Москва 24

02 ноября, 2016

Егор Мартемьянов: "Кукла всегда сама себе выбирает характер и настроение"

Поделиться в социальных сетях:

Егор Мартемьянов создает удивительных кукол: каждая из его сов, воронов, бабок-собачниц, драконов и даже таракашек имеют собственный неповторимый характер. Обладатели фигурок даже утверждают, что со временем у них меняются выражения мордочек. А еще они приносят удачу. В интервью сетевому изданию m24.ru художник рассказал, что можно сделать из бархатного пластика, почему истории его кукол проходят цензуру и почему он "не любит" бабушек.

Фото из архива Егора Мартемьянова

– Егор, расскажите, пожалуйста, про свою первую работу.

– Все началось с того, что я увидел новый материал – бархатный пластик. Я хоть и художник, в последнее время совершенно ошарашен тем изобилием, которое предлагает рынок. Чего только нет! Захотелось попробовать что-нибудь слепить. Родилось у меня тогда абсолютно кривое-косое психоделическое существо, но я был от него в восторге. Сразу же после этого закрутились идеи, образы, персонажи какие-то… Но я тогда же понял: нужно набивать руку, постигать технику, научиться использовать возможности материала максимально.

Фото из архива Егора Мартемьянова

– И вы учились всему этому самостоятельно?

– По большому счету да. Когда-то ходил в художественную школу, но там меня особо ничему не научили, кроме одной вещи, которая верой и правдой служит мне всю жизнь: наливать воду в банку по системе "чем меньше нальешь, тем меньше прольешь". Все остальное постигал самостоятельно. А уж с появлением интернета открылось множество возможностей смотреть мастер-классы, узнавать новые способы и техники. Мне еще многому предстоит научиться, но делаю я это с удовольствием. Правда заранее знаю, что полностью доволен результатом не буду никогда – слишком высокие к себе требования, наверное.

– Почему вы начали делать именно фигурки?

– Засосало мещанское болото, стоило ведь только начать. К тому же меня здорово поддержали. Чего скрывать, это сильно вдохновило. Народ ждал новых персонажей, ведь у каждого была своя маленькая история, которая сочинялась по ходу рождения куклы. Тонкости, подробности – все это еще дополняли сами люди, получилась некая игра.

Фото из архива Егора Мартемьянова

Некоторое время я кукол на заказ не делал, развлекался сам и людей развлекал. Дело происходило на кинологическом форуме. Аудитория там специфическая – кинологи, дрессировщики, грумеры, заводчики и просто любители собак. Конечно, они начали намекать, что хотели бы видеть кукол-собак. Обычных мне делать скучно, а игра продолжалась, так что в тот момент возникла первая серия кукол-шаржей на собак. Обыгрывались характеры, привычки, яркие черты, эмоции. Все это оказалось очень увлекательным, особенно, если в яблочко попадаешь, и человек радуется. Коллекционерам тоже такие куклы показались интересными. Собаки ведь и радуются, и ревнуют, и разбойничают, и дурака валяют. А кто-то, наоборот, отличник, "комсомолец", спортсмен. С ними всегда что-то происходит, да они и сами горазды найти себе занятие. То есть существует множество моментов, которые можно ухватить и обыграть.


– Какие материалы вы используете?

– Меня покорил бархатный пластик. Сверхлегкий, на ощупь очень классный, в застывшем виде он напоминает твердый бархатистый зефир. По возможности использую любые интересные предметы и дары природы: бусы, камушки, каштаны, шишки, кабошоны – лишь бы подходило. Некоторые аксессуары покупаю у мастеров миниатюры.

Фото из архива Егора Мартемьянова

– С какого момента ваши фигурки начали обрастать названиями и небольшими историями?

– Сразу же. На нас с женой собственные дети уже давно смотрят снисходительно: как начнем бормотать и хохотать над куклой, так все, туши свет! Слово за слово зацепится, и понеслось. Но, каюсь, каждая история у нас проходит своеобразную цензуру – далеко не все возможно вынести на публику, особенно "похождения" некоторых особ.

Фото: egor-doll.jimdo.com

Это Фридрих Карлович. Нет, не из мудрых банальных воронов. Наш Фридрих Карлович относится к виду "серая ворона". Городской житель неопределенного возраста, общительный, остроумный, находчивый. Творческая личность: выклевывает чеканки на дому. Выяснилось, что живет Карлович в Питере. Периодически уходит в запой.

К сожалению, Фридрих Карлович тот еще помоешник. Знает все окрестные помойки и свалки, злачные места и закоулки. У Фридриха Карловича есть призвание и постоянное занятие: он профессиональный барахольщик. Завсегдатай всех блошиных рынков. Торгует абсолютно всем, в том числе и раритетными вещами. Был судим за спекуляцию. От статьи за мелкое воровство ловко откупился. Если нужен свисток для чайника, или втулка от катушки ниток, или пружина от насоса для велосипеда – обратитесь к Фридриху Карловичу, он достанет всё.


– Как я понимаю, с вашими куклами связано немало историй…

– Куклы живут своей собственной жизнью, в этом я абсолютно уверен. Многие замечали, что со временем даже меняются выражения мордочек. Конечно, можно сказать, что происходит усадка пластика и всякое такое, но я не хочу в это верить.

Была у меня кукла "Глухой Ангел" – то ли кошка, то ли собака. Странное, грустное и доброе зимнее существо родом из Питера. Так вот, когда его купили, и он уехал жить в свой новый дом, нам рассказали, что мордочка у Ангела изменилась совершенно. Он начал улыбаться. То же самое случилось и с "Волчком".

"Глухой Ангел"
Фото: egor-doll.jimdo.com

– Правда, что ваши фигурки приносят удачу?

– Правда. Я их делаю с посылом на позитив и удачу, и сами они те еще существа себе на уме. Я ведь у них только проводником являюсь. Кукла всегда сама себе выбирает характер и настроение. Для меня нереально их делать по эскизам. Все появляется в процессе само по себе, зачастую вразрез с моими желаниями. Даже самые злюки у меня находят своих людей и живут с ними душа в душу. Очень многие покупатели и заказчики пишут мне благодарности за "талисманы". На самом деле никакой мистики здесь нет. Просто люди оказываются на одной волне с куклой, находят и получают свое.

– Как рождаются серии?

– Идеи берутся откуда угодно: увидел человека на улице, какую-то ситуацию, что-то вспомнил, слово интересное на ум пришло, во сне приснилось. В общем, все витает в воздухе. Например, "Бабки-собачницы" появились после длительного общения с заводчиками собак. Люди они совершенно разные: активные, ленивые, спокойные, вздорные, но все очень любят своих животных. И представил я такого кинолога через много-много лет... Сразу вспомнились колоритные бабки с картин Васи Ложкина, вот оттуда и поползли образы сердитых оголтелых бабусь. Они не вызывают жалости, они энергичные, старой лютой закалки, прошедшие крымы и римы. По-моему, это здорово – этакие бабки-хулиганки. Впрочем, у них четко два лагеря: либо над ними смеются, узнают себя в старости, либо обижаются на меня за то, что вот так "не люблю" пожилых людей, раз вижу их злыднями. Считают, что надобно лепить добреньких и румяных старушек, позитивных. Мои тоже позитивные, но злыдни. Да будет так, добренькие мне не интересны.

Фото из архива Егора Мартемьянова

– Есть персонажи, которых вы еще не воплотили, но очень хочется?

– Конечно, есть. Много персонажей, которых просто хотелось слепить. Из наших мультиков, из аниме, хоть я и не поклонник этого жанра. Но надо отдать должное – интересные персоны там встречаются.

Желаний очень много, причем в нескольких жанрах. Давно собираюсь создать персонажа культового фильма Hellraiser в жанре гротескного хоррора, шаржа, по сути. Но в этом у меня единомышленников, увы, единицы. Так что пока оторвался только на Фредди Крюгере.

Фото из архива Егора Мартемьянова

– То есть такие персонажи не пользуются большим спросом?

– Да. Аудиторию на них я не нашел, но, надеюсь, все впереди. Я люблю жанр хоррора, даже в комичном виде, но у наблюдателей такие персонажи вызывают два-три жидких хлопка.

Кроме того, я хочу научиться делать каркасные фигурки животных – воронов, драконов – уже ближе к реализму, скажем так. Учусь, работаю над этим, постигаю, но движется медленно, ведь работа с декором очень кропотливая.

Фото из архива Егора Мартемьянова

– Кстати: кто преимущественно ваши покупатели? Это коллекционеры или просто люди, которые покупают кукол себе или в подарок?

– Кукол покупают и себе, и в подарок, и в коллекции. Людей увлекающихся очень много, и в большинстве они, конечно, отдают предпочтение авторским работам, а не китайскому ширпотребу. Частенько случается так, что человек покупает что-то в подарок, но, получив куклу на руки, оставляет себе. И для меня это очень лестно, откровенно говоря.

Фото из архива Егора Мартемьянова

– Вам не жалко отдавать своих кукол?

– Всегда жалко. И со всеми прощаюсь с напутствиями, как бы глупо это ни выглядело. А есть такие куклы, которые вот сразу мои. Не продам и не отдам их ни за что. Например, живет у нас неведома зверушка Пухча. Сидит у жены на столе и смотрит с нами фильмы. Если едем куда-нибудь, то берем ее с собой. Но всех себе не оставишь, надо выпускать их в жизнь.

Фото из архива Егора Мартемьянова

А есть такие куклы, которые долго не продаются, и мы настолько привыкаем к ним, что принимаем решение оставить себе. И почти всегда на них тут же находится покупатель. Но поздно, поезд уже ушел. Таким образом у нас на подоконнике поселилась сова Печенька. Решила она остаться, и все тут.

Фото: egor-doll.jimdo.com

Возмущению Серафимы Юрьевны нет предела: какой-такой намордник на Крошку? Крошка идеально вышколен, несмотря на то, что еще слишком юн! "А почему вы без наручников?" – вопрошает Серафима Юрьевна. И ведь она абсолютно права. Крошка слушается беспрекословно и ни к кому не подходит с навязчивыми идеями в отличие от некоторых граждан.

Сюжет: Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика