15 июня, 2016

Федор Чистяков (экс-"Ноль"): "Взрослые балуются всерьез"

Поделиться в социальных сетях:

Фото предоставлено организаторами

Сегодняшний Чистяков, давно и, вероятно, навсегда, оказавшийся подавать все сделанное под емким и общеизвестным названием "Ноль", на новом альбоме "Без дураков" как никогда близок к тому, что делалось под этим именем. Жесткий самозабвенный рок-н-ролльный задор и отрыв – это, что чего так долго ждали те, для кого альбомы "Сказки", "Северное буги" и "Песня о безответной любви к Родине" куда больше, чем случайно услышанные "Человек и кошка" и "Иду, курю".

Новый Чистяков – это новое восприятие, новый звук, но неизменно хлесткий, ироничный слог, которым он обязан некому Индиане Грей. Существует ли этот автор на самом деле или под этим именем скрывается сам Федор, остается загадкой, разгадывать которую, возможно, не имеет смысла.

Накануне презентационного концерта, который состоится 16 июня в клубе YOTASPACE, обозреватель m24.ru Алексей Певчев встретился с Федором Чистяковым.


– Всегда считалось, что "Ноль", в первую очередь, концертный коллектив, а студия для вас лишь платформа, позволяющая зафиксировать пройденное. Вы обкатывали новые песни на концертах, желая понять реакцию публики?

– В случае с "Без дураков" нет. Для нас студийная работа и концерты – разные вещи. В студии можно создавать образы, которые трудно воспроизводить на концертах, да для этого они и не очень подходят. Например, я давно заметил, что на концертах лучше идут вещи, в которых меньше слов, более драйвовые и грувовые по музыке. На концерте третий длинный куплет песни уже попадает под определение "много букв", а в альбоме можно записать тему с текстом, и это нормально. Мы сделали альбом достаточно быстро, начали работать 16 декабря, а ко 2 апреля он был закончен. Записывались на студии Open Tune со звукорежиссером Евгением Турутой. До этого он работал с "Кафе" (группой массово известной по песне "Товарищ сержант", на сегодняшний день сотрудничающей с Чистяковым в студии и на концертах – авт.). У Евгения оказались очень хорошие наработки по звуку и благодаря тому, что мы давно знакомы, нас не покидало ощущение междусобойчика. Записывались мы легко и без напряга. С самого начала собрались побаловаться, просто взрослые балуются всерьез.

– Для записи подобных альбомов многие группы используют определенные ходы. Не думали, например, позвать порулить в студии Андрея Тропилло, делавшего вам звук на первых записях?

– Да как-то не пришло это в голову. На самом деле времени было мало, и главной целью было дать этим песням жизнь

– Если говорить о ранних записях, для многих "Без дураков" если не замена, то уж точно продолжение "Песни о безответной любви к Родине" – самого известного альбома в вашей биографии. Оценили ли это на радио?

– Мы отправили альбом на радио, но нам сказали, что на нем нет ни одной подходящей для них композиции. После многолетнего общения с радио я понял, что пора не обижаться, а принимать как должное. Хотя, не скрою, это решение удивило и озадачило. Потому что если отдельные композиции с предыдущих альбомов и были слишком длинными и заумными, то все равно что-то можно было найти. Даже на предыдущем альбоме "Правила игры", пожалуй, не все песни подходили под привычный "неформат". Ну а "Без дураков" вполне себе хитовый, и мы сознательно делали на нем песни по канону "куплет-припев-проигрыш-куплет-припев". Тем не менее какой-то реакции на альбом не последовало. Зато есть хорошие отзывы и реакция от близкого окружения.

Фото предоставлено организаторами

– Может быть им сложно объяснить слушателям, что это тот самый Федор Чистяков из группы "Ноль", которая...

– Я понимаю, о чем вы. То, что касается "Ноля", я не хочу использовать это название, потому что все это - личная ситуация, оставшаяся в прошлом. Взять ее сейчас, это сказать, будто я вернулся к тому, что было, и все будет то же самое,. Но это же не так! Я исполняю песни из репертуара "Ноля", их сейчас стало больше в репертуаре, но это не "Ноль". Стинг же есть Стинг, а не The Police. Зачем этим спекулировать, ценник от этого не повысится.

– Альбом получился абсолютно разноплановый, несмотря на то что используется вполне привычный набор инструментов. Возможно, это связано с общим духом в студии, общей музыкальной волной?

– Вы правы. Во время записи мы часто вспоминали битловский White Album. Ни за что не поймешь, в каком стиле они на нем играют, на нем каждая вещь не похожа на предыдущую. Здесь так же каждая в своем ключе.

– Только ключи эти порой очень неожиданно пересекаются. Например "Эхо Москвы" и "Хруст" написаны под явным влиянием Майка Науменко и Depeche Mode.

– Насчет ассоциаций с Майком у меня созрел комментарий на эту тему. Так уж получилось, что Майк стал образцом русского ритм-н-блюза. По сути дела никого больше, кто бы так работал в этом жанре, нет. На Западе таких групп много, и эта атонально речетативная манера для них типична. Майк у нас сделал это первым. Ну ведь не Майк изобрел блюзовую гармонию. Не было цели и чтобы "Эхо Москвы" была похожа на Depeche Mode. Когда мы начали ее делать, мне хотелось, чтобы песня получилась нарочито акустической, чтобы этот гитарный риф, не соблазненный спецэффектами, прошел чистым звуком через всю песня. Когда же мы думали как все это усилить, запустили барабанную сетку, и стало скучно. А когда сыграли, увидели, что действительно есть что-то от Depeche Mode. Уверяю вас, это несознательное совпадение. По мне "Хруст" ближе к Тому Уэйтсу и Pink Floyd.



Видео: Youtube/пользователь: Фёдор Чистяков - official

– Ранее казалось, что вы намеренно ограждаетесь от действительности. Здесь же одни названия песен чего стоят. Вы следите за новостями?

– Телевизор я не смотрю принципиально, по мне это чистой воды зомбирование. Читаю новости в интернете, этого достаточно, чтобы быть в курсе. По своим убеждениям я человек верующий, христианин. Мне кажется, что на вопрос, за кого бы был Христос – за белых или за красных – ответ очевиден.

– Автором песен у вас назван некий Индиана Грей. Это реальный персонаж?

– Абсолютно реальный человек и автор этих песен. По определенным причинам он не выходит из тени и предпочитает оставаться под псевдонимом. У нас сложился такой творческий тандем. Он написал много песен, и некоторые из них я исполнил. Многие из них пришлось переработать, но основные идеи не мои. Я не хотел афишировать это раньше, но суть в том, что многие песни Индианы Грей легли в контекст альбома очень органично, хотя песни не мои.

– Давайте тогда просто пробежимся по песням альбома с вашими комментариями.

– "Песня одноглазого пирата" – первая присланная мне Индианой Грей. Когда я услышал ее, мне показалось, что она должна звучать в манере Nah Ney Nah группы Vaya Con Dios. После того как я услышал еще несколько вещей Индианы Грей, понял, что альбом надо писать срочно. Так, на одном дыхании были записаны "Пират" и "Дефолт".

  • В "Дефолте" есть определенное влияние The Beatles, которых я неизменно люблю, хотя все-таки мне ближе ритм-н-блюз и Deep Purple. Я всегда тяготел к импровизации Джона Лорда. Алексей Смирнов, лидер группы "Кафе" – большой знаток The Beatles. Он придумал применить метод пения в унисон, как это делали Леннон и Маккартни, в "Ордере на арест", где есть отсыл к битловской песне Papperback Writer. И в конце шикарный вокализ Алексея Смирнова. "Джеймс Бонд": когда я услышал эту песню, она звучала иначе и была куда мелодичнее, но у меня за образец был взят Петр Мамонов, и получился такой психоделический джаз. Припев должен немного напоминает песню Mister Sandman (группы The Chordettes ), а духовые хотели сделать в манере Майлза Дэвиса.


  • "Харлей Дэвидсон" – здесь ничего не изменено: куплет вышел кантри, припев – в русской народной традиции.


  • "Яйца Фаберже" – чистый рок-н-ролл.


  • "Хруст" в большей степени отображает поток новостей, о котором мы говорили, поэтому голос здесь, как у человека из телевизионного "ящика".


  • "Разведка боем": здесь музыкально встретились Pink Floyd и Том Уэйтс. Текст песни блюзовый, история о битве за Голливуд. Наверное, это образ битвы за мечту. И на фоне радужного припева возврат в трагический блюз и наступает катарсис. Вначале она была в манере чуть ли не в манере Константина Никольского, но все изменили.


  • "Большой барьерный риф": если есть проходная песня, то это она, сделанная в таком "ретро".


  • "Термоядерный ответ": музыка здесь тоже была совсем другая. Песня мне понравилась, но однажды мы сидели в студии, и наш гитарист Наиль Кадыров неожиданно сыграл рифф. Я стал под него что-то выть, мы поставили микрофон и живьем сыграли, как надо.


  • "Сувениры" – песня, в которой Алекcей предложил задействовать женский вокал, так мы познакомились с женской вокальной группой.


  • "Эхо Москвы": мы хотели сделать этот альбом образцовым, потому дали себе установка: треков на нем должно быть 12. Нужно было принять решение, что именно войдет, и насчет "Эха Москвы" были сомнения. Задумка была хорошая, но текст мне не нравился, в итоге начали экспериментировать, а текст доделывался в процессе записи.

    Фото предоставлено организаторами

    – Вы часто упоминаете группы, оказавшие на вас влияние. Не могли бы вы назвать, скажем, пять ваших любимых альбомов всех времен и народов?

    – Pink Floyd "Wish You Were Here", The Beatles "White Album", Genesis "Selling England by the Pound", Yes "9012" и Mambo Sinuendo Ray Cooder с Manuel Galbán.

    – Материал альбома "Без дураков" вы представите на концерте в YOTASPACE. Кроме того, скоро вы играете на фестивале "Дикая мята" – самом неформальном и неформатном летнем опен-эйре. Программа таких фестивалей часто подразумевает исполнение старых вещей.

    – Глава фестиваля Андрей Клюкин предложил сыграть полностью альбом "Песня о безответной любви к Родине". Он пришел на наш концерт, мы поговорили, но мне эта идея не понравилась. Мы не исполняем ряд вещей из этого альбома, а в другом виде организаторам не подходило. Андрей остался послушать новый материал и понял, о чем речь. Хотя на "Мяте", конечно же, будут и золотые хиты, но и с нового альбома мы что-то сыграем.

    – Многие музыканты переехали или переезжают в Москву. Вас такие мысли не посещают?

    – Я живу за городом и перебираться никуда не собираюсь. У меня здесь все сложилось. Москва – город, где возможностей больше, но я не сильно озабочен собственным карьерным продвижением, есть масса куда более важных вещей. Менять свою жизнь ради того, чтобы получить какие-то бонусы, не стану. Москва для меня слишком большая.

    Место: YOTASPACE

    Время: 16 июня, 20:00


    Сюжеты: Интервью с людьми искусства , Персоны

  • Поделиться в социальных сетях:

    Читайте также

    закрыть
    Обратная связь
    Форма обратной связи
    Прикрепить файл

    Отправить

    Яндекс.Метрика