10 ноября, 2015

Запах смерти: как сделать ремонт и остаться в живых

Поделиться в социальных сетях:

Фото: ТАСС/Максим Шеметов

Автор программы "Совет безопасности" на "Радио Москвы" Игорь Швыткин рассказывает о том, почему современные стройматериалы часто становятся причиной проблем со здоровьем и как правильно выбрать безвредные мебель и отделочные материалы.

Сегодня многие из нас живут в квартирах с ремонтом по европейскому образцу. Почти у всех евроокна, европолы, европроводка... Повсюду навесные потолки, ламинат и стены из гипсокартона. Нас убеждают, что все это – атрибуты современного и комфортного жилья. Якобы одно не пачкается, другое не стирается, третье долговечно, практично и удобно. Но насколько безопасны все эти материалы для человека? Что скрывают производители стройматериалов? О чем молчат продавцы и можно ли вообще жить в комнатах с пластиковыми окнами?

История одного отравления

Когда я впервые услышал про историю с отравлением московской семьи Поляковых, признаюсь, я не поверил в произошедшее. Неужели две девочки пяти и семи лет могли и вправду умереть от вдыхания паров ламинатного клея?

Оговорюсь сразу, что следствие спустя три года после происшествия в Бутове до сих пор не установило настоящую причину отравления. Однако версий, как и мнений различных специалистов, до сих пор немало: и рыба, съеденная за ужином, и гомеопатические средства, входившие в рацион питания, и китайская пиротехника, лежавшая в шкафу детской комнаты. А вот предположение самих Поляковых никто всерьез так и не воспринял...

Глава же семейства, Алексей Поляков, на протяжении всего времени, пока длилось следствие, утверждал, что его семья медленно угасала в результате появления в их квартире странного запаха. Он появился после того, как их соседи сверху в ходе ремонта закончили укладывать ламинат. Едкий запах слышали и другие жильцы дома. Тогда многие возмущались, но как-то повлиять на ситуацию не смогли. Со временем запах вроде бы улетучился, а с его исчезновением улеглись и соседские страсти.

Тем не менее в семье Поляковых, по-видимому, трагедия разыгрываться только начинала. Ксения, мама девочек, вспоминала, что дочери по утрам стали жаловаться на головную боль и головокружение. Они теряли аппетит. Затем у них неожиданно начиналась рвота и нарушения в координации. Учителя стали сетовать на то, что их старшая дочь на уроках стала заговариваться. Алексей, папа девочек, тоже стал ощущать приступы галлюцинаций.

Относительно здоровой в семье оставалась только беременная на тот момент мама: она чаще остальных членов семьи выходила из квартиры по делам: то в аптеку, то в магазин, то в поликлинику. Во время приготовления еды форточка на кухне была всегда открыта настежь. Видимо, это и спасало.

И все же вскоре всех членов семьи в критическом состоянии с неизвестным отравлением доставили в реанимацию. В течение пяти дней врачи боролись с неизвестным недугом Поляковых. Скорее всего, отсутствие точного диагноза и помешало спасти жизни девочек. Неокрепшие молодые организмы, неспособные бороться с неизвестным ядом, не выдержали. Врачи оказались бессильны. По их словам, неизвестный им яд слишком долго находился в организме членов семьи. Медики были единодушны в одном: запахи в квартире имели прямое отношение к отравлению четы Поляковых.

Соседи Поляковых, проживавшие в квартире выше, сначала не препятствовали проведению каких-либо экспертиз в их квартире. Однако позже неожиданно отказались от различного рода экспериментов в своем жилище.

И все же многие эксперты, не дожидаясь окончания официального расследования, единодушно сошлись в одном мнении. На основе полученной информации и результатов химических исследований квартиры Поляковых они вынесли свой негласный вердикт: семья отравилась парами тетрахлорэтилена – бесцветной жидкости с резким запахом, хлорорганическим растворителем. Именно он, по всей видимости, и применялся при ремонте соседями сверху.

Фото: ТАСС/Георгий Копытин

Как вышло так, что жильцы, где проводился ремонт, не пострадали? Оказывается, что смертельные пары тетрахлорэтилена тяжелее воздуха, поэтому, скорее всего, они могли скапливаться под полом и по микротрещинам в бетоне проникать в потолок нижней квартиры. Именно так создавался эффект газовой камеры. Жильцов злосчастной квартиры от вредного влияния защищало напольное покрытие, служившее своеобразным саркофагом. В пользу этой версии говорит и тот факт, что семья была госпитализирована единовременно 19 января. А ведь еще накануне Поляковы утеплили окна, а значит, эффект газовой камеры тогда резко усилился.

Представители следствия заставили Поляковых не просто переехать из квартиры, а также вынести из дома мебель, но и вскрыть пол из ламината: дескать, убийца их детей – мастика, фонившая в течение девяти лет! Вот уже несколько лет квартира Поляковых "проветривается"...

История одной проверки

Увы, теперь на слуху все чаще "мебельные" отравления. Вот, например, одна из таковых. В нижегородской музыкальной школе выявили источник массовых детских заболеваний у детей и преподавателей. Формальдегидом и фенолом фонили театральные кресла.

Роспотребнадзор, куда, собственно, и обратилось руководство школы, провел проверку, по итогам которой выяснилось, что допустимое содержание этих вредных веществ в креслах просто зашкаливало. Кроме того, предельно допустимая концентрация также была обнаружена в отделочных материалах школы: в линолеуме, обоях и паркете.

Теперь понимаете масштабы невидимой химической катастрофы? На благо массового изготовления ядовитых предметов обихода трудятся различные заводы и халтурят не просто некоторые – многие!

Спасение утопающих...

В общем, нам, современным представителям человечества, стремящимся жить по евростандартам, действительно есть чего опасаться. Производители, как говорили раньше, "обстановки", нередко существенно экономят на экологической составляющей своих продуктов, не соблюдают требования по предельно допустимой концентрации вредных веществ в своих материалах.

Это существенно отражается на невысокой стоимости их продукции. Именно на это и клюют те, кто закупает мебель оптом для школ, вузов или учреждений, а также все те, кто хочет существенно сэкономить, приобретая мебель, например, для той же дачи. А ведь очень часто именно дешевая мебель из ДСП выделяет тот самый фенол или формальдегид. Высокое содержание вредных веществ в жилых помещениях носит накопительный эффект и со временем представляет смертельную угрозу для человека.

Правила выбора

В первую очередь необходимо изначально внимательно подходить к выбору мебели и отделочных материалов. Осторожно с клеем и мастикой для ламината, а также с мебелью из ДСП.

Фото: ТАСС/Максим Шеметов

Древесно-стружечная плита. Это листовой материал из прессованной стружки. Содержит формальдегид – сильнейший яд, который присутствует в смолах, связывающих между собой опилки. При покупке необходимо посмотреть на целостность защитного слоя: нет ли на мебели сколов, пятен, царапин, следов стружки со смолой и т.д.

Имейте в виду, различают четыре стандарта ДСП: Е0, Е1, Е2 и Е3. Опасными считаются Е2 и Е3. Такие виды ДСП в мебели не используют, они встречаются в промышленном строительстве. Обычно их покрывают краской или штукатуркой. В таком виде они уже ничего не выделяют.

Самой безопасной и дорогой плитой считается Е0. Она вовсе не содержит формальдегида, но стоит такая плита дороже дерева. В целом на территории России широкое распространение получила плита Е1. Она содержит до 10 миллиграммов формальдегида на 100 граммов сухой плиты, Е2 – от 10 до 30 граммов соответственно.

Приобретая новую мебель из ДСП, постарайтесь чаще проветривать помещение, особенно в первые дни после покупки. Внимательно покупайте пропитки, краски и лаки. Смотрите на их состав и срок годности. Вся информация о свойствах товара должна быть указана в гигиенических сертификатах на продукцию. Приобретайте предметы домашнего обихода в крупных торговых точках. Там все же меньший риск приобрести смертоносный контрафакт.

Увы, нередко, стремясь сэкономить или выделиться, мы сами замуровываем себя в своих собственных квартирах, отделанных по последнему слову не только техники и быта, но и современной химии. Увы, но ко многим жилым помещениям наших граждан больше подходит несколько видоизмененное выражение: мой дом – моя могила...

Сюжеты: Мнения , Авторский взгляд: колумнисты M24.ru , Игорь Швыткин – о том, как обезопасить свою жизнь в мегаполисе

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика