Москва 24

Культура

16 октября 2015, 14:10

Фильмы недели: спалить замок, сжечь загранпаспорт и сгонять в будущее

Кадр из фильма "Багровый пик"

Неделя крепкого, значительного кино: от красивейшего голливудского хоррора в готическом стиле до турецкого фестивального артхауса с человеческим лицом и стройной фигурой; от амбициозной русской версии "Пляжа" до классического, простого, но чертовски изобретательного "Назад в будущее" (да, в Москве все три части на самом деле пойдут в кино!)

Родина

Главное зрительское испытание этой недели – фильм-манифест, поднимающий, словно журнальная колонка, все проклятые русские вопросы, связанные с нашим непростым отношением к себе, родине, патриотизму и хмурому лицу ближнего. Дело, разумеется, происходит почти на другом конце света, в Гоа – большое всегда лучше видится издалека, да и величайший роман о русской жизни, гоголевские "Мертвые души" тоже ведь были написаны на югах, в Италии.

Буслову, конечно, еще далеко до Гоголя – его герои изъясняются шершавым языком гоанского новояза, мешающего русский, английский и хинди. Размашистый сюжет "Родины" соединяет в себе истории отца-олигарха, разыскивающего сбежавшую дочь Еву по рейвам и пляжам; честного пацана Макара, который плюнул на все и сжег в кислотном трипе свой загранпаспорт; бывшего военного летчика по кличке Космос, разжигающего пожар психоделической революции на отдельно взятом участке гоанского побережья и еще несколько прочерченных пунктиром сюжетных линий.

Все ненавидят зиму и соотечественников, все мечтают удрать от себя. Все испытывают сложности с произнесением строчек сценария. И все очень красиво сняты на фоне пальм, закатов и стробоскопов камерой Федора Лясса, одного из лучших наших операторов. Со слов Петра Буслова получается, что фильм это снялся как бы и сам по себе, как кармическое последствие регулярных визитов режиссера в Гоа. Вопрос, о том, что такого натворили в прошлой жизни те люди, которые окажутся в кинозале на "Родине", все еще остается открытым.

Кадр из фильма "Родина"

Багровый пик

Неправильный готический роман, придуманный и снятый Гильермо дель Торо, самым изощренным из живущих хоррор-мейкеров. Это настоящая выставка достижений художников-постановщиков: одним из главных героев "Багрового пика" оказывается... дом. Огромное мрачное строение со множеством громоздящихся друг на друга башенок и антропоморфных деталей. Настоящий замок Синей Бороды, дом-морилка, усыпанный крылышками глупых девочек-бабочек, предыдущих жен главного героя – бледного англичанина Тома Шарпа, аристократа-вырожденца, состоящего в преступной связи со своей сестрой Люсиль.

Именно сюда, в логово коварства, древнего порока и перверсий прибывает из прогрессивных Штатов юная и наивная блондинка Эдит, когда-то писавшая готические романы, да не справившаяся с любовными сценами. Эдит выходит замуж, чтобы узнать все о любви, но Шарпы преподадут ей лишь урок ужаса и рукопашного боя (в финале мистическая готика, в нарушение всех законов жанра, превратится в кровавую баню).

Кадр из фильма "Багровый пик"

Мустанг

Другой фильм о нелегкой женской доле, на первый взгляд совсем не эскапистский, а даже остросоциальный. Дебютантка Дениз Гемзе Эргювен словно бы специально старается вписаться в модную правозащитную и феминистскую повестку и снимает кино об угнетенной женщине Востока (точнее – о пяти девочках). При ближайшем рассмотрении, впрочем, оказывается, что газетной злободневности в "Мустанге" – не больше, чем в каких-нибудь "Девственницах-самоубийцах". Горькую историю сироток из турецкой деревни, запертых дядей и бабушкой на все лето в доме во избежание кривотолков и спешно, в течение летних каникул выданных замуж, Эргювен рассказывает не без юмора. А, скорее, даже как эротическую сказку, намеренно выставляя напоказ все девичьи прелести, без стеснения заимствуя и у Софии Копполы, и у Джафара Панахи, и у фотографа Дэвида Гамильтона.

Ловко, не оступившись, она проходит между критикой фальшивых "традиционных ценностей" (их главный поборник тут оказывается самым гадким извращенцем) и канонами драмы взросления, ни разу не фальшивя и не скатываясь в банальность или коньюнкутру. Выходит живо – и, главное, красиво.

Кадр из фильма "Мустанг"

Назад в будущее 1.2.3

Прийти в себя после просмотра нового российского кино лучше всего на классическом голливудском блокбастере – и вот кинотеатр "Пионер" вновь предоставляет такую возможность. Сеансы традиционной программы, посвященной хитам видеопроката "Наконец-то в кино" на этой неделе будут заняты приключениями Марти Макфлая и безумного доктора Брауна. Идеальный вариант для семейного просмотра – с одной стороны, кино-то по-настоящему народное. С другой – вызывающее у каждого свою, личную ностальгию. Я вот, к примеру, первый раз смотрел фильм Земекиса в глухой зимней деревне под городом Курганом. А вы?

Кадр из фильма "Назад в будущее"


Василий Корецкий

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать