Москва 24

Город

07 февраля, 2018

Вальс "рыжих бегемотиков". Один день из жизни столичного снегоуборщика

Зачем снегоуборочные машины танцуют вальс на площадях, как с московскими сугробами справляется Lamborghini и почему Хапхапыча называют "Золотые ручки", читайте в репортаже специального корреспондента портала Москва 24 Виталия Воловатова.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Благодаря работе коммунальных служб движение на улицах столицы не прекращается даже в самые сильные метели. После очередной снежной бури и выпадения рекордного уровня осадков Москва больше похожа на расположенную в далекой-далекой галактике ледяную планету Хот. Тут и там торчат из сугробов занесенные снегом автомобили, чьи владельцы не смогли выехать с заснеженного парковочного места. В такие моменты иногда поневоле жалеешь, что так и не научился ходить на лыжах.

Но все это ненадолго. Буквально пара часов – и город вернется к нормальному ритму: первые автобусы, а за ними и все последующие придут без опоздания ко всем остановкам. Те из автомобилистов, что все же решат сесть за руль, прогреют двигатели и встроятся в поток. И все благодаря коммунальным службам, которые успешно справляются со всеми капризами погоды. Отправляемся посмотреть, как же они работают.

Вальс на Боровицкой

Выходим из "Боровицкой" и берем курс на памятник великому князю. Под самыми стенами Кремля собирается колонна – издалека, ярко-рыжие на фоне белого безмолвия, они напоминают огромных сказочных животных. Получаем добро от мастера участка и забираемся в машину. Три ступеньки к небу – хорошо, что есть некоторый опыт общения с КамАЗами. Иначе попасть внутрь в тяжелом зимнем снаряжении было бы проблематично, мы ведь рассчитывали провести день на холоде.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Но в кабине царит гостеприимное тепло. Водитель Анатолий Войтов убирает вещи со среднего сиденья. Сегодня мы составим ему компанию. Его смена началась в 8:00 и продлится сутки. С утра по традиции получение путевого листа, затем осмотр у медиков – а машину в это время проверяют механики. Если возникают какие-то неполадки, их можно попытаться решить на месте. Если не получается – нужно ехать на рембазу. Но с нашей машиной все в порядке – и она, и водитель готовы к текущему заданию.

"Сейчас готовимся к прометанию улиц, будем делать уборку проезжей части. День идет в рабочем режиме. Сейчас мастер даст команду – и выйдем на маршрут, так что вы как раз вовремя!" – говорит Анатолий.

Трогаемся. Наша машина в голове колонны, водитель выводит ее на широкую проезжую часть. Тут же из патрульного автомобиля выходит инспектор ДПС и становится поперек потока, закрывая путь на Боровицкую площадь. Автомобилистам придется подождать – а там начинается вальс. Вслед за нами все остальные "рыжие бегемотики" начинают кружиться по площади, постепенно увеличивая радиус. Пространство большое, поэтому лучший способ его очистить – это как раз такие вот "танцы".

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Но вот уже хвост колонны проходит вплотную к тротуарам, и снегоуборщики в строгом порядке постепенно втягиваются на Большой Каменный мост. Идем прямо по осевой и смещаемся лишь для того, чтобы пропустить "скорую". Водители встречного потока неохотно, но все же отодвигаются в сторону.

"Когда ситуация совсем сложная, много снега – ходим с сопровождением. Машина ДПС пристраивается сзади и следит, чтобы никто не пытался обогнать колонну, вклиниться, подрезать. Вообще же ездим сами. Но ГИБДД все равно помогает. Они уже знают наш маршрут и когда примерно мы появляемся – переключают вручную светофоры, чтобы не создавать пробок", – отмечает Анатолий Войтов.

И зимой, и летом

Нам досталась ПМ, то есть поливо-моечная машина. На ней установлена большая цилиндрическая щетка и передний плуг, управляемый гидравликой. Щетка может подниматься и опускаться, а плуг можно повернуть в нужную сторону. Смонтировано оборудование на шасси трехосного КамАЗа, под капотом сыто урчит ярославский турбодизель.

"Машина всесезонная получается. Зимой она может сгребать снег с дороги и прометать щеткой. А летом вместо плуга мне вешают раструбы – и я уже могу мыть дорогу. А есть машины, которые предназначены специально для зимней работы", – говорит Анатолий Войтов.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


К таким относятся, например, КДМ (комбинированные дорожные машины), то есть грузовики, на которых смонтированы установки для разбрасывания жидких и сухих дорожных реагентов. Они управляются с пульта в кабине водителя: так же, как плуг и щетка. В зависимости от толщины снежного покрова и дорожных условий можно менять интенсивность выбрасывания вещества. Кстати, тут собеседник нас удивил.

"У коллег с соседнего участка были машины, у которых установка для разбрасывания реагентов приводилась от двухцилиндрового двигателя Lamborghini. Эта фирма производит еще и тракторы, и всякую такую технику, а вы не знали? Впрочем, это предыдущее поколение. Сейчас такие машины оснащаются электродвигателями – они современнее и экологичнее", – весело рассказывает Анатолий.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


В колонне сегодня около 15 машин. В зависимости от погодных условий их может быть больше или меньше. Снегопад пока не очень сильный, поэтому основу "ударной группы" составляют такие же, как у нас, ПМ. И пара КДМ, которые замыкают колонну и разбрасывают реагенты.

"Арбат взяли!"

В конце моста разворачиваемся – и назад, а затем втягиваемся в переплетение центральных улочек Москвы: Моховая, Воздвиженка, Знаменка, Волхонка. Наш провожатый попутно объясняет суть задания.

"Мы расчищаем и прометаем проезжую часть. Убираем снег с дороги к обочинам. Там его подбирают "фронталы" (тракторы с жестко закрепленным передним плугом, который может двигаться только вверх-вниз. – Москва 24) и погружают в грузовики. Или вот, пожалуйста, Хапхапыч!" – при виде машины с транспортерной лентой через крышу Анатолий улыбается.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Он коротко сигналит и приветственно машет водителю, после чего возвращается к рассказу. "Вообще-то это лаповый снегопогрузчик, но мы называем его Хапхапыч, за эти вот хватательные движения. Я слышал еще, что рабочие называют его "Золотые ручки" – очень уж бодро он работает своими лапками", – поясняет наш собеседник.

Наша машина – магистральная. Она может чистить только большие пространства: площади, широкие улицы, мосты. В парковочные карманы не помещается в силу размера, а на тротуар не может "зайти" еще и потому, что навесное оборудование зацепится за бордюр. Впрочем, это и не требуется: там со снегом справляются букашки-мини-погрузчики, а где-то и просто дворники с лопатами.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Мы в пути уже около получаса, водитель отвлекается от беседы, чтобы уточнить задание. "Ну что, Арбат взяли?" – интересуется он по телефону. Мастер участка едет в замыкающей машине, контролирует и направляет колонну.

Анатолий делит улицы на узкие и широкие. Например, ту же Воздвиженку колонна может "взять", то есть очистить, за один проход. Арбат уже шире – там может понадобиться два, а то и три захода.

Но снега пока немного, поэтому управились с ходу. И продолжаем движение – по Моховой, на Тверскую. На Пушкинской площади инспектор ГИБДД коротко подает сигнал – все в порядке, путь свободен. Анатолий начинает разворот, как вдруг прямо под плуг перестраивается юркая легковушка. Казалось бы, столкновения не избежать – но наш водитель вовремя успевает уйти и только что-то бормочет сквозь зубы.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


"Вообще самое сложное в работе – это коллеги-автомобилисты. Большинство ведет себя достойно, но всегда бывают такие, которые норовят подрезать, влезть, проскочить. И ведь не понимают – идет колонна! Ты мимо меня проскочишь, а там другие машины. И все равно встанешь, будешь ждать. Терпимее нужно быть – ведь мы всем хорошо делаем", – сетует он минуту спустя.

По словам Анатолия Войтова, лучше всего работается глубокой ночью и ранним утром. В промежутке между 23:00 и 7:00 трафик минимальный, а также очень мало машин припарковано на центральных улицах участка. А чем меньше водителей – тем спокойнее работать. Пешеходы приносят куда меньше трудностей, хоть идут, часто закутавшись в капюшон, – огромную оранжевую машину трудно не заметить.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Каких-то специальных ритуалов или суеверий у операторов снегоуборочной техники нет. Строго соблюдается только одно правило: не отвлекай водителя во время движения. Поэтому, чтобы нормально поговорить, мы останавливаемся на Васильевском спуске. Смена Анатолия началась не так давно, и впереди еще долгий день, а за ним – не менее длинная ночь.

"Вообще есть одна традиция. Каждый раз, приходя на смену, мы желаем друг другу хорошей погоды. Потому что у нас вообще от нее много зависит – фактически график ненормированный, и мы всегда в доступе "по звонку". Оно и понятно – без нас никто не сможет ехать. Сегодня снега немного – мы прошли маршрут всего два раза. А после воскресного снегопада выходили раз шесть, не меньше", – поясняет он.

Участок Анатолия Войтова находится в самом сердце Москвы, охватывает улицы, площади и набережные вокруг Кремля. Петляя по маршруту, его "рыжий бегемотик" проходит около 40 километров за раз. При этом скорость со включенным оборудованием ограничена на отметке 20 километров в час, поэтому "проход" занимает в среднем полтора-два часа. А в пиковые часы и того больше.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Всю дорогу водитель сосредоточен: нужно ведь не только тщательно соскрести снег с дороги, но и не зацепить ничего огромным плугом. С этой задачей удается справиться благодаря большому количеству зеркал – у машины почти нет мертвых зон. Анатолий уверенно ведет ее как по широким набережным, так и по узким улицам.

Но сейчас он, подобно капитану китобойного судна из песни Патрика Моррисси, вглядывается в хмурое небо над акваторией Москвы-реки. "Погода портится, ветер крепчает. Скоро снова на маршрут. Как пить дать – через час вызовут", – задумчиво произносит он.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


И в самом деле снег усиливается, норовит залепить объектив моему фотографу. А значит, нашему собеседнику пора догонять колонну, а нам – спускаться в метро. Напоследок, пожелав ему хорошей погоды, выпрыгиваем возле станции "Кропоткинская" и спешим в уютное тепло подземки. Все же в такую погоду лучше пользоваться именно этим транспортом.

Конечно, у машиниста метро есть свои трудности и нюансы работы. Но это – материал для следующего репортажа на портале Москва 24.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика