21 июня, 2016

Андрей Клюкин ("Дикая мята"): "Представляю музыку, которую считаю интересной"

Поделиться в социальных сетях:

Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

Один из главных опен-эйров лета "Дикая мята" начнется уже в пятницу. Огромное фестивальное поле, окруженное пансионатами и пионерскими лагерями, где когда-то снимался фильм "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен", во второй раз наполнится тысячами любителей с толком провести выходные. На сегодняшний день "Дикая мята", пожалуй, самый неформатный летний фестиваль, представляющий разнообразную музыкальную палитру, ориентированную на публику, живущую вне музыкальных и стилистических шаблонов. Рок, фолк, джаз, фанк, этно, world music коллективы, театры, творческие группы, ярмарки – все это вселенная "Дикой мяты", раскинувшаяся на три дня неподалеку от города Алексин. Накануне открытия фестиваля обозреватель m24.ru Алексей Певчев встретился с генеральным продюсером мероприятия Андреем Клюкиным, который рассказал об ответственности за риски, настроении Peace&Love и о том, каково это – быть на фестивале и не видеть его.

– В прошлом году, приступая к проведению очередной "Дикой мяты", насколько плотно вы столкнулись с тем, что делать фестиваль по привычной схеме стало значительно сложнее?

– Если мы о кризисе 2015 года, то он случился уже после того, как мы сформировали идею и состав фестиваля. Скажу честно, был момент, когда у меня руки опустились, момент сиюминутной слабости, если хотите. А потом пришло понимание того, что кризис для одних – кризис, а для других время возможностей, и мы решили, что это про нас. Вообще 2015 год был суровый: тут и кризис, и скачки курса, и чудовищный циклон, который пришел к нам из Тбилиси. Три дня ливня. Но мы выстояли, и зрители остались с нами. Короче, был год преодолений, и не только у нас. В 2015 почти все фестивали "скребли по дну". В этом году положение не намного легче, но, судя по рынку, почти все фестивальщики оказались бойцами и готовят действительно интересные программы. Я вижу, как самоотверженно люди делают свое дело. Полностью оценить их вклад можно будет лет через десять. Я бы каждому организатору фестивалей по памятнику поставил.

Фото: Валентин Монастырский

– Судя по вашему оптимистически-эпическому ответу, "Дикая мята" живет и почти не тужит. Подтверждение тому, кстати, и очередной ваш звездный состав участников

– У нас в этом году (тьфу-тьфу-тьфу) все идет хорошо. Видимо, то, как мы провели фестиваль в прошлый, кризисный, год вызвало уважение и партнеров и спонсоров. Сам по себе факт того, что люди звонят и предлагают сотрудничество, а не приходится ходить и клянчить очень приятный и необычный. Кроме того, за эти годы мы завоевали кредит доверия у аудитории, что невероятно важно. Люди понимают, все то, о чем мы говорим – мы делаем. Взять, например, прошлый год, иногда ливень был такой, что вытянутой руки не видно, но все музыканты приехали, все группы выступили, все заявленные программы состоялись. Другое дело, что два дня после фестиваля сотрудники Jgroup просто не могли встать, но все состоялось.

И да, в этом году, мы, по сути, не дожидаясь десятилетия фестиваля, сумели собрать самый звездный состав за его историю.


Видео: Youtube/пользователь: Фестиваль Дикая Мята

– Формирование фестивальной программы, особенно, когда дело касается "Дикой мяты" – одна из одинаково интересных и сложных задач. С одной стороны, вы стремитесь показать что-то новое и интересное, с другой – необходимы хедлайнеры, способные заинтересовать массовую публику. Есть ли для этого какая-то универсальная формула?

– Слово "необходимость" не подходит. Мы живем по бизнес-схеме, которая поставлена с ног на голову. Мы даже сметы считаем от музыки, а не от продаж. Вот смотрите, например, мы очень хотели, чтобы первое фестивальное выступление группы 5`nizza состоялось именно на "Дикой мяте" и об этом говорили с менеджментом группы. Лично мне очень хотелось увидеть на фестивале группу "Сплин", поскольку я просто влюблен в альбом "Резонанс ", или, например, мы нашли группу The Wanton Bishops и очень захотели их привезти. Поверьте, все это стоит денег. Дальше происходит так: мы понимаем, сколько нам нужно, чтобы отбить все затраты, составляем сметы, и от них и пляшем. Решения в Jgroup принимаются сообща, мы все понимаем, что плывем в одной лодке и разделяем ответственность за риски. Сообща готовится длинный список музыкантов, которых мы хотим видеть на фестивале, а потом происходит голосование. Так определяется программа "Дикой мяты".

Кроме того, мы внимательно следим за сообщениями наших зрителей в социальных сетях. Понятно, что за эти годы мы научились отличать искреннее желание увидеть того или иного музыканта от спланированных действий со стороны фан-клубов молодых артистов. Наше общение в основном происходит во ВКонтакте, а это более 43 тысяч человек.

Фото: Валентин Монастырский

Например, мы в этом году третий раз приглашаем грузинскую группу Mgzavrebi, для меня при огромной любви к команде это удивительный факт. Меньше всего на свете мы хотим превратиться в мероприятие, которое каждый год показывает одну и ту же программу. Состав "Дикой мяты" год от года меняется на 70%. И у меня были сомнения, но, когда каждый третий поклонник фестиваля просит о концерте Mgzavrebi – устоять невозможно. Идти против такого желания просто глупо и нелепо.

В программе фестиваля для меня главное – гармония, все выступления должны стать частью одного большого фестивального полотна. Так, чтобы люди, приехавшие на фестиваль, ощутили дух радости и свободы. Это похоже на составление икебаны – цветы все разные, но сам букет точно передает настроение. В этом году наше настроение можно передать двумя словами – Peace&Love.

– Кстати, не одни Mgzavrebi играли у вас два раза. Вот, барселонцы Mikroguagua тоже не новички на "Мяте".

– Ну, это личное, и по-другому это назвать нельзя. Они дух Барселоны, одного из наших любимых городов. Они настоящие площадные музыканты. Новая волна, новая группа, которая находится на поле Ману Чао. Ну и плюс ко всему мы с ними дружим, и нам приятно с ними работать. Кроме того нам помогает еще испанское посольство, которое говорит: "Ребята, вот вы везете Mikroguagua, и это очень круто! Давайте мы в этом году мы поможем вам с визами и организационными вопросами".


Видео: Youtube/пользователь: Фестиваль Дикая Мята

– Испанцы – заводные ребята, но, надо сказать, что на "Мяте" всегда особый акцент делается на балканских коллективах, неизменно разогревавших публику. В этом году, как мне показалось, их чуть меньше?

– Нет, я бы так не сказал! В этом году к нам едет Dubioza Kolektiv, сейчас в мире это балканская группа номер один. Они были признаны лучшей живой группой Европы. Dubioza Kolektiv – это бомба, концентрированная энергия. Кстати, первое их живое выступление в России, состоялось на "Дикой мяте" несколько лет назад. Конечно, они теперь уже по-другому стоят даже для нас. Все эти –" Ребята, мы же вас открыли" – получают доброжелательный, но неизменный ответ: "Идите в кассу! " Но это понятно и обосновано, ведь даже Горан Брегович и Эмир Кустурица не могут сравниться с ними по накалу страстей на сцене. Они невероятная группа. Из балканщины еще назову Exilados, "Балкан Транзит" и совсем свежее открытие в этом жанре -The Hatters, на которых я бы обратил пристальное внимание. По ощущениям именно они станут открытием года.

– В этом году у вас несколько совершенно разных хедлайнеров. С 5`nizza все уже понятно, а вот чем вы руководствовались, позвав "Cплин", Федора Чистякова?

– Это прозвучит ужасно банально, но решающим фактором здесь стали плеер и наушники. Я постоянно слушаю музыку, и в какой-то момент решил переслушать группу "Ноль". Послушал и понял, насколько печально, что одна давняя история повлияла на судьбу настолько яркого и фантастически талантливого музыканта. Я загорелся идеей позвать Федора к нам на фестиваль. Но личное общение сходу не задалось. У нас получилось так: его директор договорился, что я должен приехать в шесть вечера в клуб, где в восемь у Федора должен был состояться концерт. У нас предполагалось два часа для обстоятельной беседы. Мне очень хотелось донести до Чистякова дух фестиваля, хотелось объяснить, как мы все ждем его участия. Рассказать, как накануне собирались командой, переслушивали его песни, пели их хором, перебирали этапы его жизни, даже наш киноотдел пришел к выводу, что обязательно нужно снять фильм "Ведьма" (кто знает, поймет, о чем это). Но в конечном итоге встреча задержалась, и когда у Чистякова оставалось до выхода совсем чуть-чуть времени, нас посадили за один стол, сообщив, что для общения есть всего 10 минут. Я, честно говоря, растерялся, говорю: "Здравствуйте! Вот... эээ… фестиваль "Дикая мята". Он : "Не знаю такой". Ну и дальше про возможность сыграть у нас полностью альбом "Песни о безответной любви к Родине", потому что альбому 25 лет в этом году! "Нет, мне это неинтересно." – "Понятно, вы это не поете, я знаю ситуацию. " – "Эта ситуация меня стерла. И мне это не интересно всё!"

Короче, очень был болезненный разговор. Я понимал, что я для него – некий московский хлыщ, который пришел и говорит: "Спой "Человек и кошка"! В итоге расстались на звенящей ноте, я в сердцах пошел на улицу, постоял, покурил, думаю – да ну, все равно уже приехал, пойду на концерт. Встал у сцены, на ней Чистяков. И он словно нарочно начинает петь те песни, о которых мы говорили, даже не он сам, а зал, скорее. И как-то мне так на душе тепло стало. Потом дело дошло и до новых песни, и они мне тоже показались очень крутыми. Короче, после концерта снова встретились и ударили по рукам. Я считаю Федора одним из величайших музыкантов нашего времени.


Видео: Youtube/пользователь: Фёдор Чистяков - official

Я в этом году оказался с гипертоническим кризом в больничке. Нервы, идиотский ритм жизни, короче, свалился. Полежал часа четыре и думаю, вот есть время послушать музыку, которая на какое-то время выпала из поля зрения. Купил новый альбом "Сплин", и в больнице впервые услышал "Резонанс" – мощный, сильный, глубокий! Я ходил по коридорам в наушниках, проговаривал про себя строчки песен, рукой отбивал ритм, и все, что я видел вокруг, превратилось в удивительный клип.

Кстати, я бы еще отметил Alai Oli, которых давно знаю, хотя и не следил внимательно за тем, что они делают. Потом посмотрел в сети их концерт с симфоническим оркестром и подумал, что эта группа удивительной судьбы должна быть у нас на "Мяте". Потом стал читать про их вокалистку Олю Маркес и выяснилось, что она заморочена на здоровом образе жизни, на материнстве, что у нее есть специальные курсы реабилитации для людей, которые сидели на наркотиках. То есть, у нее есть еще и серьезная социальная миссия.

– Хедлайнеры у вас, что называется, статусные и дорогие или все-таки, учитывая давнюю дружбу, действует система скидок?

– Да я многих музыкантов просил чуть прижать ценник, многие сразу предложили специальные условия, многие и вовсе отказались от гонорара. Это понятно, все видят, что за нами не стоит крупный инвестор, у нас нет своего журнала, радиостанции, банка, телеканала. C другой стороны, именно поэтому у нас и получается такой интересный фестиваль. Мы никому ничего не должны, нам никто не может сказать, что такое формат или не формат. И уж тем более нас никто не может обязать поставить на сцену ту или иную группу по схеме: Николай Иваныч или Петр Петрович попросил. Да, экономически все это сложно, особенно принимая во внимание, что мы конченые меломаны. Наш коммерческий директор чуть вены мне на горле не перегрыз, когда я сказал, что мы везем группу из Ливана The Wanton Bishops, которую вообще никто в России не знает, но при этом группа не дешевая, и везти ее надо из страны, с который сейчас не самый простой визовый режим. Там еще тяжелейшая логистика: они ночью выступают на Гластенбери, прилетают утром, проходят здесь таможню, приезжают на площадку за час до выхода на сцену. Но мы на это идем, потому что они нереально крутые!


Видео: Youtube/пользователь: Фестиваль Дикая Мята

– Две группы "Бомж-трио" и The Hatters, попали к вам в тот момент, когда программа фестиваля была уже сверстана. Чем они вас так покорили?

– В состав "бомжей" входит Сергей Воронов – абсолютная для меня фигура в мире блюза. В нем всегда сочетается какая-то элегантность и образ, он прекрасно поет и волшебно играет. Я хотел бы пригласить и его CrossroadZ, но как-то не складывалось. Когда услышал "Бомж-трио",понял, что совершенно другая форма, другие песни, но это очень здорово! Дальше отказаться от идеи увидеть их на фестивале, было невозможно.


Видео: Youtube/пользователь: Robert Rocky

Ну а Нэш Тавхелидзе из Blast и Коля Сарабьянов из Therr Maitz с ним в одной команде – и это уже группа, четко соответствующая формату той сцены, на которой они будут выступать.

"Шляпнки" прислали мне заявку, когда лайн-ап был сформирован, так что слушал их просто ради интереса. Сначала я решил, что это какая-то очередная питерская игра в "Ленинград", потом послушал "Зиму", настолько пронзительную, глубокую, наполненную болью, что мурашки по коже. А после посмотрел, как они в зимнем лесу играют песню "Слово пацана" и влюбился окончательно!


Видео: Youtube/пользователь: карась

Эта песня вошла саундтреком в мою жизнь! Дальше все было вообще удивительно. Мы поставили их на" Дикую мяту", потом группу взял "Доброфест", "Стереолето" и другие фестивали, дальше "Нашествие", их поставили в эфир "Нашего радио". "Шляпники" достучались до сердец, потому что делают все очень искренне, при этом оставаясь сумасшедшими и безбашенными.

– Как бы вы того ни хотели, но "Дикая мята" у многих ассоциируется с фолком, ну в лучше случае с world music – определением, под которое легче всего подходит стилистическая всеядность.

– Я не отмежевываюсь от фолк-культуры, она мне близка, в ней заложены корневые системы ценностей каждого из народов планеты. Я просто говорю о том, что мы намного шире, чем иногда нас воспринимают. Сейчас у нас на сценах "Дикой мяты" прекрасно и гармонично уживаются балканщина в виде Dubioza Kolektiv, глубокий этно-проэкт Theodor Bastard, дико угарный рок от The Wanton Bishop, такие легенды, как Федор Чистяков, Алексей Романов и Сергей Воронов, и такие глыбы, как "Сплин" и 5`nizza. Сейчас, как мне кажется, из всех российских фестивалей, которые на слуху и на виду, мы представляем самый широкий музыкальный диапазон.

– При этом, приглашая хипстерский проект Sirotkin, вы это делаете, потому что вам он нравится, вы хотите представить все многообразие музыкального ряда или сознательно идете на провокацию?

– Sirotkin мне страсть как понравился. Я долгое время писал заметки в Facebook, отзываясь в довольно скептическом ключе о том, что мы именуем музыкантами хипстерского толка. Мне казалось, эти люди проводят свое время, изображая из себя тех, кем они не являются, то есть мы настолько модные, прямо настолько европейские, мы уже настолько нерусские, что прямо вообще. Послушал альбом Сергея Сироткина и вижу, что произошло то, что и должно произойти – количество переросло в качество.


Видео: Youtube/пользователь: Фестиваль Дикая Мята

Сироткин очень целостный музыкант, он предельно искренний, талантливый и тонко чувствующий. Он не изображает из себя модную британскую штучку – он доносит именно себя, используя актуальное звучание.

На фестивале может случиться еще одно музыкальное открытие. Я влюбился в Леру Банину. Правда весь наш роман пока заключается в одном сообщении, когда в ответ на мое предложение Лера сказала: "Да, хорошо, я выступлю". За неделю до этого наш PR-директор Ярослава Васичкина поставила мне песню "Мамонты", и вот мы специально на час увеличили длительность работы одной из сцен под ее выступление. Есть музыка, которую я чувствую и к судьбе которой я хочу быть причастен. Вряд ли я формирую тренды, я человек, который представляет зрителю, музыку, которую считаю интересной.

– Насколько вы согласны с тем, что сейчас такой почти нет?

– Точно не согласен! Другое дело, что интернет сделал две вещи. Первая: любой шлак, может заполонить собой все – положи денег на YouTube или vkontakte, и всё. В этом мутном потоке найти алмаз очень трудно. Я горжусь тем, что мы, как мне кажется, просеиваем через наши уши кучи всякой ерунды и находим эти алмазы.

– Сделав приличное количество фестивалей, можно ли вывести какую-то общую тенденцию развития современной музыки, не звучащей в эфире?

– Я думаю о том, что в ближайшее время, через два-три года появится поколение бардов новой волны.

Смысловая нагрузка будет в приоритете. Люди, возможно, начнут меньше ездить, и произойдет что-то похожее на то, что было в 60-х, 70-х в СССР. Возродится класс технической интеллигенцит, которая будет петь эти песни на кухнях, как это было во времена Высоцкого, Окуджавы, Галича. Форма будет, конечно, другая, возможно как у Леры Баниной, и мы будем с работать с такими артистами.


Видео: Youtube/пользователь: Batchankoff

– При этом такой музыки кардинально меньше, чем во времена, когда заливался фундамент грунт для незыблемой обоймы фестивалей вроде "Нашествия".

– Нет, таких глыб нет, и в ближайшее время не будет. Тогда у артистов помимо музыкальной было идейное противостояние системе. Это давало силы, каждый был, как Че Гевара. Формирование личных свобод, призыв, желание доказать себе и слушателям. Выходили фильмы "АССА" и "Игла". Люди боролись с системой, и делали это на стадионах. Сейчас музыка, как мне кажется, переходит в наушники. Такие маленькие бытовые революции из плеера.

– Любой фестиваль – это круглосуточная работа для продюсера, да и для всей команды J Group, искренне любящей музыку. Вам не досадно, что все это удивительное фестивальное действо под названием "Дикая мята" определенным образом проходит мимо вас?

– Это самое страшное, что со мной происходит уже девять лет. Последние четыре года я постоянно об этом думаю, потому что большего желания, чем просто поехать на свой фестиваль с друзьями, и провести эти три дня на поле, неважно, будет дождь, снег, град или будет жара ужасная, у меня нет. Ведь, по сути дела, мы составляем фестиваль под себя, собираем все, что любим, ставим себя на место зрителей и думаем, как сделать еще лучше. В прошлом году был дождь, и вот мы решили сделать сцену, которая защищает от дождя не только музыкантов, но и зрителей. Нашли партнеров и уже в этом году ставим такую сцену – крытый танцпол на 2,5 тысячи метров, на котором реально могут несколько тысяч человек тусовать. Построили фонтанчики с питьевой водой. Для тех кто не склонен тратить лишние деньги, поставили точки с бесплатным кипятком, чтобы они могли заваривать лапшу и каши, которые мы разрешаем проносить с собой. Для тех, кто считает себя гурманом, представляем более 40 ресторанов на любой вкус: грили, кофейни, бургерные, национальные кухни. Организуем кинопоказы своих любимых фильмов. И так далее.

По сути, мы готовим идеальный праздник для себя и своих друзей, но точно никогда его не увидим. И это реальный кошмар моей жизни. Не далее, как вчера я лежал в кровати и думал о том, как бы мне попасть на "Дикую мяту" зрителем, и, видит Бог, я не лукавлю. Все, что мы видим, это микрообрывки концертов и то, только в те моменты, когда по работе нужно быть в районе сцены. Единственное, я взял себе года два назад такое правило – раз в день пропадать с фестиваля минут на сорок. В этот момент я вынимаю наушники от обеих раций из ушей (одна из них – про полицию, вторая – про логистику фестиваля) и смотрю какую-то часть выбранного концерта. В прошлом году я так посмотрел минут 20-30 выступления "Калинова моста", потому что они играли мой любимый альбом "Выворотень" и Tequilajazzz в классическом составе. В этом году я очень хочу попасть на Васю Васина с сольным проектом, на "Шляпников", "Бомж-трио" и Федора Чистякова. Если повезет, хочу посмотреть концерт Dubioza Kolektiv. И, конечно, я не пропущу концерт The Wanton Bishop, буду в первых рядах у сцены.


Видео: Youtube/пользователь: OpenStage.TV

– Ну а потом – увидеть Mgzavrebi, закрывающих фестиваль, – и домой?

– В прошлом году мы не смогли уехать с фестиваля сразу. Команда была настолько измотана, что на следующий день, просто никто не мог встать. Тут и физическая перегрузка, и полное опустошение, похожее на послеродовую депрессию. Но так всегда, ждешь фестиваля весь год, последние 3-4 месяца перед ним работаешь в дичайшем режиме, а сам фестиваль – это 72 часа непрерывного стресса. Каждый раз ты думаешь, что больше такого не выдержишь. Но уже через 10-15 дней после ребята начинают предлагать, как и что лучше сделать в следующем году. "Дикая мята" – это общий ребенок, хлопот от него много, но он любимый.

Сюжет: Как сделать фестиваль: продюсер "Дикой мяты" Андрей Клюкин

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика