Москва 24

Свежий воздух

27 февраля 2015, 14:06

Прогулки по Москве: что посмотреть на Острове


Парижскому Сите, будапештскому Маргиту и питерскому Заячьему острову повезло. Уже много веков они пользуются славой старейших столичных районов. Кроме того, у каждого из них есть единственное и вполне официальное название.

Ни то, ни другое не имеет отношения к Острову – для удобства мы решили называть его именно так.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

По историческим и московским меркам возраст Острова совсем несерьезный – каких-то 200 с небольшим лет. Да и имя каждый выбирает ему на свой вкус. Кусочек суши между Москвой-рекой и Водоотводным каналом называют Кремлевским островом, Садовниками и Балчугом. По мнению составителей карт Google, остров называется Болотным. А местные жители и вовсе считают, что название "Остров" придумали рекламщики, чтобы привлечь покупателей в новый жилой комплекс.

Мы решили прогуляться по Острову и выяснить, почему этот юный безымянный уголок Москвы сыграл такую важную роль в жизни страны.

История появления

Водоотводный канал, которому Остров обязан своим рождением, соорудили в 1783 году.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Тогда весеннее половодье повредило опоры Большого Каменного моста. Городские власти столкнулись с необходимостью отвести воды Москвы-реки для ремонта свай. Так появился 4-километровый канал, повторивший форму излучины Москвы-реки. А между ним и основным руслом – Остров, протянувшийся от Якиманской набережной к Шлюзовой.

Памятник Петру I

На самом западном краю стрелки Острова, точнее, на маленьком намытом островке стоит 98-метровый памятник Петру Первому авторства Зураба Церетели. Он появился здесь в 1997 году и, кажется, не оставил равнодушным ни одного жителя столицы. СМИ и разнообразные общества проводили множество акций по сбору подписей против установки монумента.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Позже внимание общественности переключилось на другие архитектурные проекты, а споры вокруг памятника постепенно утихли.
На самом деле он называется "В ознаменование 300-летия российского флота". Бронзовая статуя Петра является самым высоким российским памятником. Его каркас изготовлен из нержавеющей стали. Фигуру царя и корабль собирали отдельно в мастерских и затем монтировали в памятник.

Внутри памятника есть лестница – по ней поднимаются рабочие, которые следят за состоянием монумента.

Стрелка

Сама стрелка начинается со здания московского Яхт-клуба, построенного в 1890 году архитектором Трейманом.

За ним краснеют кирпичные корпуса фабрики "Красный октябрь".

Фабрика превратилась в арт-квартал всего каких-то 10 лет назад, а до этого была одним из главных российских производителей шоколада. Здание на Берсеневской набережной построил для кондитерской фабрики "Эйнемъ" в 1906 году архитектор Александр Калмыков.

В 1918 году налаженное кондитерское производство национализировали. Фабрика стала называться "Красный октябрь".

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

В начале нулевых городские власти решили вывести промышленные мощности за пределы исторического центра, и к 2007 году "Красный октябрь" переехал во владения другого шоколадного гиганта – Бабаевского комбината.

По общему признанию, Остров от этого только выиграл. На стрелке сформировался целый независимый квартал с клубами, открытыми кинотеатрами и художественными галереями.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

В 2009 году основатель издательского дома "Афиша" Илья Осколков-Ценципер открыл здесь институт медиа, архитектуры и дизайна "Стрелка". Институт до сих пор остается некоммерческим проектом: студенты учатся здесь бесплатно и даже получают стипендию. Зарабатывать "Стрелке" помогает продажа книг собственного издательства и работающий при институте бар.

Фото: предоставлено Иваном Ерофеевым

Иван Ерофеев, студент института "Стрелка"
"Последние полгода я провожу почти каждый день на "Красном Октябре", в основном, в районе "Стрелки". Не могу сказать, что я досконально изучил весь остров, но здесь есть несколько мест, куда студенты часто ходят в течение дня.

Возле Никольского храма на Берсеневской набережной стоит палатка с домашними пирожками, которые пекут, судя по всему, люди из церкви. Здесь неожиданно богатый выбор ягодных начинок, все вкусно.

В западной части острова есть приятный грузинский ресторанчик с шикарным харчо и хачапури по-аджарски. В попытках сэкономить на обедах мы в начале учебного года часто ходили в трапезную Храма Христа Спасителя. Когда цены поднялись и там, многие переключились на другие места вроде "Продуктов", потому что вкуснее, а цены примерно такие же. Когда "Продукты" закрылись, трапезная снова стала вариантом"

Берсеневская набережная

К правому берегу Москвы-реки выходит Берсеневская набережная.

У историков есть два варианта происхождения ее названия. Вероятнее всего, имя набережной происходит от слова "берсень" – раньше так называли крыжовник, который в изобилии рос в соседних садах. Второй вариант тоже связан с крыжовником, но по другой причине. Рядом с этим местом – возле угловой юго-восточной башни Кремля – находился двор боярина Ивана Беклемишева. Боярин обладал чрезвычайно крутым и неуживчивым нравом, за что и получил прозвище колючего кустарника "берсеня".

Кстати, второе название той самой башни – Беклемишевская. Правда, москвичи больше привыкли называть юго-восточную башню Кремля Москворецкой.

Палаты Аверкия Кириллова

На набережной сохранился памятник архитектуры XVII века – городская усадьба думного дьяка Аверкия Кириллова.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Дом был построен в 1657 году – именно такая дата была указана на закладном камне, который археологи обнаружили внутри здания.

Хозяином палат был внук царского садовника, богатый купец Аверкий Кириллов, занимавшийся, как бы мы сейчас сказали, оптовой торговлей. В терминологии тех лет он был первым гостем. Склады таких купцов и назывались Гостиными дворами.

При царе Алексее Михайловиче Кириллову был пожалован чин думного дьяка. Купец возглавил Казенный приказ, приказ Большого дворца и несколько других учреждений, которые контролировали русскую торговлю и финансы. И выстроил возле Кремля палаты с пышными наличниками. К дому Кириллов пристроил церковь, которая сейчас известна под названием Никольской на Берсеневке. При первом владельце между церковью и палатами существовал деревянный переход.

В 1682 году Аверкий Кириллов был убит в ходе Стрелецкого бунта. Следующим хозяином палат стал дьяк Курбатов, который перестроил здание по своему вкусу. У палат появился каменный второй этаж, а фасад приобрел европейский лоск.

После дом по очереди занимали разные государственные учреждения, а в 1870 году здесь расположилось Императорское Московское археологическое общество во главе с графом Уваровым. С тех пор в палатах Кириллова заседали только ученые. Сейчас здание принадлежит Российскому институту культурологии.

Дом ЦИК и СНК СССР

Единственный дом на улице Серафимовича остается самым грандиозным и загадочным зданием на Острове. Дом правительства, построенный архитектором Борисом Иофаном, известен под именем Дома на набережной. Повесть с таким названием написал Юрий Трифонов в 1976 году.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Дом достроили к 1931 году. Однако идея его возведения возникла сразу после революции, когда Москву наводнили разнообразные партийные работники.

В 1927 году была образована правительственная Комиссия по строительству Дома ЦИК и СНК СССР под председательством Алексея Рыкова. На первом же заседании члены комиссии утвердили количество и состав квартир и жильцов. 505 квартир – от однокомнатных до пятикомнатных - распределили между членами Центрального комитета партии, комиссий Советского и Партийного контроля, наркомами и другими представителями партийного руководства. Позже состав жильцов расширился за счет Героев Советского союза, писателей, работников Кремля, Народного комиссариата обороны и других организаций и учреждений.

Сейчас дом – рекордсмен по количеству мемориальных досок. На его стенах установлено 25 памятных знаков, посвященных знаменитым жильцам. В разные годы в Доме на набережной жили Никита Хрущев, Георгий Маленков, Алексей Косыгин, Георгий Жуков, Алексей Стаханов, летчики-челюскинцы Михаил Водопьянов и Николай Каманин, писатели Александр Серафимович и Юрий Трифонов.

Иофан создал один из самых крупных в Европе жилых домов в стиле конструктивизма. По традиции тех лет, Дом на набережной проектировался как микрогород. Жильцы могли посещать свой кинотеатр (кинотеатр "Ударник"), клуб (сейчас Театр эстрады), столовую, библиотеку, спортивный зал, универмаг, отдавать детей в местный детский сад или ясли, пользоваться услугами прачечной, амбулатории, почты и сберкассы.

Изначально архитектор планировал обработать фасады дома розоватой гранитной крошкой, аккомпанирующей по цвету стенам и башням Кремля. Однако руководство отклонило эту идею из-за высокой стоимости работ.

Уже через несколько лет после появления дома в СССР начался Большой террор, жертвами которого стали многие жильцы. К 1938 году печати НКВД появились на 280 квартирах. Их владельцы переселились в камеры Лубянки.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

После войны выжившие жители дома стали возвращаться из эвакуации. Но размещались они уже не в квартирах, а в комнатах – дом стал коммунальным. Интерес властей к дому утих, и до перестройки о нем почти не вспоминали.

А в 1989 году по инициативе одной из старожилов дома Тамары Тер-Егиазарян в Доме на набережной был создан музей. В прошлом году музей отметил 25-летие.

Ольга Трифонова, писательница, директор музея "Дом на набережной"

О районе

"В моей жизни этот район занимает очень важное место. Во-первых, здесь стоит дом, в котором жил мой муж и о котором он написал повесть, и эта повесть сделала этот дом знаменитым во всем мире. Во-вторых, здесь расположен музей, в котором я работаю уже 25 лет.

Ну и в-третьих, конечно, это очень важная вещь, этот район – узел Российского государства, это пересечение двух дорог. Недаром "Песня про купца Калашникова" так заканчивается: "Схоронили его между двух дорог". Одна дорога шла на юг, в Орду, а другая – на север. Поэтому в этом месте есть какая-то магическая сила и огромная энергетика. Я это ощущаю. И поэтому мое отношение к Острову сложное. С одной стороны, любовь к музею и память о муже. С другой - если помните слова, которыми начинается одно из произведений Юрия Валентиновича – "это было гиблое место".

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

На Болотной площади было место казни, там, где сейчас "Балчуг", был первый кабак на Руси. Это нововведение Ивана Грозного – разрешение кабаков – Россию и погубило, я считаю. Потом, конечно, колоссальное количество людей, исчезнувших из Дома на набережной: к началу войны исчезла треть его жильцов. Кто погиб в лагерях, кто в тюрьме – на Лубянке и в разных других тюрьмах. Это очень странное, страшное и одноврменно притягательное место".

О музее

"История с этим музеем очень странная – и смешная, и трагическая. Как и все, что происходит в этом доме. Как все, что происходит в жизни, в конце концов.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Тамара Андреевна Тер-Егиазарян была женщиной необыкновенной, обладавшей очень многими достоинствами, безумной энергией, напором и главным еще одним удивительным качеством: она любила и умела налаживать контакты с нужными людьми. Вот она и подружилась с тогдашним директором этого дома.

И ей выделили какое-то место в "красном уголке". Это было поле деятельности парткома, они там какие-то самодельные газеты вешали. Писали от руки, лепили фотографии. Через некоторое время Тамара Андреевна получила уже две комнатки на первом этаже, а еще через некоторое время она получила зальчик, который и присоединила к этим комнаткам.

И все это она, конечно, отдала под музей. Музей сначала был народный. Тамара Андреевна, честно говоря, не очень приветствовала воспоминания о жертвах репрессий. Она была большой жизнелюб: первый раз я ее увидела в белой юбочке и в белых носочках с ракеткой, она бежала через двор в теннисный корт. А было ей тогда 80 лет. Здесь наверху, над Театром эстрады, роскошный теннисный корт, там еще даже Ельцин играл.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Через некоторое время Тамара Андреевна постарела, стала уставать от всякой кропотливой работы, которая неизбежна в музее и которую она и раньше-то не очень жаловала. И так она предложила стать директором мне".

Усадьба Харитоненко

Ровно напротив Кремля стоит усадьба сахарозаводчика Харитоненко, в которой сейчас располагается резиденция посла Великобритании. Дом привлекает гармоничной и строгой архитектурой, характерной для городских усадеб XIX века.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

К проектированию особняка приложил руку и знаменитый Федор Шехтель. Именно он продумал интерьеры дома, выполненные в стиле французской готики и неоклассицизма.

Когда-то особняк Харитоненко был одним из центров культурной жизни Москвы. Его владелец коллекционировал живопись, и в доме часто собирались художники, актеры и музыканты.

Дом Виктора Розанова

Неподалеку, в своем собственном доме №30 по Софийской набережной, живет профессор Виктор Розанов. Быть соседом Кремля, по словам Розанова, во все времена было непросто – слишком дорого ценилась островная земля.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Виктор Розанов, завкафедрой информационных систем управления и вычислительной техники Академии труда и социальных отношений, владелец дома №30 на Софийской набережной

О доме

"В этом доме я живу с самого рождения, то есть уже 77 лет.

После Октябрьского переворота 1917 года большая часть городских зданий была национализирована. Но национализировать мало, нужно было еще сохранить имущество в нормальном состоянии. Дома требовали ухода, иногда ремонта. Естественно, этим никто не занимался, и многие здания стали приходить в упадок. И тогда, в начале НЭПа, власти решили бросовые дома, пришедшие в негодность, отдавать желающим для капитального ремонта и заселения. А чтобы, говоря современным языком, привлечь инвесторов, дома пообещали отдавать в собственность.

Отец у меня был тогда молодым специалистом. Он закончил институт уже при Советской власти и неплохо зарабатывал. Он и восстановил этот дом.
Так наша семья поселилась на Софийской набережной.

В войну дом у отца отобрали, и, когда мы вернулись из эвакуации, здесь была коммуналка. Так что до 1971 года мы жили с соседями".

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

О борьбе за землю

"В свое время я был вынужден привлечь СМИ, чтобы обратить внимание на безобразия, которые творились вокруг моего дома. Ведь одно дело – убить никому не известного пенсионера, а другое – когда о нем уже написала немецкая газета Die Welt или московская пресса. В мой адрес, конечно, поступали разные угрозы. В основном, это было в 1990-е.

Почему, думаете, я собак завел?

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Да и чиновники тогда жить спокойно не давали. Меня отсюда выселяли с 1971 года. Закончилась борьба, когда я приватизировал дом".

О районе

"Сейчас в районе (Якиманка – прим. ред.) произошли какие-то изменения в лучшую сторону. А в 90-е здесь, конечно, много наворотили.

О легендах

"Была одна история, не легенда, а самая настоящая быль. Это потом из нее родились легенды. Примерно в конце 50-х годов к церковной колокольне пристроили маленький жилой дом, кажется, для рабочих. И однажды на крышу этого домика упал крест с колокольни. Он пробил кровлю, перекрытия и упал прямо в жилую комнату. Люди не пострадали, их сразу выселили, а дом снесли. Но легенды появились. Говорили, что это Бог наказал за то, что портится внешний вид церкви и за то, что в храме живут люди".

О Доме на набережной

"Близости пресловутого "Дома на набережной" мы не боялись. Мои родители и тогдашние соседи по дому были обычными людьми. Они не занимали руководящих постов и не были политиками, поэтому относились к нему спокойно.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Я уже говорил, что учился в 12-й школе – туда же ходили дети из Дома правительства. Со мной учились сын Пузанова (Александр Михайлович Пузанов – председатель Совета Министров РСФСР с 1952 по 1956 годы), сын тогдашнего министра культуры, сын летчика Водопьянова и сын писателя Катаева… Все мы общались на равных".

О названии "Остров"

"Никакого специального названия у этого места никогда не было. Впервые слово "остров" мы услышали в начале 2000-х, когда возник проект "Золотой остров" (тогда часть территории острова планировалось застроить элитными жилыми домами). Я лично всегда говорил, что живу на Софийской набережной.

Гостиница "Балчуг"

Поблизости от Болотной площади, где в старину находилось место казней и в 1775 году четвертовали Емельяна Пугачева, возвышается пятизвездочная гостиница "Балчуг-Кемпински". Современный отель появился здесь не так давно – в 1992 году.

За долгие годы существования дома – он был построен после пожара 1812 – здесь размещались общежития, гостиницы и различные организации. Но сразу после постройки в здании располагался доходный дом. Первый этаж дома занимал ресторан, а верхние этажи сдавались не под квартиры, а под студии художников. Здесь работали Архип Куинджи и Иван Крамской.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Название "Балчуг" происходит от татарского прозвища этого района и означает "глина, грязь". Такую нелестную характеристику местность получила из-за постоянных разливов Москвы-реки.

Храм великомученика Георгия Победоносца в Ендове

В глубине острова, на Садовнической улице скрывается пятикупольная церковь святого великомученика Георгия в Ендове. Храм построен в середине XVII века. Искусствоведы называют его одним из лучших образцов русского узорочья – архитектурного стиля, для которого характерны сложная композиция и обилие декора.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Странным словом "ендова" называлась посуда, в которой подавали напитки на пиршествах и в кабаках. Так со времен Ивана Грозного называлась и эта местность. Здесь царь повелел открыть первый кабак для опричников.

Дореволюционная электростанция

На этой же улице располагается старейшая действующая тепловая электростанция России – ГЭС-1 имени Петра Смидовича или Раушская электростанция. Ее построили в 1897 году.

Станция обеспечивает электроэнергией Кремль, Госдуму и другие здания ЦАО.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Усадьба Иконниковых-Бажанова

На Космодамианской набережной сохранилось здание городской усадьбы Иконниковых-Бажанова. Первый этаж здания был построен еще при Петре I – в начале XVIII века. До 1810 года дом постоянно перестраивался.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Интересно, что изначально здание стояло на набережной. А во время строительства жилого сталинского дома маленькую усадьбу поставили на рельсы и перенесли во дворы, развернув при этом на 180 градусов фасадом к Садовнической улице.

Штаб Московского военного округа

Штаб размещается в бывшем здании Кригскомиссариата – ведомства по вещевому довольствию армии. Кригскомиссариат был построен в 1780 году архитектором Николаем Леграном. Обширное, почти квадратное здание занимает целый квартал. На Москву-реку выходит его трехэтажный административный корпус.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

По легенде, именно в подвалах Кригскомиссариата был расстрелян министр внутренних дел СССР Лаврентий Берия.

Часовня Николы Угодника

Во дворе дома №77 по Садовнической улице располагается часовня Николы Угодника, построенная на средства путешественника Федора Конюхова в память о погибших моряках. Угол часовни обшит фрагментом корпуса легендарного крейсера “Варяг”.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Перед часовней установлены бронзовые скульптуры покорителя Сибири Ермака Тимофеевича, морехода Семена Дежнева, адмиралов Федора Ушакова и Павла Нахимова, святого Сергия Радонежского. Вокруг лежат корабельные якоря, подаренные Конюхову другими путешественниками. Каждый якорь снабжен табличкой: кем, где и когда найден, какому кораблю мог принадлежать.

Елена Тимофеева

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать