не так хорошо известны?

Джош: Факт заключается в том, что Франция очень замкнута. Многие музыканты пишут тексты своих песен на французском, и в этом заключается основная трудность: их музыка практически не выходит за пределы страны и не становится интернациональной. В Германии, в принципе, то же самое. Феномен мировой популярности Rammstein заключается в том, что тексты – это далеко не главное в их композициях. Главное там – звук и ощущение музыки. В этом заключается секрет универсальной мировой известности. А французские исполнители излишне сосредоточены на словах и душевности. Но мне, например, такая музыка нравится. Я очень люблю Джонни Холлидея. Мне нравится, как он играет. Он похож на сумасшедшего старика. Он, как Том Джонс, и это очень смешно. Но я думаю, основной проблемой их малой известности за рубежом остается языковой барьер. И это позор, потому что сегодня это не должно быть проблемой.

ТАСС/ Zuma: Josef Vostarek

– Ваша слава началась с выступления на фестивале Гластонбери. Я не знаю, как это было в 2004, но сейчас, кажется, Гластонбери сдвигается в сторону поп-музыки: в этом году в лайнапе были Канье Уэст и Фаррелл. Почему так? Это общая тенденция в музыке?

Джош: Гластонбери всегда был отличным фестивалем, именно потому, что он всегда был универсальным. Там много сцен для выступлений музыкантов различных жанров. Вероятно, для главной сцены они стараются сделать настоящие поп-представления, на которые придут тысячи людей. Но они также, по-прежнему, делают и малые сцены. И это самое классное: ты можешь потратить целый день и обойти все сцены, послушав разных исполнителей. Но, в целом, да, согласен, он стал немного более попсовым. Просто они пытаются поразить сразу несколько целей и привлечь к себе внимание максимально возможной аудитории.

– Можно ли сказать, что раньше он был более экспериментальным, чем сейчас?

Джош: Я думаю, он и сейчас остается экспериментальным. Просто музыкальная индустрия меняется сама по себе. Такие американские группы, как The Raconteurs, The White stripes или австралийцы The Vines, которые играли на музыкальных фестивалях по всей Европе в 2000-х, сейчас просто не могут позволить себе приехать сюда. У них нет на это денег. И у организаторов не остается выбора: если они хотят, чтобы к ним пришли люди, они должны приглашать кого-то значимого и крутого, и, если нет The White stripes или The vines, они зовут Канье Уэста. Но вообще его выступление было классным, лично я смотрел, мне понравилось.

– Можете ли вы назвать фестивали, которые сегодня подходят для молодых исполнителей и экспериментальной музыки?

Шарлотта: Есть очень хороший фестиваль, который делает BBC. Они предлагают интересную программу, а артисты сразу попадают в ротацию, поэтому для молодых артистов – это отличный шанс.

ТАСС/ Zuma: Josef Vostarek

– Изначально вы исполняли песни групп Nirvana или Green Day. А удавалось ли когда-то выступать с ними на одной сцене?

Шарлотта: В 2009 мы дважды играли с AC/DC, и это был прекрасный, запоминающийся, опыт. Также выступали с Foo Fighters, пару раз играли с The Laces.

– Расскажите про работу с Гаем Ричи.

Шарлотта: Это тоже было очень здорово. Мы приняли участие в съемках его фильма "Рок-н-рольщик", а наша песня Rock & Roll Queen стала саундтреком к нему. Благодаря этому проекту о нас узнали во многих странах, в том числе и в России и стали ставить наши композиции на радио. У этого фильма появилось много поклонников, которые полюбили и наше творчество.

– Вы начинали в 2004-м, и первые треки записывали в домашней студии на простейшей технике. Сегодня каждый может делать музыку на своем ноутбуке, причем достаточно хорошего качества. Как вам кажется, когда было проще стать известным – тогда или сейчас?

Шарлотта: Начинающему музыканту всегда приходится бросать вызов. Музыкальная сфера меняется и постоянно взаимодействует с разными процессами: переходит в интернет, использует различные программы. Каждый может делать то, что хочет: записывать музыку, снимать фильмы.

Джош: Я думаю, сейчас стало сложнее молодой группе заявить о себе. Интернет, конечно, помогает, но он перенасыщен мусором, к сожалению. Главное отличие от 2004-го заключается в том, что тогда рекорд-лэйблы могли заметить и записать тебя. А сейчас они не могут этого сделать, потому что музыкантов очень много, и это экономический риск. Сегодня, чтобы записать первый альбом тебе нужно много денег.

Сюжеты: Интервью с людьми искусства , Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика