Москва 24

Культура

18 декабря 2013, 15:16

По ту сторону Москвы-реки: юго-запад и его киноистория

Как началась киноистория юго-запада Москвы? Какой фильм был снят в этих местах первым? Чего боялся Юрий Никулин, снимаясь в "Когда деревья были большими"? И где Димка из "Я купил папу" нашел отца? Об этом и многом другом в нашей постоянной рубрике "Москва киношная" расскажет обозреватель Алексей Байков.

Ленинский проспект в Москве, 1986 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Что-то зациклились мы на классическом московском "центре". Нет, конечно, кривые улочки-монастыри-особнячки - это хорошо, это даже, как говорится, "классика жанра", но ведь незабвенная Фурцева еще когда упрекала режиссеров Натансона и Эфроса: "Почему вы сняли фильм в захолустьях старой Москвы, когда есть красивые проспекты?". Конечно же, режиссеры про проспекты не забывали.

А какой проспект у нас в Москве "самый главный"? Конечно же, Ленинский. Это, можно сказать, символ "новой Москвы". Вы станете возражать: "А вот есть Калининский – Новый Арбат, которым центр пополам перерезали, еще Кутузовский, по которому начальство регулярно ездит". Все это хорошо, но именно с Ленинского, который тогда еще назывался Большой Калужской, начала строиться "Большая Москва", то есть тот гигантский мегаполис, в котором мы живем. Именно Ленинский должен был стать идеальным воплощением принципов градостроительства, заложенных в сталинском Генплане 1935-го года – но помешала война. И, наконец, именно Ленинский стал связующей нитью между старым и новым городом, между выросшим на юго-западе "наукоградом" из стекла и бетона и "парадной" частью московского центра. Путь от науки к власти, а ведь посредине пути там затесалось еще и искусство - Третьяковская галерея неподалеку.

Так что в качестве "декораций" у нас сегодня будет весь московский юго-запад – от Нескучного сада до МКАД включительно. И началась киноистория этих мест, как ни странно, еще до революции, когда никто и представить себе не мог, что через каких-то 50 лет правый берег Москвы-реки станет "почти центром", а граница города будет проходить от него в 10 километрах.

Фильм, о котором пойдет речь, был если не первым, то уж точно одним из первых в своем жанре. Полнометражный российско-французский военно-исторический блокбастер из эпохи "великого немого" - "Война 1812 года" Ханжонкова. Впрочем, обо всем по порядку.

Не первый – потому что до него еще была ханжонковско-гончаровская "Оборона Севастополя", не менее масштабная и даже с элементами реализма: в лучшие кинотеатры на сеансы отряжали солдат, которые в нужных местах палили в воздух холостыми. Правда, показ картины после этого приходилось останавливать, чтобы проветрить помещение. Для консультаций по высочайшему повелению были приглашены лучшие историки и офицеры Генерального Штаба. Надо сказать, что, будучи абсолютно бестолковым правителем, Николай II тем не менее кинематограф любил, понимал его роль и в создании первых отечественных военно-исторических фильмов принимал самое деятельное, в том числе и финансовое участие.

Кадры из фильма "Оборона Севастополя"

Свои фильмы к столетнему юбилею войны 1812 года собирались снимать сразу две кинофабрики – ханжонковская и российский филиал французской студии братьев Пате. Обе группы подали прошение, как тогда говорили, на высочайшее имя, и обе получили разрешение при условии, что в фильмах не будет показан Александр I, не будут сниматься эпизоды, так или иначе порочащие честь русской армии, и что для съемок массовых сцен на территории Кремля придется получать отдельное разрешение у московского градоначальства и полиции.

Ханжонков и братья Пате приступили к съемкам одновременно. При этом Ханжонков, со всех сторон подпираемый армией присланных царем консультантов, сосредоточился на массовых батальных сценах и стилистике, которую мы сейчас называем "критическим реализмом" - например, у него там были не сохранившиеся до наших дней кадры с поеданием волками тел замерзших французских солдат (использовались набитые мясом чучела и настоящие волки из цирка братьев Дуровых, а вовсе не милые собачки-хаски как в "Игре Престолов"). Французам, у которых не было такой мощной поддержки на самом высоком уровне, пришлось заниматься, по сути, экранизацией содержимого музеев. Большинство снятых братьями Пате сцен повторяли знакомые нам по учебникам истории картины: "В Кремле-пожар!", "Наполеон на кремлевской стене", "Наполеон на Бородинских высотах", "Военный совет в Филях" и так далее. Русским не хватало пафоса и драматизма, а французам - исторической достоверности. В итоге Ханжонков и братья Пате решили объединить усилия и сделать из двух фильмов один. Из-за этого вышло так, что в роли Наполеона зрители увидели двух разных актеров – Кнорра и Свешникова.

Сцена вступления французских войск в Москву снималась в Нескучном саду, примерно в тех местах, где эти события и происходили на самом деле. В частности "французская" кавалерия в кадре прошла мимо Александрийского дворца и Орловского манежа (оба здания практически без изменений сохранились до сих пор и прекрасно опознаются).

По тем временам это, конечно, было грандиозное зрелище:

"Маленький гимназистик, сидевший впереди меня, в каком-то экстазе шептал: "Смешались в кучу кони, люди, и залпы тысячи орудий слились в протяжный вой…".

Никогда я не чувствовал, каким многообразным орудием развития и образования может явиться кинематограф, как вчера, при демонстрации этой великой эпопеи. Правда, Наполеон казался несколько жидковатым и не соответствующим тому представлению, какое сложилось о нем, и слишком искусственное впечатление давали эпизоды пожара Москвы, но все в общем было превосходно и превратило для меня безмолвные страницы истории в нечто живое и осязаемое", - писал посетивший один из первых сеансов корреспондент "Газеты-копейки".

Все это было за 15 лет до появления в кино звука и за 25 лет до первого цветного фильма. Но уже тогда действовало безотказно.

Вход на территорию Академии наук на Ленинском проспекте.1963 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Время шло, менялись власти. В 1935 году был подписан сталинский Генплан, в котором юго-западное направление объявлялось приоритетным для дальнейшего расширения Москвы. Уже тогда были намечены приблизительные границы районов и основные транспортные магистрали – будущие проспекты Вернадского, Университетский, Ленинский, Ломоносовский, Профсоюзная улица, Косыгина, Дмитрия Ульянова, Гарибальди и другие. В ранее упоминавшейся комедии 1938 года "Новая Москва" показано и то, как все это должно было выглядеть с точки зрения архитекторов и урбанистов 1930-х, и те проекты, которые так и не было реализованы, например, "Проспект Академии наук", который должен был пройти параллельно Ленинскому по бровке Воробьевых гор с видом на Дворец Советов:

"За Ленинскими горами, в сторону Кунцево и Царицыно вырастет новый район Москвы – Юго-Запад. Наше московское метро свяжет этот гигантский новый город с центром Москвы", - а на экране показывают поезда, идущие по каменному желобу, окруженному античными портиками и невиданные "сталинки" в духе Метрополиса и Готхэм-сити. Воплотить все это в жизнь помешала война.

Первые здания на Большой Калужской улице (еще не ставшей частью Ленинского проспекта) появились в 1940 году и тогда же были запечатлены на кинопленке. В первых кадрах фильма "Сердца четырех", когда влюбленный Глеб ожидает Галину у подъезда, показаны дома 26 и 24 по Ленинскому. Сам он при этом прячется за помпезными украшениями крыльца дома 31, на месте которого сегодня находится здание Института общей и неорганической химии имени Н.С. Курнакова. Появляется Галина со своим велосипедом, Глеб пытается объясниться ей в любви, но та слишком взволнована пропажей сестры – "ветреной" Шурочки. При этом они идут по нечетной стороне Большой Калужской - Ленинского в сторону нынешней площади Гагарина. Слева от них видна оградка небольшого сквера, судя по всему исчезнувшего при строительстве корпусов ИОНХ и ИФХЭ. Сама Шурочка тем временем стоит на остановке, ожидая троллейбус № 4, который тогда ходил как раз по Большой Калужской. Остановку снимали на противоположной стороне улицы, поэтому троллейбус в кадре направляется в сторону центра, хотя по замыслу режиссера он должен был привезти девушку на Ленинские горы, где у нее было назначено свидание со старшим лейтенантом Колчиным.

Кадры из фильма "Сердца четырех"

В 1950-х развитие московского юго-запада продолжилось нарастающими темпами. Кино, согласно законам соцреализма, отражало действительность. Поэтому, если персонаж фильма 1950-х попадает в район Ленинского, то он почти всегда там что-то строит. В "Верных друзьях" (1954) под руководством академика Нистратова возводится дом для преподавателей МГУ на Ломоносовском проспекте, в фильме Юрия Озерова "Сын" (1955) Андрей строит дома на Ленинском и Ломоносовском. В "Девушке без адреса" (1957) бригада, в которой работал Паша, строит жилой квартал на будущей улице Дмитрия Ульянова (1-й Черемушкинской) и туда же Катя привозит пакет из стройконторы, но им снова не суждено встретиться.

А в 1960-х район уже построили и персонажи кино стали в нем просто жить. А заодно гулять и ходить по магазинам, как Кузьма Иорданов, которого сыграл Юрий Никулин в фильме "Когда деревья были большими" (1961).

Надо сказать, что всенародно любимый клоун очень боялся "не потянуть" свою первую в жизни драматическую роль в кино. До этого Никулину доводилось сниматься только в легких комедиях у Гайдая, а теперь ему предстояло перевоплотиться в 50-летнего аутсайдера, потерявшего во время войны жену, и с тех пор принципиально не желающего возвращаться к нормальной жизни. Внешний облик был найден практически сразу: художник по костюмам решил не шить для Кузьмы ничего нового, вся его одежда должна была выглядеть поношенной, с чужого плеча. Завершающий штрих добавил сам Никулин, выудив из кучи старых головных уборов в костюмерной маленькую кепчонку со сломанным козырьком. В таком виде режиссер Кулиджанов отправил Никулина шляться по злачным местам Москвы, и к моменту начала съемок персонаж был полностью "готов", слияние с образом получилось абсолютным.

Кадр из фильма "Когда деревья были большими", 1961 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Первой как раз снимали сцену в мебельном магазине на Ленинском, дом 72. Люди, подобные Иорданову, в то время частенько терлись рядом с мебельными в надежде "помочь" покупателям с доставкой товара, разумеется - не бесплатно. Явившийся в день начала съемок к крыльцу магазина Никулин уже настолько "сжился" с Кузьмой, что его приняли за одного из бичей, ищущих быстрого заработка. Далее не в кино, а по жизни разыгралась драматическая сцена:

"Директор оглядел меня с ног до головы и решительно сказал:

- А ну-ка давай отсюда! Здесь съемки будут, не мешай.

- Да я артист, снимаюсь.

- Знаем вас, артистов. Я тебя здесь уже пятый день вижу.

Я начал доказывать, что он ошибается. Директор магазина засомневался и спросил у режиссера и оператора:

- Товарищи, это ваш человек?

Они посмотрели на меня и, не сговариваясь, заявили, что видят меня первый раз в жизни.

Тут директор уже на меня рявкнул:

- А ну давай отсюда! Сейчас старшину позову!

И стал звать милицию. Вокруг начали собираться люди. Только тогда Кулиджанов и Гинзбург, смеясь, его успокоили:

- Это наш человек, наш. Главную роль играет. Пропустите.

Директор от неожиданности ахнул, а потом долго - долго извинялся".

А бабушку, которой надо отвезти стиральную машину ("с лифтом одна цена, без лифта - другая"), Иорданов – Никулин встречает на противоположной стороне улицы Строителей, рядом с домом 74 по Леннскому. Сейчас там находится магазин.

Снова возвращаемся к детскому фильму "Я купил папу" (1962) и попробуем разобраться с детсадом, в который ходит самостоятельный Димка. На табличке у входа написано "Детский сад № 702 Ленинского района". Это типичный пример киношной "сборки" натуры из нескольких частей: дворик и ограда снимались на Кутузовском, здание – в Волгограде, а вход с табличкой – это дом 29 по Ленинскому, на углу с улицей Стасовой. Никакого детского сада там никогда не было, да и табличку киношники сделали с ошибкой: Ленинский проспект относился к Октябрьскому, а не к Ленинскому району Москвы.

Димка сбегает из садика, чтобы отправиться на поиски подходящего папы, и тут ему надо перейти через Ленинский, но он отчаянно трусит. На помощь ему приходит отзывчивый юноша в "путейской" фуражке. И хоть на другой стороне улицы мы видим дом 22, не раз "засветившийся" в кино, парень приводит Димку не на четную сторону Ленинского, а на Кутузовский к зоомагазину, располагавшемуся в доме № 5 напротив гостиницы "Украина". Дальше Димка гуляет по городу, примеряя на роль "папы" всех встречных мужчин, как настоящих, так и искусственных (например, одного из атлантов, подпирающих балкон доходного дома Расторгуевой на Солянке), но в итоге останавливает свой выбор на манекене из витрины Дома обуви на Ленинском, дом 34. Но строгая кассирша говорит мальчику, что в этом магазине за двугривенный ничего не купишь, поэтому Димка отправляется за деньгами, а вернувшись, находит себе папу получше – настоящего, да еще и токаря-карусельщика, и они вместе отправляются на двухэтажном автобусе в парк Горького.

Интерьеры редакции газеты "Юность", в которой работает журналист Никитин, главный герой рязановского фильма "Дайте жалобную книгу" (1962) снимались в Центральном дворце пионеров на Ленинских горах. В частности кабинет главного редактора (которого сыграл сам Рязанов, любил он мелькать в своих фильмах в эпизодических ролях) располагался на втором этаже дома 17, корпуса 5 – в окно видна "вынесенная" из здания стеклянная "коробка" с лестничной клеткой, такая с задней стороны дома 17 имеется только в одном месте – между 5-м и 6-м корпусами. Ультрасовременный внешний вид Дворца всегда манил к себе съемочные группы, ищущие интересные городские декорации, что заметно хотя бы по идущему сейчас на ТВ сериалу "Оттепель".

Дворец пионеров на Ленинских горах, 1962 год. Фото: ИТАР-ТАСС

"Я шагаю по Москве" - этот фильм в лишних представлениях не нуждается. Жених Саша разменивает мелочь, чтобы позвонить в очередной раз невесте, стоя рядом с домом 34 по Ленинскому. Чуть позже нам покажут этот же дом со двора – туда придут Николай с Володей, чтобы познакомиться с отцом Алены. В кадр попадает волейбольная площадка, построенная для учеников расположенной в том же дворе 192-й школы.

Там же, на Ленинском, в доме 44 находится ЗАГС Октябрьского района, в котором Саша и Света после долгих выяснений отношений расписываются. Тут обходится без режиссерских "фокусов": и ЗАГС, и арка, в которой гости прячутся от дождя, находятся именно по этому адресу, можно прийти и посмотреть.

"Операция "Ы" и другие приключения Шурика. Часть 2. "Наваждение". "Политехнический институт", в котором учатся Шурик и Лида, при внимательном рассмотрении оказывается Институтом элементоорганических соединений им. А.Н. Несмеянова (ИНЭОС РАН, улица Вавилова, дом 28). Опознается по характерному крыльцу, крыша над которым напоминает оторванный лист картона. А вот ведущую к нему аллею снимали уже на территории Мосфильма. Дальше у Шурика от переутомления начинаются легкие галлюцинации и он пытается подсмотреть ответы к экзамену у статуи "Студент с книгой" Веры Мухиной. Кстати, не удивляйтесь, увидев в кадре газончик с пожухлой травкой желтого цвета, скамеечку и одиноко торчащую елочку – съемочная группа притащила все это прямо на гранитное крыльцо главного входа ГЗ МГУ, а мухинский студент сидит там же, где его установили в 1953 году. Еще раз окрестности главного университета страны попадают в кадр, когда Шурик с Лидой идут по переходу, расположенному рядом со Смотровой.

Про фильм "Они живут рядом", снятый в жанре модной в 1960-х "научно-производственной драмы", мы уже упоминали в статье о метро. Но кроме ныне исчезнувшего под тушей торгового центра изящного стеклянного вестибюля станции "Проспект Вернадского", там есть и другие любопытные московские съемки, к примеру – строящийся микрорайон вокруг Удальцовских прудов. В кадр попадает по своему красивая бетонная бройлерная цилиндрической формы. В фильме показано еще и здание ЦНИИ "Электроника" на Проспекте Вернадского, дом 39.

Улица Удальцова, 1977 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Закончим мы эту часть киноистории юго-запада Москвы комедией "Семь стариков и одна девушка" (1968). Значительная часть "натуры" для этой картины снималась на территории "Мосфильма", но есть и другие интересные локации. Так автомобильная погоня, начавшаяся на киностудии (виден даже забор отделяющий Мосфильм от улицы Косыгина), продолжается на перекрестке Ленинского и улицы Обручева. При этом в кадр попадает жилая пятиэтажка, снесенная совсем недавно – в 2012 году. Затем серая "Волга" оказывается на противоположной стороне Ленинского и на всех парах мчится вниз про откосу к бетонированному пруду.

Вот что про этот водоем говорится на "Викимапии":

"Пруд в бетонном обрамлении относится к течению реки Самородинки, хотя она сейчас протекает в стороне, под землей. Раньше на южном берегу находилась труба, через которую в пруд поступала вода, а дно чистили. В последнее время все работы прекратили, трубу разобрали и пруд начал мелеть.

По бокам посажен боярышник, кусты которого образовали зелёный коридор. Западный "хвостик" пруда - устье Большого оврага, здесь просто напрашивается мост, но ничего подобного нет. На северной оконечности имеется открытый водосток. Пруд выглядит заброшенным (есть разрушенная пристань)".

Надо сказать, что в 1967-68 годах, когда снимали "Семь стариков…", этот пруд тоже выглядел не слишком цивильно.

Алексей Байков

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать